Русская православная церковь не согласилась с «самочинством» УПЦ

Причина обиды патриарха Кирилла и Священного Синода РПЦ на Константинопольского патриарха известна: всего за пару лет — стремительно по церковным меркам — Варфоломей отказался от нейтралитета в вопросе канонической принадлежности украинских приходов и заявил о намерении в одностороннем порядке, без одобрения всех поместных церквей, предоставить Украинской православной церкви независимость от РПЦ.

Сегодня российское государство не только не может помочь своей церкви, но само является первопричиной церковного раскола

Нынешний церковный кризис — редкий случай в русской истории, когда российское государство не только не может помочь своей церкви, но само является первопричиной нынешнего раскола. Может ли этот конфликт разрушить симфонию церкви и государства в современной России? То есть втолкнуть Россию в современность, предполагающую подлинную сепарацию духовной и мирской властей?

Русская православная церковь не согласилась с «самочинством» УПЦ

Фото: Ilya Naymushin / Reuters

Российское государство в свою очередь также заинтересовано в церкви. Прежде всего, Кремлю нужна такая церковь, которая поддерживала бы в населении не только веру, но и традиционно связанную с ней покорность воле высших небесных и заодно земных сил. Годами пестуемая церковью чувствительность к вопросам чести и достоинства «православных» была с готовностью подхвачена властями, когда после всплеска свободомыслия и неповиновения 2011–2012 годов понадобилось осадить либеральную общественность. Дело Pussy Riot поставило РПЦ на одну доску с пренебрегшим правом судом, отправившим участниц панк-молебна в колонию за «хулиганство, мотивированное религиозной ненавистью». Наконец, церковь нужна верховной власти как уникальная площадка для регулярной, при этом вполне органичной демонстрации национальной «особости», приверженности исконным русским ценностям и идеалам нравственности. Публичное появление на литургии намного дешевле организации «прямых линий».

Екатерина Кузнецова, кандидат политических наук, автор готовящейся к изданию книги «Кремлевский парадокс: сила и слабость русских правителей» (в соавторстве с Э. Люттваком)

Заявление представителей Украинской православной церкви (УПЦ) Московского патриархата (МП) о независимом от Российской православной церкви (РПЦ) статусе является «самочинным» и не может быть принято. Это постановил Священный синод РПЦ 7 июня.

«Решение об изменении статуса УПЦ может быть принято лишь в рамках канонической процедуры, включающей постановление Поместного собора РПЦ, – говорится в решении Синода РПЦ. – Самочинные действия по изменению статуса УПЦ могут привести к появлению нового раскола». Синод РПЦ «с прискорбием отметил сохраняющееся давление на архиереев, священнослужителей, монашествующих и мирян УПЦ со стороны представителей украинской государственной власти и экстремистски настроенной части украинского общества».

Синод передал крымские епархии, которые находились в ведении УПЦ, в прямое подчинение патриарха Кирилла. Это объясняется «необходимостью сохранения действенной канонической и административной связи с центральной церковной властью для благополучного течения церковной жизни». На территории республики, которая с 2014 г. находится в составе РФ, будет образована Крымская митрополия.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 5 июня охарактеризовал заявление Собора УПЦ как «раскол» и отметил, что разделение, «совершенное ради любых политических, социальных или иных человеческих целей», не может быть оправдано: «Оно лишает человека самого главного – общения с Богом».

Политолог Алексей Макаркин считает, что заявление Синода о создании Крымской митрополии говорит об усилении конфликта между РПЦ и УПЦ: «Немалая часть верующих не готова к полному отделению от Московской патриархии, но сейчас и нет механизма отделения. Москва не будет давать автокефалию УПЦ». Член Совета по правам человека Александр Верховский полагает, что заявление УПЦ о независимости может привести к «началу длительного переговорного процесса между разными ветвями украинского православия».

Он указал, что «прием крымских православных» в подчинение патриарха Кирилла «принципиально отличается от всего, что раньше делалось»: «Ранее принадлежность Церкви не зависела от государственной принадлежности. Например, в Абхазии епархии так и относятся к Грузинской православной церкви». «Существует еще несколько епархий УПЦ, где таким же образом можно было бы ввести управление из Москвы», – считает Верховский. С ним согласен руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.

На заседании Синода председатель отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион отчитался о рабочей поездке в Венгрию: он встретился с вице-премьером правительства Венгрии Жолтом Шемьеном и от имени РПЦ выразил благодарность Венгрии «за твердую позицию в отношении недопустимости включения» патриарха Кирилла в санкционный список ЕС. Позже на заседании Синода было объявлено о переназначении митрополита Илариона: он перестает быть председателем отдела внешних церковных связей и становится управляющим Будапештско-Венгерской епархией.

Лункин полагает, что это логичное действие в условиях усиления противостояния Церквей. По его словам, митрополит Иларион «умел найти общий язык с обеими сторонами и тем самым сохранить баланс».

Русская Православная Церковь — самая крупная автокефальная церковь в мире. Ее историю относят к апостольским временам. Русская Церковь пережила раскол, падение монархии, годы богоборчества, войны и гонения, падение СССР и становление новой канонической территории. Мы собрали тезисы, которые помогут вам лучше узнать историю Русской Православной Церкви. Русская Православная Церковь: история История Русской Православной Церкви начинается […]

Русская Православная Церковь — самая крупная автокефальная церковь в мире. Ее историю относят к апостольским временам. Русская Церковь пережила раскол, падение монархии, годы богоборчества, войны и гонения, падение СССР и становление новой канонической территории. Мы собрали тезисы, которые помогут вам лучше узнать историю Русской Православной Церкви. Русская Православная Церковь: история История Русской Православной Церкви начинается […]

Русская православная церковь не согласилась с «самочинством» УПЦ

Русская Православная Церковь — самая крупная автокефальная церковь в мире. Ее историю относят к апостольским временам. Русская Церковь пережила раскол, падение монархии, годы богоборчества, войны и гонения, падение СССР и становление новой канонической территории. Мы собрали тезисы, которые помогут вам лучше узнать историю Русской Православной Церкви.

Русская Православная Церковь: история

  • История Русской Православной Церкви начинается еще с апостольских времен. Когда ученики Христа ушли нести Слово Божие людям, путем апостола Андрея оказалась территория будущей Руси. Существует легенда о том, что апостол Андрей пришел на Крымскую землю. Люди, жившие там были язычниками и поклонялись идолам. Апостол Андрей проповедовал им Христа.
  • Тем не менее, от того времени, как по территории будущей Руси ходил апостол до Крещения Руси прошло девять веков. Многие считают началось истории Русской Церкви апостольские времена, для других же «точкой отсчета» становится Крещение Руси в 988 году, а третьи считают, что Русская Православная Церковь родилась в IV веке. В 1448 году появилась первая Автокефальная церковная организация, ее центр располагался в Москве. Тогда русские епископы впервые избрали митрополита Иону, как Предстоятеля Церкви без участия Константинопольского Патриархата.
  • В 1589—1593 годы Автокефалию признали формально и Церковь обрела самостоятельность. Изначально при Патриархе не было действующего Собора епископов — Священного Синода, что отличало Русскую Православную Церковь от других Церквей.
  • Пережила Русская Православная Церковь и сложные страницы собственной истории. А именно церковную реформу, когда появился термин «старообрядцы».
  • Во времена Петра I государственным органом, исполнявшим функцию общецерковного управления стал Священный Синод. Из-за нововведений царя духовенство стало довольно замкнутым обществом, а Церковь потеряла финансовую независимость.
  • Но самые трудные времена для Русской Православной Церкви настали в годы богоборчества после падения монархии. К 1939 году Церковь была практически уничтожена. Многие священнослужители осуждены или убиты. Гонения не позволяли верующим открыто молиться и посещать храмы, а сами храмы были осквернены или уничтожены.
  • После распада СССР, когда прекратились репрессии над Церковью и духовенством, проблемой стала «каноническая территория» Русской Православной Церкви, так как многие бывшие республики отделились. Благодаря акту о каноническом общении, поместные Церкви остались «неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви».
  • В октябре 2011 года Священный Синод утвердил реформу епархиального устройства с трехступенчатой системой управления — Патриархат — митрополия — епархия.

Русская Православная Церковь: устройство и управление

Порядок Церковной иерархии в современной Русской Православной Церкви выглядит так:

  1. Патриарх
  2. Митрополит
  3. Епископ
  4. Священник
  5. Диакон

Патриарх

Предстоятелем Русской Православной Церкви с 2009 года является Патриарх Кирилл.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл был избран на Предстоятельское служение на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 27-28 января 2009 года.

Структура Русской православной церкви (митрополии, епархии)

В Русской Православной Церкви более трехсот епархий, которые объединены в митрополии. Изначально в Русской Православной Церкви звание митрополита присваивали только Предстоятелю. Митрополиты и сейчас решают важнейшие вопросы в Русской Православной Церкви, но ее главой все же является Патриарх.

Список митрополий Русской Православной Церкви:

Алтайская митрополия
Архангельская митрополия
Астраханская митрополия
Башкортостанская митрополия
Белгородская митрополия
Брянская митрополия
Бурятская митрополия
Владимирская митрополия
Волгоградская митрополия
Вологодская митрополия
Воронежская митрополия
Вятская митрополия
Донская митрополия
Екатеринбургская митрополия
Забайкальская митрополия
Ивановская митрополия
Иркутская митрополия
Калининградская митрополия
Калужская митрополия
Карельская митрополия
Костромская митрополия
Красноярская митрополия
Кубанская митрополия
Кузбасская митрополия
Курганская митрополия
Курская митрополия
Липецкая митрополия
Марийская митрополия
Минская митрополия (Белорусский экзархат)
Мордовская митрополия
Мурманская митрополия
Нижегородская митрополия
Новгородская митрополия
Новосибирская митрополия
Омская митрополия
Оренбургская митрополия
Орловская митрополия
Пензенская митрополия
Пермская митрополия
Приамурская митрополия
Приморская митрополия
Псковская митрополия
Рязанская митрополия
Самарская митрополия
Санкт-Петербургская митрополия
Саратовская митрополия
Симбирская митрополия
Смоленская митрополия
Ставропольская митрополия
Тамбовская митрополия
Татарстанская митрополия
Тверская митрополия
Тобольская митрополия
Томская митрополия
Тульская митрополия
Удмуртская митрополия
Ханты-Мансийская митрополия
Челябинская митрополия
Чувашская митрополия
Ярославская митрополия

Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.

Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!

Для реального влияния религии на состояние общества имеют значение не те, кто пассивно соглашается с причислением себя к какой-то конфессии, а те, кто слушает проповеди, активно участвует в приходской жизни

Традиция демонстрировать близость к Русской православной церкви (РПЦ) досталась современной российской власти от ее основателя, Бориса Ельцина. Пытаясь создать традиции и ритуалы новой российской власти, он целенаправленно отталкивался от всего советского, делая ставку на то, что при советской власти порицалось. Нельзя забывать и о популярном тогда тезисе о «России, которую мы потеряли». Предполагалось, что отказ от государственного атеизма вернет Россию к тому состоянию, в котором она была до большевиков, т. е. сделает ее православной страной.

Свою роль сыграло и нескрываемое тогда желание равняться на США, где уровень религиозности населения крайне высок и потому, несмотря на отделение государства от Церкви, политик не только не может быть антиклерикалом, но должен так или иначе демонстрировать религиозность.

С тех пор прошло более 20 лет. Нарочитая воцерковленность чиновников и силовиков стала чем-то обыденным, при том что уровень воцерковленности населения за эти годы так и не достиг не то что американских, но даже и европейских показателей.

В Православной церкви Пасха является самым главным праздником и посещаемость храмов в эти дни максимальная в году. Но, по данным МВД, в 2017 г. в пасхальных богослужениях приняли участие 4,3 млн человек. Население России – 143,5 млн человек, и легко вычислить, что до храмов дошли в пасхальную ночь 3% населения.

Николай Эппле: Шоковая терапия мифологического сознания

Конечно, можно записать в верующие всех, кто носит крестики, клеит в машинах иконки и иногда заходит в церковь поставить свечку. Это выгодно руководству РПЦ, это интересно для социологов, изучающих религиозность населения, но в практическом смысле ничего не дает. Для реального влияния религии на состояние общества имеют значение не те, кто пассивно соглашается с причислением себя к какой-то конфессии, а те, кто слушает проповеди, активно участвует в приходской жизни и уж тем более не пропускает важные для своей конфессии праздники.

Поэтому легко увидеть разницу между влиянием, например, католической церкви в Польше или религии вообще в США и тем, что происходит в России. Вопреки многолетним призывам руководства РПЦ регулярно и постоянно посещать храмы это делают лишь 3% наших сограждан. В практическом смысле это и есть мобилизационный ресурс РПЦ в его самом максимальном значении. Очевидно, что реальное влияние руководства РПЦ на население страны и того меньше: одно дело – пасхальный максимум, наблюдаемый раз в году, а другое – посещаемость обычной воскресной службы и, соответственно, аудитория звучащей там проповеди.

Опора на столь откровенное меньшинство ничего не дает в электоральном смысле, и даже наоборот: активно подыгрывая воцерковленному меньшинству населения и назойливо демонстрируя свои клерикальные симпатии, политическая элита фактически противопоставляет себя подавляющему нецерковному большинству граждан России.

Можно понять РПЦ, которая с максимальной выгодой для себя использует религиозные сантименты высшего руководства страны, но логику самого руководства понять сложно: весьма странно демонстративно солидаризироваться с меньшинством населения, делая вид, что опираешься на большинство. Если даже в России 1917 г., где большинство населения действительно было религиозным, Церковь никак не смогла помочь царской власти в трудное для нее время, то чем может помочь власти в 2017 г. Церковь, которая способна мобилизовать всего-то 3% населения?

Отдельная тема для разговора – эффективность вложений. С 1988 г., когда власти перестали мешать Церкви и начали ей помогать, в религиозную пропаганду были вложены космические деньги. Все последние годы страна живет в религиозной лихорадке: строятся новые храмы, идет постоянная религиозная пропаганда на всех уровнях, Церковь требует доступа в школы и вузы – и на фоне этого всего мы год за годом наблюдаем стабилизацию воцерковленного населения на уровне статистической погрешности.

Не пришло ли время посмотреть на отношения государства и Церкви с реалистичных позиций?

Автор – президент Института развития и модернизации общественных связей, Екатеринбург

Русская православная церковь не согласилась с «самочинством» УПЦ

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Русская православная церковь не согласилась с «самочинством» УПЦ

Заседание Поместного Собора Русской Православной Церкви в 2009 г. Храм Христа Спасителя, г. Москва

Современная Русская Православная Церковь объединяет около 300 епархий’

— местных церквей в пределах административных границ областей или краев. Епархии возглавляются архиереями (епископами). [1]

Для удобства управления епархии делятся на благочиния, которые объединяют определенное количество приходов. Приход — это минимальное каноническое подразделение Православной Церкви. Так называется община православных христиан из священнослужителей, церковнослужителей и мирян, объединенных при одном храме. Приход имеет статус юридического лица и регистрируется государственными органами. Руководит приходом иерей-настоятель. Причт небольшого православного прихода состоит из священника, диакона и псаломщика. Каждый приход, представляя собой лицо Вселенской Церкви, является в то же время особым церковным микромиром, жизнь в котором зависит от служения настоятеля, священников и самих прихожан.

Кроме приходов, в епархии входят также монастыри, духовные образовательные учреждения, братства, сестричества, миссии и многие другие церковные учреждения (о видах деятельности Русской Православной Церкви в современную эпоху см. § 20, п.З).

Взаимоотношения Русской православной церкви со светской властью в патриарший и синодальный периоды

В преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» подчеркивается особая роль православия в истории России, становлении и развитии ее духовности и культуры. Русская православная церковь (РПЦ) представляет собой особый тип религиозного объединения. Ныне действующая церковная организация объединяет десятки миллионов приверженцев, она непосредственно связана со становлением и развитием государственности и общественного самосознания русского народа. Статус РПЦ несовместим с ее непосредственным участием в государственном управлении, однако духовный авторитет Церкви содействует начинаниям исполнительной власти, укрепляя тем самым устои российской государственности.

Независимость РПЦ связывается с фактом предоставления в 1589 г. Константинопольским патриархатом автокефалии Русской церкви [1] . С точки зрения канонического права автокефалия означает независимость, самоуправление православных церквей – Болгарской, Сербской, Русской, Элладской, Румынской, Албанской и др. Учреждение патриаршества в Русской церкви относится к 1589 г. Первый Патриарх Московский и всея Руси Иов был поставлен при участии Вселенского Патриарха Иеремии 11 во время царствования Федора Иоанновича. Механизм взаимоотношений РПЦ и государственной власти подвергался неоднократным изменениям как в патриарший (1589–1721), так и в синодальный (1721–1918) периоды.

Богоборчество в постреволюционную эпоху

Захват власти в России большевиками и последующие десятилетия характеризуются активным богоборчеством во всех его проявлениях: от осквернения святынь Русской православной церкви до физического уничтожения ее иерархов. Советская власть рассматривала и сугубо церковные проблемы, непосредственно затрагивающие статус высших органов управления РПЦ. В 1925– 1943 гг. советские власти препятствовали избранию высшего иерарха Русской православной церкви. В это же время заметно усилились и иные проявления религиозной нетерпимости, выразившиеся в ужесточении репрессивной, антицерковной политики государственного атеизма. Государственный режим стремился разрушить вековые устои духовности, основанной на традициях православного миросозерцания. Этот период ознаменован начавшимся в 1928 г. и продолжавшимся вплоть до Великой Отечественной войны массовым закрытием церквей: из имевшихся в 1928 г. более 30 тыс. приходов (две трети от довоенного количества) в ведении РПЦ к 1941 г. осталось 4,5 тыс. [2]

Взаимоотношения Русской православной церкви со светской властью в советский период

В православной традиции сформировалось представление о симфонии духовной и светской власти как об идеальной форме взаимоотношений Церкви и государства. Симфония предполагает предоставление Церкви и верующим условий для свободной церковной жизни, ведущей верующих к вечному спасению, «да тихое и безмолвное житие поживем, во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2, 2).

Поскольку, по слову Божию, «мир во зле лежит» (1 Ин. 5, 19), идеал такой симфонии никогда в полной мере не осуществлялся. В результате петровских реформ симфония была фактически заменена системой государственной церковности, при которой государство лишало Церковь полной самостоятельности.

В двадцатом же веке, после большевистского переворота, началось беспрецедентное гонение на Церковь в России. В годы его Промыслом Божиим Русская Церковь явила великий сонм святых Новомучеников и Исповедников Российских. Не все устояли в годину гонений. Некоторые священнослужители и миряне, поправ правду Божию, способствовали гонителям в их действиях, направленных на разрушение Церкви. Подобные деяния ни при каких обстоятельствах не могут быть допустимы и оправданы; они заслуживают всякого осуждения, дабы предотвратить повторение их в случае, если Господь попустит возобновление гонений.

В условиях гонений проявились разные подходы к осмыслению отношений Церкви и государства. Одни церковные деятели сочли необходимым выбрать путь компромисса с властью, враждебной Церкви, ради сохранения церковных структур для открытого служения народу Божию. Другие отвергали этот путь. В конечном итоге, и те, и другие подвергались жестоким репрессиям. Эти два подхода отразились в печальных разделениях в Русской Церкви, постепенно изжитых в последующие десятилетия.

С учетом горького опыта Церкви в ХХ веке и основываясь на свидетельстве Новомучеников, необходимо разграничить, что допустимо и что недопустимо в отношениях между Церковью и государством, особенно таким государством, которое преследует цель полного уничтожения Церкви и веры Христовой. Православные христиане пришли к ясному пониманию недопустимости абсолютизации государственной власти. Неприемлемо, в частности, употребление текстов Священного Писания (например, Рим. 13, 1-5) несоответствующее толкованию и духу Святых Отцов. Земная и временная власть государства признается ценной в той мере, в какой его сила используется для поддержания добра и ограничения зла.

Об отношениях Церкви и государства пространно говорилось в документе, важном для истории и самопонимания Русской Зарубежной Церкви — Окружном послании Собора русских Заграничных архиереев 1933 года:

«Пока Церковь существует на земле, она остается тесно связанной с судьбами человеческого общества и не может быть представлена вне пространства и времени. Для нее невозможно стоять вне всякого соприкосновения с такой могущественной организацией общества, как государство, иначе ей пришлось бы уйти из мира. Попытка разграничить между Церковью и государством сферы влияния по принципу: первой принадлежит душа, а второму — тело человека, — никогда, конечно, не достигает цели, потому что человека только в отвлечении можно разделить на две отдельные части, в действительности же они составляют одно неразрывное целое, и только смерть расторгает этот союз между ними. Поэтому и принцип отделения Церкви от государства не получает никогда своего полного осуществления в реальной жизни».

По этому вопросу также высказывался Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви:

«Во всем, что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны. Когда же исполнение требования закона угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершения иного несомненного греха перед Богом и ближним, христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией и спасения своей души для Вечной жизни. Он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения» (IV. 9).

«Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах. Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении» (III. 5).

Церковь призвана оказывать духовное влияние на государство и его граждан, свидетельствуя о Христе, защищая нравственные устои общества. Взаимодействуя с государством ради блага народа, Церковь, однако, не должна принимать на себя государственных функций. Государство же не должно вмешиваться во внутреннее устройство, управление или жизнь Церкви. Церкви надлежит поддерживать все добрые начинания в государстве, в то же время противостоять злу, безнравственным и вредным общественным явлениям и всегда твердо исповедовать Правду, а при наступлении гонений продолжать открыто свидетельствовать истину и быть готовой следовать путем исповедничества и мученичества ради Христа.

Ссылка на основную публикацию