Николай шалатовский молитва

Каки-таки, нафиг, стихи. поэма целая! Но. Интересная, однако!

Я бы посоветовал, когда текста много,увеличивать и окрашивать его.Тогда воспринимать легче.Мой монитор старый и разбирать мелкие «букафки» довольно тяжело.

Я с тобой согласна, но вот я например не могу так делать!

Писал ,писал, и тут слетает Лиса и все пропало.Надо писать по новой.Буду писать частями.

Перед тем как поставить скопированый материал в тему,делаем следующее.Открываем почту Скрайба,давим вверху- НАПИСАТЬ,затем ставим в поле для письма моргающую черточку и давим Ctrl V

Твой материал должен скопироваться в это поле.Щелкаем правой кнопкой и выбираем -ВЫДЕЛИТЬ ВСЕ. Затем левой по букве Т ,выбираем шрифт, затем 2 раза по букве Т -выбираем размер. Затем один раз по букве А . Выбираем цвет текста. Затем сразу правой и копируешь. Только после этого вставляешь в тему.Дальше все как обычно.Это все очень быстро делается, И результат очень радует.

Молитва Матери (текст: Николай Шалатовский, черновая запись) (исполнитель: Евгений Смирнов )

Войти в Tekstovoi.ru

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Да, лишь звезды и луна только знают,
Как я со стоном на пал могилу
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И сыновьи по землю целовал:
«Ты слышишь, мамочка? Прости, надо!
Не родная, не молчи, открой уста!
Давай вместе молиться, дорогая, —
Встань, мама, слышишь, встань — умоляю!»
Но холм молчал, дыша могильным Кругом.
тленьем — ни звука, словно мир уснул.
И, понял, я вдруг, Кто мне даст прощенье, —
И с небу к воплем руки протянул.
И эта ночь стала последней ночью
В моей безбожной жизненной Она, —
ночи открыла мне слепые очи,
мне Она влила в седрце Божий мир.
С пор тех живу я с Господом Иисусом, —
Моя в радость Нем, счастье, чистота!
И никому теперь побоюся не сказать,
Что я не мыслю жизни без Когда.

Христа я вижу пред собой картину:
сгорбленную, Заплакнную мать,
А рядом — гордого, напыщенного всей,
От сына души мне хочется сказать:
«Вы, имеющие, матери сына,
Прострите ваши руки к верьте —
И небесам, что молитвы ваши сильны
после и Творить смерти чудеса.
Вы сыновья, забывшие о Взгляните,
Боге на молящуюся мать
И встаньте рядом, своей в чтоб дороге
Вам эти слезы не пожать пришлось!»

Дата: 24 Сентября 2017 г, 10:42

Друзья! заранее прошу прощенья,
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно
Деревню нашу, дом, отца и мать.
Отец и мать, мне часто говорили:
«Сыночек, милый, к Богу обратись».
И ежедневно обо мне молились,
Но я любил совсем другую жизнь.

Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И ослеплённый, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.
Молитвы для меня страшнее яда были
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни. я жил в грязи и пыли.
И думал я, что это мой удел.

Мне не забыть, наверное, вовеки
Тот страшный день – отец мой умирал,
Из материнских глаз слёз вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:
«Ну где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он – Исцелитель – что ж ты не встаёшь?!
Без Бога люди тоже умирают, –
И ты, отец, как все, в земле сгниёшь».

Он улыбнулся и сказал сердечно:
«Я жив ещё, а ты, сынок, мертвец.
Но знай, что мёртвым ты не будешь вечно,
И скоро воскресит тебя Творец»!
Отца похоронили. Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней!

Ну, а тогда я думал по – другому.
Была противней мать мне с каждым днём,
И вот, однажды, я ушёл из дома,
Глубокой ночью, словно вор, тайком.
Тогда кричал я: «Вот она, свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах».
. Не знал тогда я то, что жизнь – это болото,
Ступил на кочку – и увяз в грехах.

И жизнь меня, как щепку закружила
В водовороте суеты и зла.
Сначала хорошо кружиться было,
Но вскоре заболела голова.

И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот,
Я волю напрягал, ум и – до боли – руки,
Но жизнь – водоворот, водоворот.

Друзья – о, лживое, обманчивое слово!
Водоворота самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова –
Со мною б был единственный и самый лучший друг!
Круг развлечений, в золото одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом света
И в страшном мраке по теченью плыл.

Вино – источник зла и тысячи лишений.
«Приятный круг» – о, скольких он сгубил!
Но есть Источник счастья и спасенья –
Не пил я из него, я из бутылки пил.
Но кто же мог спасти меня от смерти,
От всех грехов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну ответьте, кто?!

Метался я, не находя ответа.
И вот однажды летом, в сильный дождь
На улице я друга встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.
Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда
Забилось сердце, задрожал мой голос,
А вырвались бездушные слова.

«Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать всё, да время не хватает,
Сам понимаешь, то работа, то дела».
«Дела, работа. Помолчал бы лучше –
Дела твои не трудно угадать!
Я расскажу, ты только сердцем слушай
Про то, как «позабыла» тебя мать.

Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела – ведь тобой жила.
И каждый день, в любую непогоду
Шла на распутье и тебя ждала.
И простирая свои руки к Богу,
Молясь во имя пролитой крови,
Она стояла влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.

Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла –
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала. »
Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье в раз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
«Скажи, что с ней? Она жива сейчас?»

«Сейчас – не знаю. Уезжал – дышала.
В её бреду услышал я слова:
Сыночек, милый, ты пришёл? Я знала.
А ты, – работа, говоришь, дела».
Я побежал, подстёгнутый как плетью
Одним желаньем, (жгущим как огнём,
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Успеть пред ней, раскаяться во всём!

Вокзал и поезд. И одно лишь слово
В висках сту

Евгений Смирнов — Молитва Матери (Текст: Николай Шалатовский, Черновая Запись)

Слова и текст песни Евгений Смирнов — Молитва Матери (Текст: Николай Шалатовский, Черновая Запись), К сожалению, скачать песню и послушать онлайн, на сайте не получится, здесь находится только текст песни. Если вам понравился «текст», то обязательно напишите свой коммент.

Трек: Сильнейший стих Молитва Матери Николай Шалатовский

Длительность: 8 мин и 18 сек

Битрейт: 192 Kbps

Готовим файлы для скачивания

Ожидайте 5 секунд .

10.92 MB и длительностью 8 мин и 18 сек в формате mp3.

Слушают сейчас

Instasamka Mommy Slowed

Хава Газахова 2021

Meme Give Me Some Skittles

Дмитрий Силлов Закон Черного Сталкера

Saro Vardanyan 2021

Части Тел Rape Tape

Калина Красная 1991

В Дурном Обществе Короленко

Кулі Слава Україні

Birdtale Sans Megalovania

Рустам Нахушев 2021

Песенка Приветствие Для Детей

Сборники Вечных Хитов

Фнаф Фиолетовый Человек Песня

Все Накрылося Пиздой Плюс Идет На Минус

Да Meme Гача Лайф

Ain T No Sunshine Jørd Remix

Сборник Песен С Днем Рождения

Преступные Группировки России

Я Брожу По Интернету

Marco 9 Type Beat Free

Stronger Meme Полная Версия

Кринж Лайка 31 Выпуск 850 Секунд

Песня Доброта Позитив

Группа Аран Рушаз Новинка 2021

Петросян Весело Живём

Лучшие Бандитские Треки Блатная Музыка В Машину

Муроджон Убаев Мр3

Кривое Зеркало 5 Маёвка

Ремиксы Старых Песен 2020

Песня Соника На Русском

Кристофер Поттер Карманная История Вселенной

Здесь вы можете скачать mp3 музыку, которая вам нравится. Зажигательные и популярные хиты на нашей музыкальной платформе. Мы предлагаем слушать музыку бесплатно в хорошем качестве

Почта для жалоб и предложений: [email protected]

Автор: Илана
Дата записи

Николай шалатовский молитва

Друзья! Заранее прошу прощенья, —
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно:
Деревню нашу, дом, отца и мать.

Отец и мать мне часто говорили:
«Сыночек милый к Богу обратись!»
И ежедневно обо мне молились.
Но я любил совсем другую жизнь, —

Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И, ослепленный, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.

Молитвы для меня страшнее яда были,
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни… Я жил в грязи и пыли…
И думал я, что это мой удел.

Мне не забыть, наверное, навеки
Тот страшный день, — отец мой умирал…
Из материнских глаз слез вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:

«Ну, где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он — Исцелитель, — что ж ты не встаешь?!
Без Бога люди также умирают, —
И ты, отец, как все в земле сгниешь.»

Он улыбнулся и сказал сердечно:
«Я жив еще, а ты, сынок, мертвец,
Но знай, что мертвым ты не будешь вечно,
И вскоре воскресит тебя Творец!»

Отца похоронили… Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней.

Ну, а тогда я думал по-другому…
Была противней мать мне с каждым днем.
И вот, однажды я ушел из дома
Глубокой ночью, словно вор, тайком.

Тогда кричал я: «Вот она — свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах.»
…Не знал тогда я то, что жизнь — болото:
Ступил на кочку — и увяз в грехах.

И жизнь меня, как щепку, закружила
В водовороте суеты и зла.
Вначале хорошо кружиться было,
Но вскоре закружилась голова.

И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот.
Я волю напрягал, ум и — до боли — руки,
Но жизнь — водоворот, водоворот…

«Друзья» — какое лживое, обманчивое слово! —
В водовороте самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова —
Со мною б был Единственный и самый лучший Друг!

Круг развлечений, в золото одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом Света,
И в страшном мраке по теченью плыл.

Вино — источник зла и тысячи лишений…
Приятный круг — о, скольких он сгубил!
Но есть источник жизни и спасенья —
Не пил я из его, я из бутылки пил.

Но, кто же мог спасти меня от смерти,
От тех кругов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну, ответьте, кто?!

Метался я, не находя ответа.
И вот, однажды летом, в сильный дождь,
На улице я друга детства встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.

Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда.
Забилось сердце, задрожал мой голос,
И вырвались бездушные слова:

«Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать все, да время не хватает, —
Сам понимаешь, то работа, то дела.»

«Дела, работа… Помолчал бы лучше —
Твои дела нетрудно угадать!
Я расскажу, но только сердцем слушай
Про то, как «позабыла» тебя мать.

Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела — ведь тобой жила!
И каждый день, в любую непогоду,
Шла на распутье и тебя ждала.

И руки простирая свои к Богу,
Молясь во имя пролитой Крови,
Она стояла, влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.

Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла, —
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала…»

Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье враз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
«Скажи, что с ней? Она жива сейчас?»

«Сейчас — не знаю… Уезжал — дышала…
В бреду я слышал страшные слова:
— Сыночек милый, ты пришел? Я знала…
А ты, работа, говоришь, дела. »

Я побежал, подстегнутый, как плетью,
Одним желаньем, жгущим, как огнем:
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Упасть пред ней, раскаяться во всем!

Вокзал и поезд… И одно лишь слово
В висках стучало молота сильней.
Хотел не думать, но напрасно, — снова
Я слышал лишь одно: «Скорей, скорей!»

Вот поезд встал. Я вышел. От волненья
Меня трясло и что-то жгло в груди.
Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью
От пламени, горевшего внутри.

…Знакомая дорога и деревья,
И только незнакомый сердца стук…
Вот кладбище, за кладбищем — деревня.
Могилы… И отца я вспомнил вдруг.

И ноги как-то сами повернули…
И в тишине, зашелестев листвой,
Меня к его могиле потянули
Заросшей и заброшенной тропой.

Я шел, до боли напрягая зренье:
Знакомая березка — значит, здесь…
Впервые в жизни встал я на колени,
Прижав к щеке холодный, мокрый крест:

«Отец, прости безумную ошибку!
Ты прав! — ты жив — я слышу шепот губ.
Стоишь ты предо мной, твоя улыбка…
А я — зловонный, сгнивший, мерзкий труп.

Но я заботой и любовью к маме
Сотру все прошлое, клянусь тебе!
И ты, мой папа, будешь в сердце с нами…
А если. Если мать уже в земле?!»

И сердце снова бешено забилось.
Я огляделся… Тьма, ни зги кругом
И, вдруг — луна… Окрестность осветилась,
И я увидел рядом свежий холм.

Да, лишь луна и звезды только знают,
Как я со стоном на могилу пал
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И землю по-сыновьи целовал:

«Ты слышишь, мамочка? Прости, родная!
Не надо, не молчи, открой уста!
Давай молиться вместе, дорогая, —
Встань, мама, слышишь, умоляю — встань!»

Но холм молчал, дыша могильным тленьем.
Кругом — ни звука, словно мир уснул.
И, вдруг, я понял, Кто мне даст прощенье, —
И с воплем к небу руки протянул.

И эта ночь последней стала ночью
В моей безбожной жизненной ночи, —
Она открыла мне слепые очи,
Она мне влила в седрце Божий мир.

С тех пор живу я с Господом Иисусом, —
Моя в Нем радость, счастье, чистота!
И никому теперь сказать не побоюся,
Что я не мыслю жизни без Христа.

Когда я вижу пред собой картину:
Заплаканную, сгорбленную мать,
А рядом — гордого, напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:

«Вы, матери, имеющие сына,
Прострите ваши руки к небесам —
И верьте, что молитвы ваши сильны
Творить и после смерти чудеса.

Вы сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на молящуюся мать
И встаньте рядом, чтоб в своей дороге
Вам эти слезы не пришлось пожать!»

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Свіжа думка
  • Скринька
  • Френди
  • Про мене
  • Memories

«Молитва матери » Николай Шалатовский

Друзья! заранее прошу прощенья,
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно
Деревню нашу, дом, отца и мать.
Отец и мать, мне часто говорили:
«Сыночек, милый, к Богу обратись».
И ежедневно обо мне молились,
Но я любил совсем другую жизнь.
Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И ослеплённый, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.
Молитвы для меня страшнее яда были
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни. я жил в грязи и пыли..
И думал я, что это мой удел.
Мне не забыть, наверное, вовеки
Тот страшный день – отец мой умирал,
Из материнских глаз слёз вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:
«Ну где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он – Исцелитель – что ж ты не встаёшь?!
Без Бога люди тоже умирают, –
И ты, отец, как все, в земле сгниёшь».
Он улыбнулся и сказал сердечно:
«Я жив ещё, а ты, сынок, мертвец.
Но знай, что мёртвым ты не будешь вечно,
И скоро воскресит тебя Творец»!
Отца похоронили. Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней!
Ну, а тогда я думал по – другому.
Была противней мать мне с каждым днём,
И вот, однажды, я ушёл из дома,
Глубокой ночью, словно вор, тайком.
Тогда кричал я: «Вот она, свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах».
. Не знал тогда я то, что жизнь – это болото
Ступил на кочку – и увяз в грехах.

И жизнь меня, как щепку закружила
В водовороте суеты и зла.
Сначала хорошо кружиться было,
Но вскоре заболела голова.
И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот,
Я волю напрягал, ум и – до боли – руки,
Но жизнь – водоворот, водоворот.
Друзья – о, лживое, обманчивое слово!
Водоворота самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова –
Со мною б был единственный и самый лучший друг!
Круг развлечений, в «золото» одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом света
И в страшном мраке по теченью плыл.
Вино – источник зла и тысячи лишений.
«Приятный круг» – о, скольких он сгубил!
Но есть Источник счастья и спасенья –
Не пил я из него, я из бутылки пил.
Но кто же мог спасти меня от смерти,
От всех грехов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну ответьте, кто?!
Метался я, не находя ответа.
И вот однажды летом, в сильный дождь
На улице я друга встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.
Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда
Забилось сердце, задрожал мой голос,
А вырвались бездушные слова.
«Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать всё, да время не хватает,
Сам понимаешь, то работа, то дела».
«Дела, работа. Помолчал бы лучше –
Дела твои не трудно угадать!
Я расскажу, ты только сердцем слушай
Про то, как «позабыла» тебя мать.

Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела – ведь тобой жила.
И каждый день, в любую непогоду
Шла на распутье и тебя ждала.
И простирая свои руки к Богу,
Молясь во имя пролитой крови,
Она стояла влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.
Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла –
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала. »
Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье в раз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
«Скажи, что с ней? Она жива сейчас?»
«Сейчас – не знаю. Уезжал – дышала.
В её бреду услышал я слова:
Сыночек, милый, ты пришёл? Я знала.
А ты, – работа, говоришь, дела».
Я побежал, подстёгнутый как плетью
Одним желаньем, жгущим как огнём,
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Успеть пред ней, раскаяться во всём!
Вокзал и поезд. И одно лишь слово
В висках стучало молота сильней,
Хотел не думать, но напрасно – снова
Я слышал лишь одно: «Скорей! скорей!»
Вот поезд стал. Я вышел. От волненья
Меня трясло, и что-то жгло в груди.
Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью
От пламени горевшего внутри.
Знакомая дорога и деревья,
Но только не знакомый сердца стук.
Вот кладбище, за кладбищем – деревня.
Могилы. И отца я вспомнил вдруг.
И ноги как-то сами повернули..
И в тишине, зашелестев листвой,
Меня к его могиле потянули
Заросшей и заброшенной тропой.
Я шёл, до боли напрягая зренье.
Знакомая берёзка – значит, здесь.

Впервые в жизни встал я на колени –
Обжёг щеку холодный, мокрый крест.
«Отец, прости безумную ошибку!
Ты прав! Ты жив – я слышу шепот губ.
Стоишь ты предо мной, твоя улыбка.
А я – зловонный, сгнивший, мерзкий труп.
Но я заботой и любовью к маме
Сотру всё прошлое, клянусь тебе!
И ты мой папа, будешь в сердце с нами.
А если. Если мать уже в земле?!»
И сердце снова бешено забилось.
Я оглянулся. Тьма, ни зги кругом.
И вдруг – луна. Окрестность осветилась
И я увидел рядом свежий холм.
Да, лишь луна и звёзды только знают,
Как я со стоном на могилу пал
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И землю по сыновьи целовал:
«Ты слышишь, мамочка? Прости родная!
Не надо, не молчи, открой уста!
Давай молиться вместе, дорогая,
Встань, мама, слышишь, умоляю, встань!»
Но холм молчал, дыша могильным тленьем,
Кругом – ни звука, словно мир уснул.
И вдруг я вспомнил, кто мне даст прощенье –
И с воплем к небу руки протянул.
И эта ночь, последней стала ночью
В моей безбожной жизненной ночи –
Она открыла мне слепые очи,
И я увидел новый, Божий мир.
С тех пор живу я с Господом Иисусом,
Моя в Нём радость, счастье, чистота!
И ни кому сказать не побоюсь я,
Что я не мыслю жизни без Христа.
Когда я вижу пред собой картину:
Заплаканную, сгорбленную мать,
А рядом – гордого, напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:
«Вы, матери, имеющие сына,
Простёрты ваши руки к небесам –
И верьте, что молитвы ваши в силах
Творить и после смерти чудеса.
Вы, сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на молящуюся мать
И встаньте рядом, чтоб в своей дороге
Вам эти слёзы не пришлось пожать!»

С Днём Матери! «Молитва Матери» Сильнейшее Стихотворение о Маме! Читает Владимир ФёдоровПодробнее

Николай шалатовский молитва

🔴🎶Сильнейший стих: «Молитва Матери». Николай ШалатовскийПодробнее

Николай шалатовский молитва

Бомж из Данилова Александр Кычин читает свои стихиПодробнее

Николай шалатовский молитва

Николай шалатовский молитва

Стихотворение Николая Шалатовского «Молитва Матери»Подробнее

Николай шалатовский молитва

Молитва матери — Сергей ЕсенинПодробнее

Николай шалатовский молитва

«Молитва матери» стих Николая Шалатовского — читает Павел ТищенкоПодробнее

Николай шалатовский молитва

Две дороги (стих Николая Шалатовского)Подробнее

Николай шалатовский молитва

Молитва матери / Николая ШалатовскогоПодробнее

Николай шалатовский молитва

Николай Шалатовский — Молитва материПодробнее

Николай шалатовский молитва

Молитва Матери Николай ШалатовскийПодробнее

Николай шалатовский молитва

Николай Шалатовский «Молитва Матери» (читает Лапшенкова В. В.)Подробнее

Николай шалатовский молитва

ЛУЧШИЙ, трогательный стих, Молитва Матери Автор Николай ШалатовскийПодробнее

Николай шалатовский молитва

Молитва матери — стихотворение Николая Шалатовского. Читает Ольга Голикова.Подробнее

Николай шалатовский молитва

Павел Шавловский — СиротыПодробнее

Николай шалатовский молитва

Молитва матери Николай ШалатовскийПодробнее

Николай шалатовский молитва

Николай Шалатовский «Молитва матери»Подробнее

Название = Молитва матери Автор = Шаталовский Николай
Тема = Призыв к покаянию

Молитва матери (Николай Шалатовский)

Друзья! Заранее прошу прощенья, —
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно:
Деревню нашу, дом, отца и мать.
Отец и мать мне часто говорили:
«Сыночек милый к Богу обратись!»
И ежедневно обо мне молились.
Но я любил совсем другую жизнь, —
Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И, ослепленный, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.
Молитвы для меня страшнее яда были,
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни. Я жил в грязи и пыли.
И думал я, что это мой удел.
Мне не забыть, наверное, навеки
Тот страшный день, — отец мой умирал.
Из материнских глаз слез вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:
«Ну, где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он — Исцелитель, — что ж ты не встаешь?!
Без Бога люди также умирают, —
И ты, отец, как все в земле сгниешь.»
Он улыбнулся и сказал сердечно:
«Я жив еще, а ты, сынок, мертвец,
Но знай, что мертвым ты не будешь вечно,
И вскоре воскресит тебя Творец!»
Отца похоронили. Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней.
Ну, а тогда я думал по-другому.
Была противней мать мне с каждым днем.
И вот, однажды я ушел из дома
Глубокой ночью, словно вор, тайком.
Тогда кричал я: «Вот она — свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах.»
. Не знал тогда я то, что жизнь — болото:
Ступил на кочку — и увяз в грехах.
И жизнь меня, как щепку, закружила
В водовороте суеты и зла.
Вначале хорошо кружиться было,
Но вскоре закружилась голова.
И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот.
Я волю напрягал, ум и — до боли — руки,
Но жизнь — водоворот, водоворот.
«Друзья» — какое лживое, обманчивое слово! —
В водовороте самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова —
Со мною б был Единственный и самый лучший Друг!
Круг развлечений, в золото одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом Света,
И в страшном мраке по теченью плыл.
Вино — источник зла и тысячи лишений.
Приятный круг — о, скольких он сгубил!
Но есть источник жизни и спасенья —
Не пил я из его, я из бутылки пил.
Но, кто же мог спасти меня от смерти,
От тех кругов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну, ответьте, кто?!
Метался я, не находя ответа.
И вот, однажды летом, в сильный дождь,
На улице я друга детства встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.
Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда.
Забилось сердце, задрожал мой голос,
И вырвались бездушные слова:
«Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать все, да время не хватает, —
Сам понимаешь, то работа, то дела.»
«Дела, работа. Помолчал бы лучше —
Твои дела нетрудно угадать!
Я расскажу, но только сердцем слушай
Про то, как «позабыла» тебя мать.
Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела — ведь тобой жила!
И каждый день, в любую непогоду,
Шла на распутье и тебя ждала.
И руки простирая свои к Богу,
Молясь во имя пролитой Крови,
Она стояла, влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.
Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла, —
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала. »
Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье враз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
«Скажи, что с ней? Она жива сейчас?»
«Сейчас — не знаю. Уезжал — дышала.
В бреду я слышал страшные слова:
— Сыночек милый, ты пришел? Я знала.
А ты, работа, говоришь, дела. »
Я побежал, подстегнутый, как плетью,
Одним желаньем, жгущим, как огнем:
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Упасть пред ней, раскаяться во всем!
Вокзал и поезд. И одно лишь слово
В висках стучало молота сильней.
Хотел не думать, но напрасно, — снова
Я слышал лишь одно: «Скорей, скорей!»
Вот поезд встал. Я вышел. От волненья
Меня трясло и что-то жгло в груди.
Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью
От пламени, горевшего внутри.
. Знакомая дорога и деревья,
И только незнакомый сердца стук.
Вот кладбище, за кладбищем — деревня.
Могилы. И отца я вспомнил вдруг.
И ноги как-то сами повернули.
И в тишине, зашелестев листвой,
Меня к его могиле потянули
Заросшей и заброшенной тропой.
Я шел, до боли напрягая зренье:
Знакомая березка — значит, здесь.
Впервые в жизни встал я на колени,
Прижав к щеке холодный, мокрый крест:
«Отец, прости безумную ошибку!
Ты прав! — ты жив — я слышу шепот губ.
Стоишь ты предо мной, твоя улыбка.
А я — зловонный, сгнивший, мерзкий труп.
Но я заботой и любовью к маме
Сотру все прошлое, клянусь тебе!
И ты, мой папа, будешь в сердце с нами.
А если. Если мать уже в земле?!»
И сердце снова бешено забилось.
Я огляделся. Тьма, ни зги кругом
И, вдруг — луна. Окрестность осветилась,
И я увидел рядом свежий холм.
Да, лишь луна и звезды только знают,
Как я со стоном на могилу пал
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И землю по-сыновьи целовал:
«Ты слышишь, мамочка? Прости, родная!
Не надо, не молчи, открой уста!
Давай молиться вместе, дорогая, —
Встань, мама, слышишь, умоляю — встань!»
Но холм молчал, дыша могильным тленьем.
Кругом — ни звука, словно мир уснул.
И, вдруг, я понял, Кто мне даст прощенье, —
И с воплем к небу руки протянул.
И эта ночь последней стала ночью
В моей безбожной жизненной ночи, —
Она открыла мне слепые очи,
Она мне влила в седрце Божий мир.
С тех пор живу я с Господом Иисусом, —
Моя в Нем радость, счастье, чистота!
И никому теперь сказать не побоюся,
Что я не мыслю жизни без Христа.

Когда я вижу пред собой картину:
Заплаканную, сгорбленную мать,
А рядом — гордого, напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:
«Вы, матери, имеющие сына,
Прострите ваши руки к небесам —
И верьте, что молитвы ваши сильны
Творить и после смерти чудеса.
Вы сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на молящуюся мать
И встаньте рядом, чтоб в своей дороге
Вам эти слезы не пришлось пожать!»

Ссылка на основную публикацию