Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Житие Сергия Радонежского представляет собой своеобразный культурный идеал Святой Руси, состоящий из различных аспектов.

В создании образа Сергия Радонежского немаловажную роль играет и политика, и суровая аскеза, и аналогия с самим Спасителем, которую легко проследить в агиографической литературе, и, наконец, различные чудеса и знамения. Зарождение самобытной русской монашеской традиции связано прежде всего с именем Феодосия Печерского, а ее возрождение случилось благодаря стараниям Сергия Радонежского. Его жизнь совпала со сложнейшим периодом в истории средневековой Руси — апогеем татаро-монгольского ига.

Ослабление иноческого подвижничества в первый век ига связано с духовным спадом внутри русского общества, тяжело переживавшего экономическую и политическую зависимость. Так, за первые сто лет ига было основано не более трех десятков новых монастырей, зато в последующие 100 лет их число превысило 150. Развитие монашеской жизни — это своеобразный барометр внутреннего состояния средневекового русского общества. Фигура Сергия Радонежского олицетворяла собой новый идеал иноческого уклада, ведь он начинал свой путь именно как монах-пустынник. Таким образом, если ранее все монастыри возникали в городах или под их стенами, то теперь наметилась тенденция к своего рода духовной колонизации. Огромное количество земель было освоено вдали от городов, что имело значение не только для культуры, но и для развития сельского хозяйства. Русские монастыри представляли собой форпост обороны от внезапных нападений татаро-монголов: за их мощными стенами находили убежище жители окрестных деревень. Заметим, что европейские монастыри, не выполняя чисто оборонительную функцию, становились скорее местом сосредоточения письменной культуры того времени.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Данилов монастырь в Москве. Источник: pravoslavniy-mayak.ru

Специфика иноческого подвига Сергия Радонежского заключалась не только в его стремлении к уединению, но и в так называемом деятельном исихазме. Это религиозное движение (от греч. «исихия» — безмолвие), зародившееся на Афоне, основывается на практике безмолвной молитвы, постижение которой возможно непосредственно из опыта духовного учителя — старца. Именно Сергий Радонежский воплотил эту мистическую традицию русского монашества, предполагающую суровейшие обеты ухода от жизни: молчание, пребывание в постоянном труде, молитвенное созерцание, в котором отражалось взаимодействие Бога и мира.

Сергий Радонежский, как и Феодосий Печерский (с которым его часто сравнивают), происходили из богатых боярских родов, но, согласно раннехристианской житийной традиции, оба еще в юношестве отказались от наследства, предпочтя всю свою жизнь провести в аскетичном духовном поиске. Так, простой крестьянин, приехавший к Сергию Радонежскому в зените его славы, застал святого, трудящегося в нищенском облачении на огороде. Родной брат Стефан, который, овдовев, решил присоединиться к подвижническому подвигу Сергия, не выдержал тяжелых условий быта и ушел из пустыни в Богоявленский монастырь в Москве.

В семье кроме будущего святого, который тогда носил имя Варфоломея, было еще два брата — Петр и Стефан. Всех троих родители учили грамоте, однако Варфоломею наука никак не давалась. Родители и учителя бранили его, а сам он часто горевал, смиренно прося Бога вразумить его. Однажды сокрушенный отрок, пася жеребят, встретил возле старого дуба старца в иноческой одежде, который стал ласково расспрашивать Варфоломея о его жизни. Юноша поведал о своей скорби, попросив загадочного монаха помолиться Богу о даровании ему ученического усердия. Старец тут же исполнил просьбу юноши и угостил его хлебом, который показался тому сладким как мед. Это было первое чудесное явление в жизни Варфоломея, после которого он разом постиг всю книжную премудрость.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Юность преподобного Сергия Радонежского. М. Нестеров. Источник: pinterest.com

Чувствуя потребность уединения и служения Богу, Варфоломей стремился к одинокой жизни в монастыре, в то время как оба его брата женились. Родители просили чадо повременить с уходом из мира и заботиться о них. Варфоломей предпочел духовный подвиг подвигу сыновьему. После смерти родителей он немедленно удалился в лесную чащу вдали от дорог, сложив там деревянную церковь во имя Святой Троицы, и стал жить в полном уединении, в окружении диких зверей, которые, однако, не трогали его. Один медведь даже повадился ходить к жилищу святого, и тот кормил его хлебом прямо из рук. Постепенно слава о подвиге инока разнеслась по округе, и пустошь наполнилась учениками и последователями. Так со временем и возник известнейший русский монастырь Троице-Сергиева лавра, игуменом которого после долгих и усердных уговоров вынужденно стал Сергий, отвергавший любую земную власть.

Следующим удивительным деянием Сергия явилось благословение московского князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву — первую крупную победу над татаро-монголами, ставшую переломным моментом русской истории и сыгравшую немаловажную роль в дальнейшем свержении ига. Прибыв на место сражения, русские дружины в страхе замерли перед многотысячными татарскими полчищами. Чудесным образом на поле появился гонец от святого Сергия с ободряющим напутствием. Этот эпизод мотивировал русское войско на победу. Считается, что, находясь у себя в келье, Сергий духовным зрением наблюдал за ходом сражения, молясь за каждого павшего и благословляя каждого живого воина.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Здесь интересным образом пересекаются духовный и политический аспекты жизни Сергия Радонежского. После победы в Куликовской битве он получил возможность положительно влиять на великих князей. Даже отказавшись от высокого поста митрополита, он сохранил большое нравственное влияние на жизнь общества и государственных деятелей. Однажды он примирил поспоривших между собой нижегородских правителей, а в другой раз разубедил рязанского князя Олега в необходимости войны с Москвой. В целом в этот период русская церковь, по сути, оставалась единственным фактором единства раздробленных русских земель, а фигура Сергия Радонежского, внезапно получившего политический вес, приобрела дополнительное объединительное значение.

Каждая уважающая себя религия может похвастаться своими святыми. Обычно святым приписывают разные чудеса, акты самопожертвования, строгости и смирения. Вспомним библейскую заповедь: не убий! Такими белыми и пушистыми были святые. Но есть в православном христианстве один преподобный, который, если разобраться, имел к христианству весьма посредственное отношение. Речь идёт о Сергие Радонежском. Что с ним не так? Давайте разбираться.

Сергий был не просто патриотом своей земли, но ещё и активным общественным деятелем. Есть подозрения считать, что Троице-Сергиевский монастырь, где он заведовал, превратился в центр подготовки молодых дисциплинированных специалистов, откуда в своё время выпустились воины-монахи Пересвет с позывным “Александр” и Ослябя с позывным “Родион”. Современному христианину это может показаться чем-то невероятным… Священник превращается… нет, не в распальцованного бизнесмена, как это часто бывает в наше время, а в настоящего наставника для бойцов, элитного подразделения того времени. Судя по многим уликам, можно уверенно сделать вывод, что православное христианство на Руси тогда было совершенно иным, чем мы себе сейчас представляем. Скорее всего, между христианством и старой дохристианской, ведической верой не было чётких границ, но об этом чуть позже.

За время своей службы в церкви Сергий Радонежский воспитал много учеников, которые основали до сорока монастырей; из них, в свою очередь, вышли основатели ещё примерно пятидесяти монастырей. В них, по примеру Сергиева монастыря был введен общежительный устав, что в какой-то степени напоминает устав воинский. Получается, древнерусский монастырь был прототипом современных военных частей, где основными мотивами для дисциплины были патриотизм и работа над собой.

Сергий Радонежский поспособствовал не только развитию монашества на Руси, но и созданию своеобразных баз, где жёсткой дисциплиной и аскетизмом воспитывались потенциальные воины. В случае острой необходимости они были способны превратиться из монахов в бойцов.

В период своего игуменства Сергий запретил монахам просить подаяние и поставил правилом, чтобы все иноки жили за счёт собственного своего труда, сам подавая в этом пример. Высоко уважавший радонежского игумена митрополит Алексей перед смертью уговаривал его быть ему преемником, но Сергий отказался. Это говорит о том, что он не был карьеристом.

Сергию Радонежскому приписывают сильное влияние на военно-политическую ситуацию на Руси в те времена. К нему приходили высокопоставленные лица за советом перед принятием важнейших решений, то есть святой выступал в качестве советника по внутренним и внешнеполитическим делам.

Именно благодаря Сергию Радонежскому Московское княжество не стало торговой колонией генуэзцев, когда Мамай предложил местным властям не очень-то выгодную для региона сделку с Генуей. Хотя многим предложение показалось выгодным, преподобный Сергий Радонежский заявил, что «на Святую Русскую землю допускать иноземных купцов нельзя, ибо это грех».

Именно Сергий Радонежский настроил Дмитрия Донского на победу в междоусобной схватке на Куликовом поле. Многие летописцы уверены, что преподобный вселил уверенность в князя и дружину, несмотря на численное превосходство армии Мамая.

После победы в Куликовской битве великий князь стал относиться с ещё бо́льшим благоговением к радонежскому игумену и пригласил его скрепить духовное завещание, которое впервые узаконило новый порядок престолонаследия: от отца к старшему сыну.

Несмотря на чёткую и однозначную позицию официальной истории, до сих пор точно неизвестно, в каких отношениях с татарами была Русь, кто с кем воевал и почему. Это же касается Куликовской битвы, в которой участвовали выпускники монастыря Сергия Радонежского. Да и сам святой косвенно участвовал в ней. Без его заверений в успехе русских вряд ли победа Донского была бы обеспечена.

В качестве наиболее достоверного изображения этого сражения возьмём старую ярославскую икону, датируемую серединой 17-го века. Принято называть её так: «Сергий Радонежский. Житийная икона».

Почему мы должны верить именно этому образу? Дело в том, что практически все иконы, которые покрывали по традиции олифой, со временем темнели, и примерно раз в 100 лет их опять покрывали основой и рисовали заново. Это означает, что под верхним изображением иконы находятся как минимум ещё одна старинная икона. Нижний слой представляет особый интерес. В 1959 году смогли снять верхние слои и таким образом, на жаргоне реконструкторов, “раскрыли” её самую первую редакцию.

18.07.2021 4093 Автор: Дмитрий РУСИН

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Преподобный Сергия Радонежского часто называют игуменом земли Русской — духовником своего Отечества. И это не просто красивые слова. Всякий хороший отец (в том числе и духовный) силён не страхом и трепетом, который испытывают перед ним его чада, но, в первую очередь, тем, какой пример жизни являет он им — силён тем, как, глядя на отца, сыновья и дочери становятся достойными людьми. Какой же пример оставил для нас преподобный Сергий?

По дороге к Спасению ведь всегда идут двое: с одной стороны человек идёт к Богу, а с другой — Сам Бог выходит навстречу человеку, как Отец из притчи о блудном сыне, как Добрый Пастырь, ищущий своих заблудших овец. Но особенно важен тот самый первый шаг человека, когда он выбирает дорогу к родному Дому своей души — к Небесному Царствию. Без этого шага и дальнейшего путешествия самого человека спасение невозможно, ибо Господь никого насильно не спасает. И вот пример дороги ко Христу преподобного Сергия Радонежского.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Как всегда, нужно начать с родителей. Отец и мать будущего святого были христианами, и, по всей видимости, христианами не только на словах. В конце жизни он вместе приняли монашество, да и, как известно, доброе дерево даёт и плоды добрые — один из их сыновей, Стефан, стал княжеским духовником, а другой сын, стал впоследствии известен под именем Сергия Радонежского.

Сергий (тогда ещё отрок Варфоломей) отставал в учёбе — он очень старался, но у него ничего не получалось. Что было ему делать? Что делали бы иные люди на его месте? Да, разное… А мальчик Варфоломей вот погрузился в молитву. И какова же была его вера в Бога (читай: его стремление к Богу), что Господь его услышал и послал ему навстречу некого старца, который помолился о нём, и ребёнок, наконец, смог овладеть грамотой, да ещё и превзойти в учёбе своей многих! И биография преподобного изобилует подобными примерами его устремлённости к Богу, его твёрдого духовного движения в сторону Бога.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Когда брат Стефан покинул лесную обитель, которую они вместе с Сергием устроили, то преподобный остался один наедине с молитвой, верой и тяжёлыми испытаниями. Это была Россия XIV века, и затеряться тогда в лесу навсегда (да и погибнуть), наверное, ничего не стоило. Но Господь вновь вышел навстречу этому человеку, положившемуся во всём на Его святую волю — люди узнали о Сергии, и стали селиться возле него, желая поучиться духовной жизни у этого отшельника. Появились и первые иноки. Сергий стал игуменом. Он сам много работал физически, и, запрещая монахам просить подаяние, учил братию добывать себе хлеб своим собственным трудом. Он был примером, дела его не расходились с его словами, и люди шли за ним. В трудные времена по молитве игумена монастырь не раз внезапно получал помощь оттуда, откуда её не ждали…

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Когда в монастыре началась борьба за власть, то Сергий, не желая быть причиной раздоров, без скандалов покинул обитель, в которую вложил столько трудов. И это смирение привело вскоре к тому, что раскаявшиеся монахи сами уговорили митрополита вернуть им игумена Сергия. И преподобный, безропотно подчинившись воле священноначалия, возвратился.

К святому Сергию прислушивались князья, и он употребил своё огромное влияние на примирение междоусобиц и на сплочение государства, результатом чего стала победа русских христианских войск над ордынцами в Куликовской битве. Перед самой битвой князь Димитрий Донской получил известие от преподобного, в котором говорилось: «Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, — обязательно поможет тебе Бог». Какую же веру, какую силу молитвы нужно было иметь, чтобы так ясно говорить о воле Божией!

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Преподобному Сергию было предложено возглавить Русскую Церковь и стать митрополитом, но по смирению он отказался от этого назначения. Достигнув глубокой старости, святой, предвидя скорую смерть, назначил нового игумена монастыря, и прожил последние полгода своей земной жизни в полном молчании и глубокой молитве.

Жизненный путь этого святого настолько удивителен и исполнен христианского духа, что ныне его почитают не только православные, но даже католики. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл в одном из своих интервью так говорит о святом Сергии: «Главное чудо преподобного Сергия — он сам. Человек, который ушел из мира — и стал центром Руси. Бежавший любой власти — и светской, и церковной — он стал абсолютным авторитетом в государстве и Церкви. Сознательно выбравший для подвигов непригодное для нормальной жизни место — он создал вокруг себя огромную Лавру и целый город… Смиренный монах, он мобилизовал и вдохновил русский народ на защиту Отечества»

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по ссылке .

alt=»Преподобный Сергий Радонежский, Всея Руси чудотворец. Иконописная мастерская Свято-Троицкого храма г. Курска.» /> Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Богословский журнал Orthodox Word за 1997 год опубликовал историю про то, как американский турист, серьезно увлекающийся буддизмом, любопытства ради посетил Троице-Сергиеву лавру. Став впоследствии монахом Адрианом, бывший адепт восточных практик так описывал свои ощущения: "Впервые приложился я к мощам святого. И в этих "мертвых костях", казалось, было больше жизни, чем во всей южной Калифорнии".

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

К сожалению, биография святого — неважно, будут ли это жития, написанные его знаменитым учеником святым Епифанием Премудрым (конец XIV века), или же исследования профессора Голубинского (1909 год), — сегодня часто воспринимается скептически. Ум, привыкший переоценивать рациональную сторону жизни, спотыкается на первом же описании чуда, произошедшего со святым, когда тот был еще ребенком, и чтение с досадой отбрасывается. Нас ли, привыкших к череде все новых достижений науки и техники, мгновенно коммуницирующих с любой точкой света, удивлять историями про то, как святой Сергий, находясь в монастыре, за многие километры от Куликова поля, провидел ход битвы? Или как святой воскресил испустившего дух подростка? Реанимация-то уже давно обыденность! Американский политик и публицист Патрик Бьюкенен называет наш век эпохой десакрализации — когда и технический прогресс, и кинематограф, с его ненасытностью к новым трюкам, обесценивают чудо как сверхъ¬естественное явление, нарушающее законы природы. Кого сейчас поразишь рассказом о том, как из-под руки Сергия Радонежского забил чистейший родник — сюжет не раз эксплуатировался в голливудских фильмах разного пошиба, про мистические видения святого я вообще молчу. Да что там наш Сергий Радонежский! Вон Питер Джексон, режиссер "Властелина колец", умудрился хапнуть целую Армию мертвых из Библии, и ничего. И то верно: куда там ветхозаветному пророку Иезекиилю, по слову Божьему воскресившему поле мертвецов, когда есть красавец на роль Арагорна, а эффектное зрелище явно в кассу! Голливудские продюсеры — народец проворный: и Библию, и жития всех святых они давно прошнорили на предмет какого-либо еще неосвоенного киноиндустрией дива.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Вот и получается, что чудеса, выставленные на первый план жизнеописателями святых, с тем чтобы впечатлить читателя, привлечь его внимание, сегодняшнюю публику от святого только отторгают. И это несправедливо. Хотя бы потому, что для самих святых чудеса никогда не были не только самоцелью, но даже и чем-то значимым: Сергий Радонежский не просто настаивал на сокрытии фактов творимых чудес. Он запрещал очевидцам распространяться о них под страхом смерти. Поэтому, рассказывая о святом Сергии, чудеса внешние, видимые, мы обойдем молчанием.

Что касается праведности святого, о которой также преобильно сообщается в житиях, то и тут засада: в праведность верится с еще большим трудом, чем в чудеса. Только по обратной причине. Если с чудесами вокруг явный перебор, то праведность — увы! — днем с огнем не сыщешь. А раз так, то и читать про эту неуловимую материю — зря напрягаться. В итоге выходит, что манера изложения, вдохновляющая наших прадедов, для нас становится непреодолимой — непреодолимой стеной между нашим великим предком и нами. Поэтому давайте поговорим о вещах, нам близких, о чудесах внутренних и потому глазу невидимых. О том, как святой Сергий Радонежский, смиренный монах в залатанной рясе, двух влиятельных князей мирил.

Сергий Радонежский: святой, возродивший русское монашество

Дело было в 1385 году. По разные стороны кровавого стояния два княжества. Два князя. Два единоверца. Два соплеменника. Два ближайших соседа (может, слово "ближайший" здесь ключевое?). Два представления, как жить и каким быть государству. Один народ. Одна вера. Одна общая вражда. Князь Московский Дмитрий Донской и князь Рязанский Олег. Сейчас уже сложно докопаться до корней раздора, слишком велико нагромождение последующих кровавых разборок, да и междоусобицы тогда были делом обычным. Только к 1385 году Москва, "некогда скромная, честная кротостью, — по образному выражению Бориса Зайцева, — уже катилась в истории как снежный ком, росла, наматывая на себя соседей". Рязань не наматывалась. Рязань с Москвой еще воевала. Причем как! Используя ослабление Москвы после нашествия Тохтамыша, захватила Коломну, разграбив ее, а потом перебила москвичей под Пересвитском (сейчас Луховицкий район). Дмитрий Донской, терпя поражения и от орды, и от соседа, решает послать в Рязань послов с выкупом за пленных и просьбой о мире. Послы возвращаются ни с чем. И тогда Дмитрий Донской обращается за помощью к тому, в ком он нашел опору перед Куликовской битвой. К смиренному и скоромному настоятелю монастыря Сергию Радонежскому. И старец идет. Причем в прямом смысле слова. Пешком. "Семидесятилетними ногами по грязям и бездорожью русской осени, верст двести!" (Б. Зайцев). Деталь номер один: Дмитрий Донской молит Сергия Радонежского стать миротворцем с лета, но святой медлит пару месяцев — до Рождественского поста. Хоть и ясно, что летом дорога легче, зато в пост сердце открыто для покаяния, а значит, и для принятия Божьей воли. Деталь номер два: старец из Радонежа в это посольство не берет с собой дорогих подарков, вообще ничего не берет. Всегда в одной залатанной одежде черноризца, он уже многие десятилетия свободен — от вещей и ценностей нашего мира. Деталь номер три: отправляется святой в долгий путь, лесами и по вражеской земле абсолютно бесстрашно, и тут даже не стоит гадать, какие опасности могли подстерегать немолодого человека на таком пути. Но, видно, святой ощущает себя защищенным некой великой силой, уповает на нее, причастен к ней. Кстати, способность нашего монашества быть носителем этой величайшей духовной силы (верующие называют ее благодатью) у монахов тибетских не одно столетие вызывает неподдельное восхищение ("РГ-Неделя" №7379, 2017 год).

Мы не знаем точных слов, сказанных святым рязанскому князю Олегу. Летопись сообщает: "Преподобный игумен Сергий, старец чудный, тихими и кроткими словесы… беседовал с ним (князем Олегом) о пользе душевной и о мире, и о любви. Князь же великий Олег преложи свирепство свое на кротость и утишись, и укротись, и умились вельми душою, устыде бо столь свята мужа, и взял с Великим Князем Дмитрием Иванычем вечный мир и любовь в род и род".

Кстати, информация к размышлению. Телеги к 1385 году уже были изобретены. Да и Дмитрий Донской, преклоняющийся перед смирением святого и его невероятной внутренней силой, не моргнув, предоставил бы столь важному послу самые совершенные средства передвижения. Как вы думаете, почему Сергий прошел этот путь от скромной кельи молитвенника до княжьих покоев, от вражды до мира, от разрозненных княжеств до единого государства, пешком? Небольшая подсказка: вы обратили внимание, что слова "смирение", "усмирять", "мирить" и выражение "мир в сердце" — одного корня?

Ссылка на основную публикацию