Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Преамбула
Победа «иосифлян» над «нестяжателями» продолжает толкать Русскую
Православную Церковь к сотрудничеству со всеми формами светской власти

Кто такие «иосифляне»

Иосифляне — последователи Иосифа Волоцкого, представители церковно-политического течения в Русском государстве в конце XV — середине XVI веков. Они занимали крайне консервативную позицию по отношению к группам и течениям, требовавшим реформирования официальной церкви. Иосифляне отстаивали право монастырей на землевладение и владение имуществом в целях осуществления монастырями широкой просветительской и благотворительной деятельности.

Иосиф Волоцкий — обличитель ереси жидовствующих, который доказывал полезность монастырского землевладения, отстаивал необходимость украшать храмы красивыми росписями, богатыми иконостасами и образами.

Иосифляне выступали в качестве официальных идеологов православной церкви и монархической власти. Доктрина иосифлян строилась на теологическом обосновании возникновения государства и «божественного происхождения» царской власти, а также на утверждении преемственности Русского государства, оставшегося единственным оплотом православия после падения Константинополя в 1453. Иосифляне выступали за открытость монастырей. Главной задачей монастырей являлась миссионерская деятельность и обеспечение населения продовольствием во время неурожая.

Кто такие «нестяжатели»

Нестяжатели — это монашеское движение возглавляемое Нилом Сорским существовавшее в России в конце XV — первой половине XVI веков и выступавшее против монастырского землевладения. Однако понятие это шире и не исчерпывается вопросом о монастырских вотчинах. Так же и отличие во взглядах между нестяжателями и противопоставляемыми им иосифлянами не исчерпывается имущественными вопросами. В частности различия во взглядах касались отношения к раскаявшимся еретикам, отношении к поместному (национальному) и общецерковному преданию, ряду других вопросов. Что касается монашеского обета нестяжания, то нестяжательство иноков крупных общежительных монастырей было радикальнее, чем скитских монахов. Поэтому ряд авторов высказываются за условность этого термина.

В свою очередь значение полемики о монастырских имуществах выходит за рамки вопросов монашеской аскезы. В частности нестяжательство рассматривается не только как аскетическая норма, но и как этический принцип, характерный русскому менталитету и развивавшийся под влиянием старчества. «Значение проповеди нестяжания как составной части монашеского аскетического идеала — в её влиянии на «мирское» общество, на такую черту русского национального менталитета как отношение к собственности и к использованию чужого труда.» Н. В. Синицына в книге «Типы монастырей и русский аскетический идеал».

Как дело было при Иване III

Нестяжатели видели русского монарха справедливым, укрощающим свои страсти и окружающим себя добрыми советниками. Все это тесно перекликается с концепцией «заволжских старцев» о личном духовном росте. «Согласно же Иосифу Волоцкому, главная обязанность русского царя, как наместника Бога на земле, — это забота о благосостоянии стада Христова» , обширные полномочия главы государства перекликаются с не меньшими обязанностями перед Церковью. Русский государь сравнивался в своей земной жизни с Богом, поскольку имел над людьми высшую власть. Иосиф Волоцкий предлагал соотносить личность русского монарха Божественным законам, как единственному критерию «позволяющим отличить законного царя от тирана» , что по сути предполагает в определенной ситуации неповиновение подданных своему государю, не соответствующему таким качествам.

Иван III, нуждавшийся в землях для служилого дворянства, вначале симпатизировал нестяжателям. Однако по мере разоблачения ереси жидовствующих, он начал прислушиваться и к авторитету преподобного Иосифа Волоцкого, хотя желание прибрать к рукам церковные земли, великий князь высказывал до самой смерти. Такому стремлению способствовало устранение или отживание мешавших ранее внешних факторов – «зависимость Русской митрополии от Константинопольского патриархата, тесный союз митрополитов с московскими князьями, ордынская политика предоставления тарханов на владения Церкви, наконец, постоянная поддержка церковных институтов, которой пользовался великий князь в борьбе с уделами» .

Спор двух духовных течений, иосифлян и нестяжателей, нашли свой выход на церковном соборе 1503 года

Решения собора подвели, своего рода, первый итог спора двух внутрицерковных течений. Сторонники Нила Сорского и Иосифа Волоцкого (сами они также присутствовали на соборе) взаимно осудили ересь жидовствующих и прочее отступничество от православной веры. При этом нестяжатели выступили против преследования еретиков, но их позиция оказалась в меньшинстве. Что касается церковного землевладения, то иосифлянам его удалось отстоять, мотивируя свое право «Константиновым даром» и другими юридическими актами православных (и не только) монархов, подтверждавшими дарения и неприкосновенность церковных земель от времен византийского императора Константина Великого (IV век н. э.) .

Активно принимавший участие в работе собора Иван III пытался провести секуляризацию земель Церкви в обмен на денежную компенсацию и хлебное содержание (что привело бы Церковь к падению авторитета и поставило бы ее в сильную зависимость от княжеской власти) , но внезапно поразившая его тяжелая болезнь остановила это, казавшееся вполне реальным, событие.

Таким образом, иосифляне одержали победу в борьбе за неотчуждаемую церковную собственность, а великокняжеской власти пришлось искать новые пути сосуществования с Церковью в следующем двадцатилетии. Между тем, духовный образ инока и его личное нестяжание, а также многие элементы монастырского общежития по образцу Нила Сорского, окончательно утвердились собором в монашеской жизни.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Спор иосифлян и нестяжателей, или «русских исихастов», в XV-XVI веках до сих пор является предметом полемики историков и богословов. Единственное, что не вызывает ни у кого сомнений, что полемика эта на многие века вперед определила и судьбу Русской Церкви, и нашего государства.

Иосифляне и нестяжатели расходились по многим вопросам, но главным была проблема церковной собственности и, в частности, земель, принадлежащих Церкви. Нил Сорский и его «заволжские старцы» считали, что Церкви не должно принадлежать значимое материальное имущество, что Церковь должна быть «нищенствующей» и жить на милостыню.

Иосиф Волоцкий , напротив, полагал, что Церковь должна располагать материальными богатствами, чтобы употреблять их на дело благотворительности, при этом соглашаясь с идеей личного нестяжательства. А потому, кстати, в монастырях иосифлян был весьма строгий устав, и обет личного нестяжательства соблюдался весьма строго.

Политические нужды

Одно время в наибольшей степени на Иосифа Волоцкого , лидера «иосифлян» (которых, кстати, так называть стали значительно позже), воспринимали как корыстного и властного церковного политика, тогда как Нил Сорский, лидер «нестяжателей», рисовался идеалистически. Церковь, в общем, практически разрешила этот спор, канонизировав обоих, но в этой религиозной полемике остается важный политический аспект, о котором и следует поговорить более подробно.

Начать здесь стоит с самой эпохи, поскольку и для Руси, и для Православной Церкви это были весьма непростые и крайне интересные времена. В 1480 году, во время правления Ивана III, окончательно стало понятно, что Русь освободилась от татаро-монгольского ига. А до этого, в 1453-м, окончательно пала Византийская империя, захваченная османами.

Эти два события повлияли на само мировоззрение церковной и светской аристократии на Руси. Теперь наша страна мыслилась, как некий «последний свободный оплот Православия» в мире, отсюда же возникает и концепция монаха Филофея « Москва – Третий Рим », и преемственность политической русской традиции от византийских императоров.

И раз возникает преемственность статуса, то возникает и преемственность многих традиций. К примеру, абсолютизм, а также особое положение православного государя по отношению к Церкви. Власть становится «Божьим даром», сопряженным как с ответственностью, так и с особыми правами. К примеру, на землю.

Карташов в «Истории Русской Церкви» приводит такое противоречие: с одной стороны, обширные земельные владения Церкви – это традиция, мотивированная чуть ли не «Константиновым даром» (подлинность которого оспаривается, но в то время сомнений не вызывала). С другой, если царь – помазанник Божий, то он может выступать и как распорядитель по вопросам церковного земельного имущества. А земля нужна была российским монархам для укрепления власти, для того, чтобы дарить её своей аристократии, укрепляя свой вес и авторитет.

Упреки жидовствующих и нестяжателей

При этом только недавно отгремела очередная княжеская усобица, в рамках которой Киевская митрополия отошла к княжеству Литовскому и появилась митрополия Московская. Москва же возглавила процесс «собирательства русских земель», в том числе, начав длительный и кровавый процесс подчинения Новгорода , который подытожил уже Иван Грозный полным разорением города.

В религиозной жизни страны также все было весьма неспокойно. За время ига Церковь обогатилась материально, чему способствовали, в том числе, и ханские ярлыки на земли, но, по отзывам современников, деградировала морально.

И на этом фоне все более популярной становилась критика со стороны ереси стригольников и жидовствующих, которые, отвергая Церковь, как сакральный институт, ставили ей в упрек моральное разложение, стяжательство и жажду личного обогащения священнослужителей. Ереси эти, в силу того, что Русь была православным государством, подрывали и авторитет государственной власти.

Вообще, чтобы понимать политическую логику того времени, нужно постоянно держать в уме, что в период XV-XVI веков и далее Церковь была настолько же политическим институтом, насколько государственная власть была институтом религиозным. И вот на этом фоне начинается спор между сторонниками Нила Сорского и Иосифа Волоцкого . И здесь снова нужно уйти от упрощенной модели «чья должна быть земля», поскольку этот вопрос был следствием, и посмотреть на первопричину, которая крылась в статусе Церкви в государственной системе.

Главная причина спора

И Нил Сорский, и Иосиф Волоцкий хотели, чтобы Церковь была менее зависимой от государства, чтобы она могла быть своеобразным морально-нравственным контролером этого самого государства и политической власти. Но методы, которые они предлагали, были принципиально разными.

Если коротко и упрощённо, то Сорский видел идеалом моральную силу, волевую независимость от материального, чтобы через это возвышение священников и монахов, с этой высоты иметь право судить недостойные дела государства. Иосиф Волоцкий , напротив, говорил о необходимости для такого статуса материальной базы. Но не в личной, а в общинной собственности, для активной помощи страждущим, для нужд активного миссионерства и церковного образования.

Иван III, а впоследствии и Василий III, а потом и Иван Грозный лавировали от «партии» к «партии», имея свой интерес: право на полноценное владение церковными землями в интересах государства. Именно этим объясняется тот факт, что Иван III приблизил к себе поначалу не только нестяжателей, но и некоторых богословов из рядов жидовствующих, а потом резко поменял свою точку зрения и стал куда более лоялен к иосифлянам.

Арена полемики

Кстати, отдельную и особую роль в этой полемике сыграл Максим Грек , бывший доминиканский монах, большой поклонник Савонаролы, перешедший в православие и вывезенный с Афона в Москву для перевода и трактовки Священных Книг. Он, хоть и был нестяжателем, помог переводом Толковой Псалтыри иосифлянам.

Так или иначе, но Собор 1504 года, который и стал ареной прямой полемики иосифлян и нестяжателей, единодушно осудил ересь жидовствующих, с другой же стороны на том соборе была поддержана точка зрения именно иосифлян на вопросы церковной собственности, что подтвердил и Стоглавый Собор 1551 года.

В том же 1503-1504 году иосифлянами и нестяжателями совместно было осуждено и личное стяжательство, и сребролюбие клириков и епископов. При этом под каноническое прещение впоследствии попал один из горячих сторонников иосифлян и этих прещений – епископ Геннадий Новгородский .

Тем не менее, идеологическая победа иосифлян в итоге привела к тому, что в 1589 году Русская Церковь все же стала независимой, автокефальной и возглавлялась теперь не греческим митрополитом, а русским Патриархом.

Впрочем, выходя за рамки периода, стоит сказать, что Русская Церковь на протяжении своей дальнейшей истории знала и периоды «принудительного нестяжательства», когда русские монархи, особенно начиная с Петра I, попросту отбирали церковные земли. Возрождение же русского исихазма, как богословской доктрины, через несколько веков сопряжено в первую очередь с Серафимом Саровским , оптинскими старцами и Паисием Величковским , но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Иосифлянство и нестяжательство

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Иосифлянство и нестяжательство— это два религиозных направления, которые сложились в русской православной церкви в конце 15- середине 16 века. Сравним эти направления.

Иосифлянство (идеолог – Иосиф Волоцкий) отстаивало крайне консервативное отношение ко всем течениям в церкви.

Основные положения иосифлянства

Право монастырей на крупное землевладение, что даёт возможность заниматься просветительской и благотворительной деятельностью.

Большая роль монастырей в общественной жизни , сотрудничество их с государством в деле укрепления страны.

Необходимо стьукрашать храмы богатыми иконостасами, фресками, демонстрируя мощь, красоту и величие церкви и государства.

Отстаивание идеи теологического, то есть божественного происхождения государства и божественности царской власти.

Утверждение преемственности России , которая после падения Константинополя в 1453 году стала «третьим Римом»( эта идея выдвинута иосифлянином Филофеем).Требование предоставления статуса патриархии Московской митрополии (в 1589 году было утверждено патриаршество в России).

Выступали за казнь еретиков — сожжение их на костре (Иосиф Волоцкий: « Слово об осуждении еретиков»)

Нестяжательство (идеолог — Нил Сорский)

Стяжательство — это стремление к материальному обогащению, ценностям, богатству, против всего этого и выступали нестяжатели.

Основные положения нестяжательства

Выступали против монастырского землевладения.

Нестяжание — такой обет должны давать монахи: отрицание земных благ, аскетизм, личный труд монахов.

Стремление к нравственному совершенству и служение Богу — цель жизни монахов.

Выступали против сожжения еретиков, за замену казни ссылкой или тюрьмой.

Невмешательство церкви в дела государства и невмешательство государства в дела церкви.

Исторические портреты Иосифа Волоцкого и Нила Сорского можно найти на моём сайте:poznaemvmeste.ru

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

[ Tags | религия ]

Во второй половине 15-го — в 16-м веке двумя главными течениями в русской православной церкви было нестяжательство, основоположником которого был Нил Сорский, и иосифлянство, идеологом которого был Иосиф Волоцкий. Течения эти были прямо противоположны друг другу, что не помешало канонизировать обеих их руководителей.

Иосифа Волоцкого — победителя в споре с нестяжателями, канонизировали через 64 года после смерти (в 1579 г.), а вот точная дата канонизации Нила Сорского как общерусского святого неизвестна (вероятнее всего — вторая половина 18 века), что, вообще, достаточно редкий случай (подробнее про исследования, связанные с его канонизацией, можете прочитать тут и тут).

Водораздел между иосифлянами и нестяжателями проходил по отношению к церковному имуществу.
Согласно правилам, установленным Нилом Сорским в основанным им Нило-Сорской пустыни, скит не мог рассчитывать на чей-то чужой труд, нельзя было приобретать никакую собственность, даже на заработанное своими руками. Это жесткое требование Нил (а затем и его преемники) распространял на весь монастырь: не полагалось братии владеть ни землей, ни селами. Всё это и называлось «нестяжательством».

Иосифляне же являлись сторонниками приращения церковных богатств. Также они продвигали идею «божественного происхождения» царской власти и преемственности Русского государства от Византии, оставшегося единственным оплотом православия после падения Константинополя в 1453 г. и фактически стали официальными идеологами самодержавия (монах Филофей, выдвинувший знаменитый тезис — «Москва — Третий Рим» принадлежал к иосифлянам).

Различным было и отношение по вопросу смертной казни еретиков. Если иосифляне безусловно выступали за смертную казнь для них, то нестяжатели исходили из того, что такие меры противны духу Евангелия и несогласны с природой Церкви, которая не должна действовать средствами мира сего: насилием, страхом и т.д.

В идеологическом споре иосифляне победили — нестяжатели были осуждены на церковном соборе 1531 г., а многие их сторонники казнены или отправлены в ссылку.

Подробнее про Нила Сорского и Иосифа Волоцкого можно в материалах Б.Н. Путилова, выложенных на нашем сайте:

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Нередко в спорах о том, как должны сегодня выстраиваться взаимоотношения Церкви и государства, можно услышать ссылки на противостояние нестяжателей и иосифлян, которые вели на этот счёт продолжительную и, как считается, весьма ожесточённую полемику. Т

Так кем в действительности были и те, и другие, и в чём именно заключался их спор, один из главных в XVI веке?

Иосифляне — это последователи святого Русской Православной Церкви преподобного Иосифа Волоцкого (1439-1515), который положил начало крайнему церковно-политическому течению консерваторов, сторонников права монастырей на владение землями и различным имуществом. Их оппонентами стали представители движения нестяжателей, ученики другого русского святого — Нила Сорского (1433-1508), выступавшего за полный отказ монахов от имущества, т.е. нестяжательство.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Разумеется, одними имущественными вопросами разногласия между представителями двух лагерей не ограничивались. Проблема собственности (или отсутствие таковой) возникла отнюдь не из-за страсти отдельных монахов к стяжанию земных благ, а из-за тех духовных препятствий, которые, по мнению нестяжателей, возникали на пути иноков, обременённых имуществом.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Вместо того, чтобы заниматься исключительно молитвой, «умным деланием» в обособленном скиту, насельникам общежительных монастырей приходилось заботиться о делах мирских — возделывании земли, зарабатывании денег, общении с местным населением, его образовании и т. п. Сторонники нестяжательства считали, что инок должен кормиться исключительно собственным трудом, самостоятельно находить себе одежду и кров, чтобы быть полностью независимым от мира, целиком предать себя воле Спасителя и духовным подвигам.

Иосифляне, напротив, полагали, что именно в этом — помощи простым православным христианам — и заключается миссия инока. Они отстаивали право русских обителей распоряжаться землями и собственностью, что давало монахам возможность заниматься общественно полезной деятельностью: кормить и одевать нищих, лечить больных, просвещать народ и, наконец, способствовать устроению Церкви и государства. Надо сказать, что такая политика, действительно, позволяла многим монастырям устраивать лечебницы, учебные заведения, приюты и т. д.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Нельзя с полной очевидностью сказать, на чьей стороне в этом споре была правда, учитывая, что обсуждение велось по целому ряду церковных вопросов. Считается, что начало полемики иосифлян и нестяжателей было положено на Соборе 1503 года, в ходе которого обсуждалось право монастырей владеть селами. Уже в 1508 году представители двух движений могли спорить об отношении к еретикам и их наказании. При этом известно, что Нил Сорский и Иосиф Волоцкий имели схожие позиции в борьбе с отступниками от правой веры.

Ещё на Соборе 1504 года, на котором обсуждался вопрос о санкциях для ряда жидовствующих, Иосиф стоял за самые суровые меры. По убеждению преподобного, непокаявшихся еретиков следовало казнить, а покаявшихся — отправлять не в монастыри, а в заточение. «Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла и ненавидеть, когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать, и наносить им раны, освящая тем свою руку. Таким образом, совершенно ясно и понятно воистину всем людям, что и святителям, и священникам, и инокам, и простым людям — всем христианам подобает осуждать и проклинать еретиков и отступников, а царям, князьям и мирским судьям подобает посылать их в заточение и предавать лютым казням», — писал Иосиф в своём самом знаменитом произведении «Просветитель».

В том же «Просветителе» преподобный Иосиф дискутирует с Нилом Сорским на тему законности монастырского землевладения, но отнюдь не преследования еретиков. К слову, древнейший список «Просветителя» принадлежит никому иному, как преподобному Нилу. Общеизвестным фактом является также и то, что оба святых регулярно посылали друг к другу своих учеников для своеобразного «обмена опытом».

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Совершенно очевидно, что теория о противостоянии Нила Сорского и Иосифа Волоцкого является мифом. При жизни они не только не были убеждёнными идеологическими врагами, как это нередко преподносится в публицистической литературе, но являлись друзьями. «Поссорили» их уже в XVIII или, скорее, даже в XIX веке. Хотя и после революции 1917 года идеологи обновленчества — церковного раскола, инициированного советской властью, — спекулировали на теме «хорошие нестяжатели» и «плохие иосифляне» с целью изъятия церковных ценностей, в том числе богослужебных сосудов.

Однако в действительности всё было гораздо сложнее, и вопрос о том, какой принцип организации монашеской жизни наиболее правильный, сегодня также является крайне актуальным, особенно после начала возрождения русских монастырей. Основываясь на многовековом опыте иночества, одни монахи избирают общежительные монастыри, другим подобает уединяться в скиту.

И в том, и в другом случаях инок не погрешает против Церкви Христовой, если должным образом исполняет своё послушание. Впрочем, ни один скит не может существовать без монастыря, он всегда будет привязан к той или иной обители. Даже сам преподобный Нил Сорский подвизался в скиту, который был приписан к богатейшему Кирилло-Белозерскому монастырю.

Так или иначе, но с чисто исторической точки зрения победу одержали иосифляне. Они составляли большинство на Стоглавом соборе 1551 года, в ходе которого за монастырями в очередной раз было закреплено право владеть землями, что активно поддержал царь Иван Грозный и его приближённые. В дальнейшем именно иосифляне станут своего рода опорой престола и государственности. Они будут поддерживать учреждение опричнины, выступать в качестве идеологов симфонии властей — церковной и монархической, как установленной Самим Богом.

Таким образом, история противостоянии иосифлян и нестяжателей касается в первую очередь последователей святых Иосифа и Нила, а не самих преподобных. Этим объясняется и тот факт, что оба эти подвижника, с такими, казалось бы, разными воззрениями, были канонизированы Русской Церковью и до сих пор остаются любимыми покровителями православных христиан.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Суть взглядов

Нестяжанием называли один из монашеских обетов, он был связан с бедностью. Одним из лидеров движения нестяжателей во второй половине XV века стал Нил Сорский. Он совершил паломничества в Палестину, в Константинополь и на гору Афон, познакомился с монашеским бытом и, вернувшись в русские земли, основал скит под Вологдой, который в последствии превратился в Нило-Сорскую пустынь.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Рис. 1. Нил Сорский.

Он написал несколько литературных произведений, в том числе “Устав о скитской жизни” и на рубеже XV-XVI веков выступил против землевладельческих прав церкви. Его последователи стали выступать против:

  • Пышности церкви.
  • Казней еретиков.
  • Вмешательства церкви в дела государства и наоборот.

Противником нестяжателей стали иосифляне, их название связано с деятельностью Иосифа Волоцкого. Он в 1479 году основал около Волоколамска Иосифо-Волоцкий монастырь, написал книгу “Просветитель” и несколько посланий и обличений в адрес еретиков – жидовствующих. В них он дискутировал с Нилом Сорским, отстаивал противоположные позиции:

  • Законность монастырского землевладения.
  • Строительство пышных храмов с богатыми иконостасами.
  • Требование казней еретиков.

Суть спора двух направлений в рамках православия конца XV века свелась к дискуссии о бедности и богатстве церкви. Нестяжатели своими взглядами напоминали появившихся в Европе в XVI веке протестантов, которые также выступали против богатого убранства соборов и монастырского землевладения.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Рис. 2. Иосиф Волоцкий.

Результат полемики

Итогом дискуссии между двумя направлениями стал церковный Собор 1504 года. Он прошел в последний год правления великого князя Ивана III и победила точка зрения иосифлян. Их сторонники набирали силу в XVI веке. Исключением стал короткий период нахождения на должности митрополита Иоасафа в 1539-1541 годах.

Таблица-сравнение будет способствовать лучшему пониманию материала:

Только самое интересное

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Драматизм эпохи разрушения старой и складывания новой системы общественных отношений отразился и в жизни русской церкви. Не все готовы были преклонить голову перед произволом Державного. Судьбы некоторых иерархов этого периода не менее трагичны, чем судьбы удельных князей. Но главная угроза состояла в том, что при Иване III русская церковь впервые в своей истории столкнулась с широким антицерковным, еретическим движением. Ересь зародилась в Новгороде в 1470-е годы. Возможно, ее корни уходили в учение стригольников — новгородских и псковских еретиков второй половины ХIV столетия. Новгородскими переселенцами еретические взгляды были занесены в Москву. Подобно эпидемии, они распространялись стремительно и повсеместно. По-видимому, их не чужды были даже сам великий князь Иван III и некоторые члены его семейства.

Суть учения еретиков состояла в отрицании догмата Троицы, значительной части христианской символики и обрядности и института монашества. Еретики в чем-то сближались с иудаизмом, за что и получили от своих гонителей имя «жидовствующих». Источники почти не сохранили сведений о позитивной части учения еретиков, которая собственно и делала их взгляды привлекательными. Однако очевидно, что росту их популярности способствовало широкое недовольство населения низким культурным и нравственным уровнем тогдашнего духовенства. Сыграли свою роль и тревожные ожидания скорого конца света, способствовавшие распространению самых радикальных и фантастических идей.

Выступая против еретиков «словами» и посланиями, церковь одновременно обратилась за помощью к светской власти. Главные гонители еретиков игумен Иосиф Волоцкий и новгородский архиепископ Геннадий призывали Ивана III беспощадно расправиться с лидерами этого движения. Великий князь долго уклонялся от роли палача. Вопрос этот был для него не столько религиозным и нравственным, сколько политическим. В существовании антицерковного движения он видел для себя явную выгоду. Еретики были своего рода жупелом, с помощью которого можно было заставить несговорчивых иерархов пойти на уступки. Политическая независимость митрополичьей кафедры и епископата была одним из пережитков удельной эпохи. Великий князь всеми средствами добивался ее ликвидации. В конечном счете «государь всея Руси» уступил требованиям иерархов. Зимой 1504/05 г. предводители еретиков были сожжены на кострах в Москве и Новгороде. Их рядовые единомышленники были разосланы по монастырским тюрьмам. Вскоре ересь была совершенно истреблена.

В это же время возникли существенные разногласия и внутри ортодоксального церковного сообщества. Образовались два течения религиозно-политической мысли, получившие название «иосифлян» и «нестяжателей». Взгляды «иосифлян» наиболее ярко выразил игумен Иосиф Волоцкий, имя которого и дало название всей «школе». Духовным наставником «нестяжателей» был старец Нил Сорский — игумен небольшого монастыря (скита) в вологодских лесах.

Расхождения между «иосифлянами» и «нестяжателями» носили принципиальный характер, а со временем, как это обычно бывает, породили и личную неприязнь. Основными предметами споров стали: допустимость монастырского землевладения, методы искоренения ереси и пределы власти «государя всея Руси» по отношению к церкви.

Первый вопрос был самым важным. К этому времени многие монастыри собрали обширные вотчины, в которых жили сотни и тысячи крестьян. Среди аристократии принято было дарить в монастыри для «вечного поминания» не только деньги и ценные вещи, но и деревни с крестьянами. В итоге монахи вынуждены были заниматься хозяйственными делами, земельными тяжбами и т.п., а некоторые игумены по своему образу жизни, влиянию превращались в настоящих «князей церкви». Это противоречило идеалам христианского аскетизма и отрешения от мира. Нестяжатели призывали монахов жить трудом рук своих и отказаться от владения вотчинами. Такая позиция встречала поддержку великого князя, который постоянно нуждался в населенных землях для раздачи своим служилым людям. Конфискация монастырских вотчин помогла бы ему решить эту проблему.

По инициативе Ивана III вопрос о церковных земельных владениях был прямо поставлен на церковном соборе 1503 года. Однако большинство иерархов во главе с Иосифом Волоцким твердо стояли за сохранение и приумножение монастырского имущества, ссылаясь на то, что они принадлежат не определенному лицу, а церкви в целом. Иосиф доказывал, что богатство монастырей не противоречат «высокому житию» иноков. В своем монастыре он ввел строгий общежительный устав и развернул широкую программу помощи бедным и страждущим. «Стяжания церковные — божьи стяжания» — говорили «иосифляне» в оправдание своих взглядов.

«Иосифляне» и «нестяжатели» одинаково враждебно относились к еретикам. Однако они по-разному подходили к выбору средств борьбы с ними. Иосиф Волоцкий и Геннадий Новгородский готовы были для искоренения ереси идти на крайние средства — сожжение еретиков на костре и другие свирепые казни. Однако невиданные прежде на Руси костры еретиков, запылавшие зимой 1504 года, ужаснули православную совесть.

«Нестяжатели» указывали на то, что подобная жестокость противоречит христианскому учению. Они предлагали переубеждать отступников, а если это не удается — отказываться от всякого общения с ними. В полемике «иосифлян» и «нестяжателей» постоянно всплывает проблема отношения государства и церкви. Деспотический произвол Ивана III распространялся и на высших иерархов. Так, смелый в отстаивании своих взглядов митрополит Геронтий в знак протеста удалился в Симонов монастырь, а митрополит Феодосии вынужден был отказаться от сана.

Государь требовал от иерархов полной покорности и безоговорочного содействия в политических вопросах. В частности, это касалось и возможности клятвопреступления. Иерархи должны были гарантировать безопасность политическим противникам Москвы, прибывавшим на переговоры. Затем эти клятвы вероломно нарушались, и жертва навсегда оказывалась в московской темнице. Таким способом Иван захватил своего брата, удельного князя Андрея Большого, а Василий — внука Дмитрия Шемяки, князя Василия Новгород-Северского. Однако многие иерархи отказывались от сомнительных в нравственном отношении услуг великокняжеской власти.

Каждая мама стремится к тому, чтобы ее ребенок был самый умный, обаятельный и сообразительный, поэтому она занимается его развитием, а в этом ей поможет сайт, где есть СКОРОГОВОРКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ.

Нестяжатели выступали как представители старых традиций в отношениях светской власти и церкви. Московское самодержавие не могло ужиться с обличителями его нравственных пороков. Последователи Нила Сорского, самым известным среди которых был принудительно постриженный в монахи боярин Василий (Вассиан) Патрикеев, постепенно теряют свои посты в иерархии, отправляются в тюрьмы и ссылки. К середине XVI столетия нестяжательство отходит в область церковной истории.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Нередко в спорах о том, как должны сегодня выстраиваться взаимоотношения Церкви и государства, можно услышать ссылки на противостояние нестяжателей и иосифлян, которые вели на этот счёт продолжительную и, как считается, весьма ожесточённую полемику. Так кем в действительности были и те, и другие, и в чём именно заключался их спор, один из главных в XVI веке?

Иосифляне — это последователи святого Русской Православной Церкви преподобного Иосифа Волоцкого (1439-1515), который положил начало крайнему церковно-политическому течению консерваторов, сторонников права монастырей на владение землями и различным имуществом. Их оппонентами стали представители движения нестяжателей, ученики другого русского святого — Нила Сорского (1433-1508), выступавшего за полный отказ монахов от имущества, т.е. нестяжательство.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Разумеется, одними имущественными вопросами разногласия между представителями двух лагерей не ограничивались. Проблема собственности (или отсутствие таковой) возникла отнюдь не из-за страсти отдельных монахов к стяжанию земных благ, а из-за тех духовных препятствий, которые, по мнению нестяжателей, возникали на пути иноков, обременённых имуществом.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Вместо того, чтобы заниматься исключительно молитвой, «умным деланием» в обособленном скиту, насельникам общежительных монастырей приходилось заботиться о делах мирских — возделывании земли, зарабатывании денег, общении с местным населением, его образовании и т. п. Сторонники нестяжательства считали, что инок должен кормиться исключительно собственным трудом, самостоятельно находить себе одежду и кров, чтобы быть полностью независимым от мира, целиком предать себя воле Спасителя и духовным подвигам.

Иосифляне, напротив, полагали, что именно в этом — помощи простым православным христианам — и заключается миссия инока. Они отстаивали право русских обителей распоряжаться землями и собственностью, что давало монахам возможность заниматься общественно полезной деятельностью: кормить и одевать нищих, лечить больных, просвещать народ и, наконец, способствовать устроению Церкви и государства. Надо сказать, что такая политика, действительно, позволяла многим монастырям устраивать лечебницы, учебные заведения, приюты и т. д.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Нельзя с полной очевидностью сказать, на чьей стороне в этом споре была правда, учитывая, что обсуждение велось по целому ряду церковных вопросов. Считается, что начало полемики иосифлян и нестяжателей было положено на Соборе 1503 года, в ходе которого обсуждалось право монастырей владеть селами. Уже в 1508 году представители двух движений могли спорить об отношении к еретикам и их наказании. При этом известно, что Нил Сорский и Иосиф Волоцкий имели схожие позиции в борьбе с отступниками от правой веры.

Ещё на Соборе 1504 года, на котором обсуждался вопрос о санкциях для ряда жидовствующих, Иосиф стоял за самые суровые меры. По убеждению преподобного, непокаявшихся еретиков следовало казнить, а покаявшихся — отправлять не в монастыри, а в заточение. «Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла и ненавидеть, когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать, и наносить им раны, освящая тем свою руку. Таким образом, совершенно ясно и понятно воистину всем людям, что и святителям, и священникам, и инокам, и простым людям — всем христианам подобает осуждать и проклинать еретиков и отступников, а царям, князьям и мирским судьям подобает посылать их в заточение и предавать лютым казням», — писал Иосиф в своём самом знаменитом произведении «Просветитель».

В том же «Просветителе» преподобный Иосиф дискутирует с Нилом Сорским на тему законности монастырского землевладения, но отнюдь не преследования еретиков. К слову, древнейший список «Просветителя» принадлежит никому иному, как преподобному Нилу. Общеизвестным фактом является также и то, что оба святых регулярно посылали друг к другу своих учеников для своеобразного «обмена опытом».

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Совершенно очевидно, что теория о противостоянии Нила Сорского и Иосифа Волоцкого является мифом. При жизни они не только не были убеждёнными идеологическими врагами, как это нередко преподносится в публицистической литературе, но являлись друзьями. «Поссорили» их уже в XVIII или, скорее, даже в XIX веке. Хотя и после революции 1917 года идеологи обновленчества — церковного раскола, инициированного советской властью, — спекулировали на теме «хорошие нестяжатели» и «плохие иосифляне» с целью изъятия церковных ценностей, в том числе богослужебных сосудов.

Однако в действительности всё было гораздо сложнее, и вопрос о том, какой принцип организации монашеской жизни наиболее правильный, сегодня также является крайне актуальным, особенно после начала возрождения русских монастырей. Основываясь на многовековом опыте иночества, одни монахи избирают общежительные монастыри, другим подобает уединяться в скиту.

И в том, и в другом случаях инок не погрешает против Церкви Христовой, если должным образом исполняет своё послушание. Впрочем, ни один скит не может существовать без монастыря, он всегда будет привязан к той или иной обители. Даже сам преподобный Нил Сорский подвизался в скиту, который был приписан к богатейшему Кирилло-Белозерскому монастырю.

Так или иначе, но с чисто исторической точки зрения победу одержали иосифляне. Они составляли большинство на Стоглавом соборе 1551 года, в ходе которого за монастырями в очередной раз было закреплено право владеть землями, что активно поддержал царь Иван Грозный и его приближённые. В дальнейшем именно иосифляне станут своего рода опорой престола и государственности. Они будут поддерживать учреждение опричнины, выступать в качестве идеологов симфонии властей — церковной и монархической, как установленной Самим Богом.

Таким образом, история противостоянии иосифлян и нестяжателей касается в первую очередь последователей святых Иосифа и Нила, а не самих преподобных. Этим объясняется и тот факт, что оба эти подвижника, с такими, казалось бы, разными воззрениями, были канонизированы Русской Церковью и до сих пор остаются любимыми покровителями православных христиан.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

Главными лицами Русской Православной Церкви в конце 15 века были Иосиф Волоцкий и Нил Сорский. Они возглавляли два духовных течения, известных как иосифляне и нестяжатели.

К началу 16 века между ними возник крупный церковный конфликт. Столкнулись два понимания православия, два диаметрально противоположных отношения к «миру».

Кто же такие иосифляне и нестяжатели, и в чем главное противоречие между ними?

В чем разница между двумя течениями

Заволжские старцы, последователи Нила Сорского, проповедовали отказ от земных благ, прощение раскаявшихся, чистоту помыслов. Но главное, в чем они расходились с иосифлянами — отношение к монастырскому землевладению. Нил Сорский считал, что монастыри не должны иметь земель. Монашествующей братии не полагалось приобретать чужую собственность или рассчитывать на чужой труд.

Иосиф Волоцкий, напротив, был уверен, что укрепление монастырей, сосредоточение там богатств, приращение земель очень полезно для укрепления церковной власти. И хотя Иосиф сознавал, что монастырские нравы упали, а устои расшатались, он предлагал бороться с этим при помощи строгой дисциплины.

Причины и последствия конфликта

Впервые серьезное столкновение между течениями было отмечено в 1503 году на поместном Соборе. Там особенно остро встали два вопроса:

  • о монастырских вотчинах;
  • об отношении к «ереси жидовствующих».

Иосифляне отстаивали право владения землей, тогда как нестяжатели призывали отказаться от притязаний на любое имущество и земли, и передать все в казну.

Русская православная церковь иосифляне и нестяжатели

По отношению к еретикам позиции также расходились радикально. Хотя и те и другие осуждали ересь и еретиков, но нестяжатели были против их казни. Тогда как иосифляне выступали за жестокую расправу, даже невзирая на раскаяние.

Вначале великий князь Московский Иван III поддержал нестяжателей, так как он был заинтересован в отчуждении монастырских земель. Однако, в конце концов, Иосиф смог перетянуть его на свою сторону, так как был ярым апологетом царской власти.

Лидеры нестяжателей Нил Сорский и Максим Грек, не стесняясь, критиковали как церковные, так и светские власти, что, в конце концов, привело к их опале и заточению.

В споре победили иосифляне, что было задокументировано на Соборе 1531 года. Сторонники нестяжательства были отправлены в ссылку или казнены.

Оценка историков

Историки считают, что именно победа Иосифа Волоцкого привела как к возникновению опричнины, так и к другим трагическим последствиям в истории России.

Однако существует и другое мнение, согласно которому конфликт был выдуман гораздо позднее, а Нил Сорский и Иосиф Волоцкий создавали единую систему с двумя полюсами, отлично дополняющими друг друга.

И хотя с того момента прошло уже более пятисот лет споры о том, кто же из них был прав, не прекращаются до сих пор.

Ссылка на основную публикацию