95. Житие Сергия Радонежского; краткое содержание. Русский язык, литература

Краткое содержание — Житие Сергия Радонежского. Русский язык и литература

Преподобный Сергий Радонежский – это великий русский святой, посвятивший всю свою жизнь служению Богу. Еще находясь в утробе матери, уже было понятно, что это Божий человек. Так, однажды мать его стояла в храме и молилась за литургией, как вдруг из ее чрева раздался крик младенца, повторившийся трижды. Этим событием, которому никто не мог дать объяснение, была напугана не только сама мать, но и люди, находящиеся в тот момент на службе. После этого отец с матерью дали обет, что если родится мальчик, они принесут его в церковь и отдадут Богу на служение. Так и случилось.

Родился преподобный Сергий в Ростовской области от праведных Кирилла и Марии, которые были очень благородными и чистыми сердцем и пред Богом, и перед людьми. После рождения младенец не переставал удивлять своих родителей тем, что не кушал молока матери в постные дни и в дни, когда она вкушала мясо. Тем самым, будучи совсем крохой, он всей своей сущностью показывал свое божественное предназначение. На сороковой день, как подобает настоящему христианину, младенца окрестили, дав ему имя Варфоломей.

Отрочество

Семи лет отроду его отдали учиться грамоте. Помимо Варфоломея, у Кирилла и Марии было еще 2 сына – Стефан и Петр, которые в отличие от Варфоломея очень быстро схватывали учебный материал. За это его бранили не только родители, но и учитель, а он со слезами только молился в тайне, прося у Бога вразумления.

Однажды он встретил старца, который слезно молился на поле под дубом. Он увидел в отроке, что тот будет «обителью Святой Троицы», поведал это родителям Варфоломея и успокоил их, видя их беспокойство о том, что он кричал в утробе во время литургии, сказав, что Бог его избрал и отметил еще в материнской утробе. После того, как старец удалился, все удивились тому, что отрок стал абсолютно грамотным.

С раннего возраста Варфоломей начал очень строго поститься, а в среду и в пятницу вообще не вкушал никакой пищи. По ночам вставал молиться. Мать была очень обеспокоена таким поведением сына, ведь он был еще совсем мал для таких подвигов, в то время как сверстники его и не помышляли о посте. На это он ответил, испросив у матери благословения продолжать поститься, чтобы не пришлось ему идти против воли родительской, поскольку он был очень послушлив и почитал отца и мать. Отрок всей своей душой и телом стремился к Богу, читая святые писания и посещая богослужения.

Переезд в Радонеж

После нашествия татар, когда княжение Ростовское было передано Москве, очень тяжело было жить на этой обедненной земле, поэтому всем своим семейством Кирилл переехал в Радонеж. Варфоломей и на этой земле продолжал свой праведный путь, стремясь к иноческой жизни и отсекая все мирское, в то время как братья его женились.

После смерти родителей, он со своим братом Стефаном пошли искать пустынное место. Найдя это место в лесной чаще, постепенно они построили церковь, названную в честь Святой Троицы.

Постриг в монахи

Всю свою жизнь Варфоломей стремился к иноческой жизни и вот в 23 года игумен Митрофан совершил постриг Варфоломея в иноки в построенной им церкви с именем Сергий.

Жизнь в пустыни была нелегка и проходила в постоянной борьбе с бесами, с дьявольскими искушениями, со страстями. Но никто не мог тронуть преподобного, даже звери, приходившие из чащи, потому что благодать Божия была на нем. Сам же Сергий продолжал непрестанно молиться и поститься. Только благодаря этому он преодолевал искушения и нашествие бесов, которые прогоняли его из этой пустыни. Не хотели они, чтобы на этом месте был основан монастырь, где впоследствии он был игуменом, и Троицкая лавра, которые по сей день радуют всех своим благолепием.

Постепенно прибывали монахи и люди, желающие стать ими, так образовалась община, ставшая монастырем, а преподобный Сергий был его настоятелем. Много трудностей приходилось терпеть братии, особенно в нехватке пропитания, но Сергий поучал их, говоря: «Кто терпит до конца, тот спасется».

Чудеса преподобного Сергия

Однажды один благочестивый человек привез к преподобному своего умирающего сына и пока рассказывал про него и просил помощи, мальчик умер. Отец, огорчившись, что не успел помочь сыну, стал готовиться к его погребению, оставив его в келье монаха. Когда же пришел, чтобы облачить его в погребальные одежды, увидел, что сын его жив и здоров.

На реке Волга жил богатый вельможа, которого мучали бесы и никто с ним справиться не мог. Некоторые люди сжалились над ним и решили отвести его к святому в монастырь. Всю дорогу он неистово кричал, что не желает видеть Сергия, а когда подошли к стенам монастыря, его крик слышала даже братия. Тогда преподобный сказал, чтобы били в колокол, а сам молился. Вельможа немного притих, а когда предстал перед святым, тот перекрестил его держащим в руках крестом. Бесноватый отскочил от него и прильнул к луже, которая была рядом. Так он исцелился, а когда его спросили, почему он кричал и отскочил от Сергия, то он сказал, что увидел пламя, исходящее из креста и испугался, что сгорит от него, вот и бросился к воде.

Много чудес совершил преподобный Сергий, будучи в служении Богу на земле, и сейчас он продолжает помогать всем, кто просит у него помощи, находясь у престола Божия на Небесах.

В возрасте 78-ми лет преподобный Сергий отошел ко Господу, а от его тела распространилось благоухание. Похоронили его в святой обители, которая им была создана и названа в его честь.

Житие преподобного Сергия Радонежского может быть поучительным для тех, кто живет в поисках себя и истины в жизни. Кто стремится изменить себя в лучшую сторону, всегда найдет в нем все необходимые качества, такие как добродетель, любовь, смирение, терпение, кротость и как этого достичь.

Варфоломей родился в боярской семье, но в 23 года постригся в монахи и ушел в лес отшельником. Слава о необычном отшельнике разнеслась далеко и к нему стали присоединяться последователи.

За минуту

Варфоломей родился в боярской семье. Родители его не кичились своим положением, были честны и справедливы. С детства мальчику прививали трудолюбие и чувство долга.

Грамота Варфоломею давалась тяжело. Однажды мальчик встречает старца-черноризца, который благословляет его на успешную учебу. С тех пор учение стало даваться мальчику легко.

В 23 года Варфоломей принимает постриг, нарекается Сергием и уходит отшельником в лес. Здесь он нашел себе друга — бурого медведя. Скоро к Сергию стали присоединяться последователи и посреди леса появилась община. Построили 12 келий. После долгих уговоров монах принял игуменство. Даже приняв сан, Сергий не изменил своим аскетическим привычкам. В постройке церкви Святой Троицы общине помог архимандрит Симон.

Сергий был далек от интриг и войн, но когда возникла угроза со стороны орды Мамая, монах благословил на битву войско Димитрия. Битва закончилась победой русского воинства.

«Житие Сергия Радонежского» было написано в XV веке. Это произведение рассказывает о жизни человека, известного как Сергий Радонежский, причисленного впоследствии к лику святых.

Родился он на Тверской земле. Его отца звали Кириллом, а мать — Марией. Были они людьми благородными и благочестивыми. Когда мальчика крестили, ему дали имя Варфоломей. У Варфоломея было два брата, Стефан и Пётр.

В житии описывается множество чудес, связанных со святым. Самое первое чудо случилось ещё до его рождения: огда его мать Мария пришла в церковь, время богослужения неродившийся ребенок громко прокричал три раза. Священник же сказал, что мальчик будет слугой Святой Троицы.

Варфоломею долго не давалась грамота. Однажды мальчик встретил старца, рассказал ему своих неудачах и попросил помолиться о нём. Старец дал отроку кусок просфоры и сказал, что отныне Варфоломей будет хорошо знать грамоту. Так и случилось. Старец предсказал Кириллу и Марии, что их сын станет велик перед Богом и людьми.

С юных лет отрок мечтал посвятить себя Богу. Он не играл с другими детьми, постился, часто ходил в церковь и читал святые книги. Он просил родителей благословить его на монашество. Однако Кирилл и Мария попросили сына отложить исполнение своей мечты до их смерти. Варфоломей почитал родителей, поэтому послушался. Его брат Стефан тоже принял монашество и по просьбе Варфоломея пошёл с ним искать место для пустыни. Братья нашли место, построили хижину и срубили небольшую церковь, которую назвали во имя Святой Троицы.

Варфоломей позвал к себе в пустынь старца игумена Митрофана, который постриг Варфоломея в монашество и нарек Сергием. Сергию тогда было немногим больше двадцати лет.

Инок жил в пустыни, трудился и молился. Его пытались устрашить полчища бесов. К нему приходили животные.

Некоторые монахи селились вместе с ним. Каждый из монахов сам построил себе келью. После долгих уговоров братии и по велению епископа Сергий согласился стать игуменом и священником.

Сергий был очень скромным и много трудился. По его молитве возник источник с целебной водой. В обители происходило много чудес. Молитва Сергия исцеляла больных, и даже оживила уже умершего ребенка. Преподобный Сергий велел отцу молчать об этом чуде — о нем поведал ученик Сергия.

Великий князь Дмитрий приходил к Сергию за благословением перед битвой с Мамаем. Сергий, находясь в монастыре, предсказал победу Дмитрия, знал, как проходила битва и назвал по именам павших.

Преподобный предвидел свою кончину за шесть месяцев и поручил игуменство своему любимому ученику Никону.

Варфоломей родился в семье бояр, которые не красовались своим положением и были весьма справедливыми и честными людьми. Семилетнему Варфоломею трудно давалась грамота. Но любовь к родной природе и чувство долго и ответственности родители привили ему с ранних лет. Разыскивая пропавших жеребят, мальчик наталкивается на старца-черноризца. У него юный Варфоломей просит о молитве за свою успешную учебу.

Старец благословил мальчика просфорой. Варфоломей привел его к родителям. Уже в доме мудрый странник заставил мальчика читать псалмы. Родители удивились легкости, с которой сыну удалось прочесть тексты. Позже Варфоломей решается на серьезный шаг. В 23 года Варфоломей принимает постриг и нарекается Сергием.

Оставшись в лесу наедине с молитвой, Сергий проверял на прочность свою веру, опасаясь испугаться отшельничества, как его брат Стефан. Даже здесь нашел он друга. Угощая медведя хлебом, постепенно Сергий приручил лесного зверя.

Слухи об аскете разнеслись по округе. К закаленному монаху вскоре присоединились последователи. Сергий удивил их своей телесной мощью и здоровьем. Построили они 12 келий среди леса.

Сергия долго уговаривали принять игуменство. Поддавшись натиску общины, он не изменил своим привычкам и проводил все обряды самостоятельно. Немало помог в постройке церкви Святой Троицы общине архимандрит Симон. Но даже это рвение не сделало общину богаче. Однажды из-за недостатка еды и двухдневного голода поднялась смута среди последователей. Изменило ситуацию нежданное прибытие повозок с хлебом и прочими яствами.

Сергий был далек от интриг, заговоров и политики. Ему было по душе слушать музыку леса, размышлять, молиться. Но угроза со стороны орды Мамая поставила Сергия перед серьезным выбором. Ему предстояло благословлять воинов на битвы, кровопролитие. Благословил он на битву войско Димитрия. Несмотря на многочисленные жертвы, победой завершилось для полководца сражение.

Сергий умер 25 сентября 1392 года. Оставил он после себя не только свою взлелеянную обитель – Троице-Сергиеву лавру. Его ученики сеяли веру и строили храмы по всей стране, передавая мудрость и жизненную силу наставника через многие поколения.

Детство Сергия в доме родительском для нас в тумане. Все же общий некий дух можно уловить из сообщений Епифания, ученика Сергия, первого его биографа.

По древнему преданию, имение родителей Сергия, бояр Ростовских Кирилла и Марии, находилось в окрестностях Ростова Великого, по дороге в Ярославль. Родители, «бояре знатные», по-видимому, жили просто, были люди тихие, спокойные, с крепким и серьезным складом жизни. Хотя Кирилл не раз сопровождал в Орду князей Ростовских, как доверенное, близкое лицо, однако сам жил небогато. Ни о какой роскоши, распущенности позднейшего помещика и говорить нельзя. Скорей напротив, можно думать, что домашний быт ближе к крестьянскому: мальчиком Сергия (а тогда – Варфоломея) посылали за лошадьми в поле. Значит, он умел и спутать их, и обротать. И подведя к какому-нибудь пню, ухватив за челку, вспрыгнуть, с торжеством рысцою гнать домой. Быть может, он гонял их и в ночное. И, конечно, не был барчуком.

Родителей можно представить себе людьми почтенными и справедливыми, религиозными в высокой степени. Известно, что особенно они были «страннолюбивы». Помогали бедным и охотно принимали странников. Вероятно, в чинной жизни странники – то начало ищущее, мечтательно противящееся обыденности, которое и в судьбе Варфоломея роль сыграло.

Есть колебания в годе рождения святого: 1314–1322. Жизнеописатель глухо, противоречиво говорит об этом.

Как бы то ни было, известно, что 3 мая у Марии родился сын. Священник дал ему имя Варфоломея, по дню празднования этого святого.

Особенный оттенок, отличающий его, лежит на ребенке с самого раннего детства.

Семи лет Варфоломея отдали учиться грамоте, в церковную школу, вместе с братом Стефаном. Стефан учился хорошо. Варфоломею же наука не давалась. Как и позже Сергий, маленький Варфоломей очень упорен и старается, но нет успеха. Он огорчен. Учитель иногда его наказывает. Товарищи смеются и родители усовещивают. Варфоломей плачет одиноко, но вперед не двигается.

Теперь он – очень удрученный неудачами – нашел не то, чего искал. Под дубом встретил «старца черноризца, саном пресвитера». Очевидно, старец его понял.

– Что тебе надо, мальчик?

Варфоломей сквозь слезы рассказал об огорчениях своих и просил молиться, чтобы Бог помог ему одолеть грамоту.

И под тем же дубом стал старец на молитву. Рядом с ним Варфоломей – через плечо недоуздки. Окончив, незнакомец вынул из-за пазухи ковчежец, взял частицу просфоры, благословил ею Варфоломея и велел съесть.

– Это дается тебе в знак благодати и для разумения Священного Писания. Отныне овладеешь грамотою лучше братьев и товарищей.

О чем они беседовали дальше, мы не знаем. Но Варфоломей пригласил старца домой. Родители приняли его хорошо, как и обычно странников. Старец позвал мальчика в моленную и велел читать псалмы. Ребенок отговаривался неумением. Но посетитель сам дал книгу, повторивши приказание.

Тогда Варфоломей начал читать, и все были поражены, как он читает хорошо.

А гостя накормили, за обедом рассказали и о знамениях над сыном. Старец снова подтвердил, что теперь Варфоломей хорошо станет понимать Св. Писание и одолеет чтение. Затем прибавил: «Отрок будет некогда обителью Преев. Троицы; он многих приведет за собой к уразумению Божественных заповедей».

С этого времени Варфоломей двинулся, читал уже любую книгу без запинки, и Епифаний утверждает – даже обогнал товарищей.

В истории с его учением, неудачами и неожиданным, таинственным успехом видны в мальчике некоторые черты Сергия: знак скромности, смирения есть в том, что будущий святой не мог естественно обучиться грамоте. Заурядный брат его Стефан лучше читал, чем он, его больше наказывали, чем обыкновеннейших учеников. Хотя биограф говорит, что Варфоломей обогнал сверстников, но вся жизнь Сергия указывает, что не в способностях к наукам его сила: в этом ведь он ничего не создал. Пожалуй, даже Епифаний, человек образованный и много путешествовавший по св. местам, написавший жития св. Сергия и Стефана Пермского, был выше его как писатель, как ученый. Но непосредственная связь, живая, с Богом, обозначилась уже очень рано у малоспособного Варфоломея. Есть люди, внешне так блестяще одаренные, – нередко истина последняя для них закрыта. Сергий, кажется, принадлежал к тем, кому обычное дается тяжко, и посредственность обгонит их – зато необычайное раскрыто целиком. Их гений в иной области.

И гений мальчика Варфоломея вел его иным путем, где менее нужна наука: уже к порогу юности отшельник, постник, инок ярко проступили. Больше всего любит он службы, церковь, чтение священных книг. И удивительно серьезен. Это уже не ребенок.

Главное же: у него является свое. Не потому набожен, что среди набожных живет. Он впереди других. Его ведет – призвание. Никто не принуждает к аскетизму – он становится аскетом и постится среды, пятницы, ест хлеб, пьет воду, и всегда он тихий, молчаливый, в обхождении ласковый, но с некоторой печатью. Одет скромно. Если же бедняка встретит, отдает последнее.

Замечательны и отношения с родными. Конечно, мать (а может, и отец) давно почувствовала в нем особенное. Но вот казалось, что он слишком изнуряется. Она его упрашивает не насиловать себя. Он возражает. Может быть, из-за его дарений тоже выходили разногласия, упреки (лишь предположение), но какое чувство меры! Сын остается именно послушным сыном, житие подчеркивает это, да и факты подтверждают. Находил Варфоломей гармоничность, при которой был самим собой, не извращая облика, но и не разрывая с тоже, очевидно, ясными родителями. В нем не было экстаза, как во Франциске Ассизском. Если бы он был блаженным, то на русской почве это значило б: юродивый. Но именно юродство ему чуждо. Живя, он с жизнью, с семьей, духом родного дома и считался, как и с ним семья считалась. Потому к нему неприменима судьба бегства и разрыва.

А внутренно, за эти годы отрочества, ранней юности, в нем накоплялось, разумеется, стремление уйти из мира низшего и среднего в мир высший, мир незамутненных созерцаний и общенья непосредственного с Богом.

Этому осуществиться надлежало уж в других местах, не там, где проходило детство.

Выступление

Трудно вообще сказать, когда легка была жизнь человеческая. Можно ошибиться, называя светлые периоды, но в темных, кажется, погрешности не сделаешь. И без риска станешь утверждать, что век четырнадцатый, времена татарщины, ложились камнем на сердце народа.

Правда, страшные нашествия тринадцатого века прекратились. Ханы победили, властвовали. Относительная тишина. И все же: дань, баскаки, безответность и бесправность даже пред татарскими купцами, даже перед проходимцами монгольскими, не говоря уж о начальстве. И чуть что – карательная экспедиция: «егда рать Ахмулова бысть», «великая рать Туралыкова», – а это значит: зверства, насилия, грабеж и кровь.

Но и в самой России шел процесс мучительный и трудный: «собирание земли». Не очень чистыми руками «собирали» русскую землицу Юрий и Иван (Калита) Даниловичи. Глубокая печаль истории, самооправдание насильников – «все на крови!». Понимал или нет Юрий, когда при нем в Орде месяц водили под ярмом его соперника, Михаила Тверского, что делает дело истории, или Калита, предательски губя Александра Михайловича? «Высокая политика» или просто «растили» свою вотчину московскую – во всяком случае уж не стеснялись в средствах. История за них. Через сто лет Москва незыблемо поднялась над удельною сумятицей, татар сломила и Россию создала.

Ссылка на основную публикацию