Единство православной церкви

Единство — это принцип бытия Церкви. Сам Христос целью Своего служения считал основание одной (в количественном отношении) Церкви: «Я создам Церковь Мою…» (Мф. 16, 18). Изображая Церковь в притчах, Господь всегда говорил об одном стаде, одном овчем дворе (Ин. 10, 16), об одной виноградной лозе (Ин. 15, 1–7), об одном Царстве Божием на земле (Мф. 13, 24, 47).

Апостол Павел также учил о единой Церкви: «…мы многие составляем одно тело во Христе» (Рим. 12, 5); «…все мы одним Духом крестились в одно тело» (1 Кор. 12, 13); «Одно тело и один дух… один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех…» (Еф. 4, 4–6).

Единство Церкви — нечто большее, чем только количественное единство, это прежде всего качественная характеристика. Основанием внутреннего единства Церкви является то, что «она есть одно духовное тело, имеет одну Главу Христа и одушевляется одним Духом Божиим».

Единство Божие — основание для единства Церкви. «Единство Церкви следует необходимо из единства Божьего, ибо Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати… Единство Церкви не мнимое, не иносказательное, но истинное и существенное, как единство многочисленных членов в теле живом».

Жизнь верующих в Церкви есть, прежде всего, таинственная жизнь во Христе, в единстве и общении со всем человечеством, со всем творением, с ангельским миром. Поэтому те, кто производит разделения в Церкви, пытаются разделить Христа, что невозможно («Разве разделился Христос?» (1 Кор. 1, 13), и в результате не разделяют Церковь, а отпадают от нее.

Единство церковной жизни проявляется в виде некоторой тождественности ее у отдельных верующих, независимо от внешнего объединения, которого может и не быть: отшельники и пустынники также пребывают в церковном единстве, и «это внутреннее единство есть основание внешнего единства». Единство Церкви проявляется в мире прежде всего как «единство веры и проистекающее отсюда единство жизни и предания, вместе с непрерывностью апостольского преемства иерархии». Таким образом внутреннее качество раскрывается вовне.

Догмату о единстве Церкви не противоречит существование ряда Поместных Православных Церквей. Все Поместные Церкви — части единой Вселенской Церкви, о чем свидетельствует единство веры. Каждая Поместная Церковь имеет своего Предстоятеля, Вселенская же — единого Главу Христа, и является единым телом Христовым. В каждой Поместной Церкви, в каждой епархии и отдельно взятой евхаристической общине совершается единое Таинство приношения Тела и Крови Господней, и это евхаристическое общение есть верный залог единства всех «верных» во Христе. «Будучи единой во всей своей полноте, Церковь оставалась всегда внутренне универсальной, так как каждая местная церковь содержала в себе все остальные местные церкви. То, что совершалось в одной церкви, совершалось во всех остальных, так как все совершалось в Церкви Божией во Христе».

  1. Константинопольская
  2. Александрийская
  3. Антиохийская
  4. Иерусалимская
  5. Русская
  6. Грузинская
  7. Сербская
  8. Румынская
  9. Болгарская
  10. Кипрская
  11. Элладская (Греческая)
  12. Албанская
  13. Польская
  14. Чешских земель и Словакии
  15. Американская и Канадская

Автономные церкви: 1. Синайская. 2. Финляндская. 3. Японская. 4. Китайская. ]

Кажущееся некоторым разделение Церкви на земную и небесную также не имеет места. Небесная Церковь активно участвует в жизни Церкви земной; евхаристическое общение верующие имеют не только с живущими на земле братьями, но и со святыми, и со всеми скончавшимися в вере, о чем свидетельствует поминовение их на Литургии, и, в частности, во время анафоры. Ангелы также сослужат Евхаристии: «ныне силы небесные с нами невидимо служат»,— поет Церковь в одной из Херувимских песней. И потому «нет видимой и невидимой Церкви, земной и небесной, а есть единая Церковь Божия во Христе, которая в полноте своего единства пребывает в каждой местной церкви с ее Евхаристическим собранием».

Единство православной церкви

Таким образом, единство Церкви является абсолютным.

Свт. Ириней Лионский: «Хотя Церковь рассеяна по всей вселенной до конец земли, но от апостолов и учеников их прияла веру во единого Бога. Прияв такую проповедь и такую веру, Церковь, как мы сказали, хотя и рассеяна по всему миру, тщательно сохраняет ее, как бы обитая в одном доме; одинаково верует сему, как бы имея одну душу и одно сердце, и согласно проповедует о сем, учит и передает, как бы имея единые уста«.

Климент Александрийский: «Истинная Церковь, подлинно древняя, есть одна. Как один Бог и один Господь, так и истинное достоинство выражается единством во образ Единого Начала. Итак, единая Церковь, которую ереси усиливаются рассечь на многие, уподобляется единством природе Единого. Мы называем древнюю кафолическую Церковь единой по ее существу, по понятию о ней, по ее началу и превосходству«.

Алексей Хомяков: «Единство Цеpкви следyет необходимо из единства Божьего, ибо Цеpковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живyщей во множестве pазyмных твоpений, покоpяющихся благодати«.

3.1.1. Единство — принцип бытия Церкви

Сам Господь полагал целью Своего служения создание только одной в количественном отношении Церкви:

Я создам Церковь Мою…” (Мф. 16, 18).

Ап. Павел также мыслил Церковь как нечто нумерически единое:

мы многие составляем одно тело во Христе…” (Рим. 12, 5)

все мы одним Духом крестились в одно тело…” (1 Кор. 12, 13)

Одно тело и один дух… один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех…” (Еф. 4, 4-6).

Однако единство Церкви есть нечто большее, чем только нумерическое единство. Церковь не просто одна — она едина, единство — принцип ее бытия. Таким образом, единство — не столько количественная, сколько качественная характеристика Церкви. Основанием внутреннего единства Церкви является то,

что она есть одно духовное тело, имеет одну главу Христа и одушевляется одним Духом Божиим” 6 .

Единство Церкви, как ее качественная характеристика, отличает Церковь от всех иных видов объединения людей, ибо Церковь — не просто общество единомышленников и единство в церковном понимании не есть только сплоченность и единодушие. Церковное единство предполагает изменение самого образа бытия человеческой природы, его преображение из индивидуалистического выживания в единение по образу Лиц Пресвятой Троицы. О таком единстве молился Господь в Первосвященнической молитве:

да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе” (Ин. 17, 21).

3.1.2. Внешнее выражение единства Церкви

Внутреннее единство Церкви имеет и свои внешние проявления:

а) единство православной веры, исповедание одного и того же Символа веры;

б) единство таинств и богослужения;

в) единство иерархического преемства епископата;

г) единство церковного устройства, единство церковных канонов 7 .

Хотя Православная Церковь не имеет единого видимого главы, существование многих поместных православных Церквей не противоречит учению о единстве Церкви, поскольку

это… суть части единой Вселенской Церкви. Отдельность видимого устройства их не препятствует им духовно быть великими членами единого Тела Церкви Вселенской, иметь единую главу Христа и единый дух веры и благодати” 8 .

3.1.3. Единство Церкви земной и Церкви небесной

Единство Церкви не нарушается также разделением Церкви на земную и небесную, которые хотя и различны по формам бытия своих членов, тем не менее не изолированы одна от другой полностью. И та, и другая в совокупности составляют единое стадо единого Пастыря, единое тело, Глава которого — Христос. Поскольку все члены Церкви, как сущие на земле, так и пребывающие на небе, составляют единый духовный организм, между ними возможно и должно иметь место общение веры, любви, взаимной помощи и сослужения.

3.1.3.1. Почитание и молитвенное призывание святых в Церкви земной

Священное Писание неоднократно говорит о необходимости почитания святых и вменяет нам в обязанность

а) чтить память святых:

Память праведника пребудет благословенна” (Притч. 10, 7);

б) подражать примеру их жизни:

Поминайте наставников ваших…, и взирая на кончину их жизни, подражайте вере их” (Евр. 13, 7);

в) прославлять святых угодников Божиих:

“… отныне будут ублажать Меня все роды” (Лк. 1, 48).

При этом воздаяние людям Божиим подобающей им чести вознаграждается от Господа:

кто принимает пророка во имя пророка, получит награду пророка” (Мф. 10, 41).

Кроме того, почитание святых в Православной Церкви носит характер поклонения, которое выражается в сооружении храмов в честь святых, возжжении светильников и каждении пред их изображениями, целовании изображений, преклонении перед ними колен.

Таким поклонением никоим образом не нарушается вторая заповедь Декалога, потому что православное богословие строго различает поклонение как всецелое служение (v), подобающее исключительно Богу, и почитательное поклонение (;v), то есть воздаяние чести, которое допустимо по отношению ко всему, что заслуживает нашего уважения и почитания, в том числе и по отношению к человеку как носителю образа Божия 9 . В Священном Писании мы имеем множество примеров поклонения людей друг другу. Сам Моисей кланялся своему тестю Иофору (Исх. 18, 7), Авраам, отец верующих, кланялся хеттеянам (Быт. 23, 12), а царь и пророк Давид — своим гостям (3 Цар. 1, 47). Если такое поклонение как воздаяние чести допустимо по отношению к грешным людям, живущим в земных условиях, то тем более оно уместно по отношению к святым, достигшим совершенства и прославленным Богом.

Почитая святых, Церковь имеет правило их молитвенного призывания, испрашивает их молитв о верующих на земле. Сам Бог повелевает человекам просить у других молитв о себе. Так, Авимелеху, царю Герарскому, Бог повелел просить молитвы за себя у Авраама:

он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив” (Быт. 20, 7).

Пророк Самуил молился Богу о своем народе:

воззвал Самуил к Господу о Израиле, и услышал его Господь” (Цар. 7, 9).

Если такой действенностью обладают молитвы верующих на земле, то тем более действенны должны быть молитвы святых, приносимые непосредственно перед Престолом Всевышнего:

И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник. И вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога” (Откр. 8, 34).

Обычай призывать в молитвах имена усопших праведников уходит в глубокую древность. Еще царь Давид молился:

Господи, Боже Авраама, Исаака и Израиля, отцов наших!” (1 Пар. 29, 18).

Этой древней практике следует и Православная Церковь, призывая

Христа истинного Бога нашего, молитвами Пречистой Его Матери и всех святых” 10 .

Православное почитание святых, вопреки мнению протестантов, не умаляет заслуг Христа как единого Посредника между Богом и человеками (1 Тим. 2, 5–6). Действительно, в деле Искупления, примирения человека с Богом, Христос есть единственный Посредник, и никаких других соискупителей быть не может. Однако спасение людей, усвоение ими плодов искупительного подвига совершается опосредованно. Очевидно, что существуют люди духовно более опытные, выше поднявшиеся в своем восхождении к совершенству и потому способные помогать менее совершенным в их восхождении.

Почитание святых в Православии всегда христоцентрично. Поэтому мысль о том, что почитание святых угодников каким-то образом умаляет значение искупительного подвига Христа Спасителя, равнозначно утверждению, что честь, воздаваемая плодам, умаляет достоинство лозы, на которой и благодаря которой эти плоды выросли.

Единство православной церкви Троицкий С.В. Единство Церкви
М.: Изд-во М.Б. Смолина (ФИВ), 2016. — 728 с.

Сборник работ крупнейшего русского канониста XX века, профессора Сергея Викторовича Троицкого (1878-1972) посвящен осмыслению взаимоотношений православных поместных церквей, актуальным проблемам сравнительного богословия и канонического права.»Церковь едина и потому, — писал профессор С.В. Троицкий, — что Она соборна, кафолична, то есть всеобъемлющая, обнимающая весь мир. И святость Церкви не связана с каким либо местом (Ио. 4, 21). А если постановления всякой поместной Церкви вдохновляются Св. Духом, то как же она может быть подчинена какой либо перманентной высшей инстанции?» посему «фактическое первенство Константинопольского патриарха в Православной Церкви, никак нельзя считать ни канонически твердым, ни тем более неизменным». Книга будет интересна и важна как для ученых богословов, гуманитариев и обществоведов.

Содержание
Русская Церковь и восточные Православные Церкви
Католический план завоевание России
Проблема воссоединения с Англиканской Церковью
Апостольское преемство
Взгляд Православной Церкви на Церковь Армянскую
Постановка вопроса о чистилище и индульгенциях у современного католического полемиста
Методология русских католиков
О правах епископов, лишившихся кафедр без своей вины
О юрисдикции Вселенского патриарха вне границ автокефальных церквей
«Дымное надмение мира» и Церковь
Что такое «Живая Церковь»
Предисловие
Глава I. История «Живой Церкви»
Глава II. Идеология и устройство «Живой Церкви»
Глава III «Живая Церковь» перед судом народной совести и учения Православной Церкви
Церковная смута и дореволюционное право
Почему и как закрываются храмы в советской России
Предисловие
Глава I. Конфискация храмов и ограничение пользования ими
Глава II. Лишение верующих права пользования храмами
К вопросу о правах Константинопольского патриарха
Папистические стремления у греков
О границах распространения права власти Константинопольской патриархии на «диаспору»
Где и в чем главная опасность?
I. Комментарий к 9-му правилу IV Вселенского Собора
II.Толкование 28-го правила IV Вселенского Собора
III. Комментарий к 28-му правилу IV Вселенского Собора
О церковной автокефалии
Единство Церкви
Великое преступление
По поводу неудачной защиты ложной теории
Будем вместе бороться с опасностью
Как привезти к концу аозникший спор?
Экклезиология парижского раскола
Каноны и восточный папизм
О единстве Церкви
Из истории спора Старого Рима с Новым
Халкидонский собор и восточный папизм
О смысле 9-го и 17-го канонов Хадкидонского собора
Кто включил папистическую схолию в православную Кормчую

Информация о файле: pdf, 29 mb.

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

Христианство возникло в I в. как один из ответов иудейской цивилизации на охвативший ее кризис, вызванный греко-македонским завоеванием Палестины и насильственной эллинизацией. Конец II — начало IV в. отмечены ростом популярности евангельского учения, которое распространяется в Египте, Сирии, Малой Азии, Италии, Северной Африке. Это связано в первую очередь с кризисом античной цивилизации, разразившимся в III в. В IV—V вв. шел уже процесс догматической и обрядовой унификации христианства. На церковных соборах были утверждены основные догматы христианского учения, его главные таинства. Однако этот процесс был затруднен появлением ересей и распадом единой Римской империи на два государства, что обусловило складывание различных ветвей христианства — западной и восточной.

Судьбоносный кризис в отношениях двух частей христианского мира произошел в 1054 г., когда послы папы римского, прибывшие в Константинополь, объявили об отлучении от Церкви польского патриарха Керулария за его попытку защитить от западных влияний епархии своего патриархата. В свою очередь Керуларий отлучил послов. Это было началом продолжающегося и поныне разделения некогда единой Церкви на Западную и Восточную.

В последующие века были велики и потери, и приобретения христианства, существенно изменился его облик. Совершенно иным стало и общество — мир, в котором живут и действуют христианские конфессии и деноминации. Безусловно, претерпели изменения представления об историческом прошлом христианской веры и христианской культуры, сделаны первостепенные археологические открытия, опубликованы неизвестные ранее тексты. Огромный путь прошла мировая библеистика. В жизни христианства появилось новое — экуменическое движение — движение за воссоединение христиан различных вероисповеданий. В 1948 г. был создан Всемирный Совет Церквей, объединивший важнейшие протестантские деноминации и ряд поместных православных церквей. Активное участие в его работе с 1961 г. принимает и Московская патриархия.

Гэкуменизм, экуменическое движение (от лат. oecumenicus — вселенский и гр. oikumene — обитаемая земля) — движение за объединение всех христианских церквей, возникшее в начале XX в., ставящее своей целью усиление влияния религии, ограничение роста атеизма, выработку общехристианской социальной программы, пригодной для верующих. Экуменическое движение не имеет общей доктрины и единого устава, каждый участник проповедует свое учение. Участие поместных православных церквей в экуменическом движении дало положительные результаты. |

Полное название — «О єдиной истинной православной вЂрЂ и о святой соборной апостолской церкви откуду начало приняла и како повсюду распростреся».

Содержание

  • 1 Предпосылки появления трактата
  • 2 Содержание
    • 2.1 Раздел I
    • 2.2 Раздел II
    • 2.3 Раздел III
    • 2.4 Раздел IV
    • 2.5 Раздел V
    • 2.6 Раздел VI
    • 2.7 Дополненная редакция «Книжицы»
    • 2.8 Дополнение
  • 3 Литература
  • 4 Ссылки

Предпосылки появления трактата

«Книжиця о единой православной истинной вере…» (или «Книжица», или «Острожский сборник в шести разделах») — полемический трактат, направленный на систематизацию православного вероучения. Трактат появился в результате процессов Реформации, Контрреформации и католической реформы в Европе, и как реакция на религиозно-идеологическое наступление католицизма на православие, которое в 1596 привело к заключение Брестской унии.

Появлению «Книжицы» предшествовал выход в свет в 1581 году «Острожской Библии». В предисловии к этому изданию первый ректор Острожской академии Герасим Смотрицкий, выступил с решительной критикой нападений польских иезуитских писателей Бенедикта Гербеста и Петра Скарги на православную веру.

Двумя другими важными полемическими произведениями, хронологически предшествовавшими появлению «Книжицы» были « Про единство церкви Божией» (1577) Пётра Скарги и «Ключ царства небесного» (1587) Герасима Смотрицкого.

Трактат содержит шесть разделов, каждый из которых рассматривает отдельный догматический вопрос, в рамках конфессиональной полемики между православием и католицизмом XVI—XVII веков. В 1598 году вышла вторая редакция «Книжицы», которая содержала уже десять разделов, и включала в себя вопросы, появление которых обусловлено заключением Брестской унии .

Содержание

Раздел I

Первый раздел трактата под названием «О єдиной истинной православной вЂрЂ и о святой соборной апостолской церкви откуду начало приняла и како повсюду распростреся». В этом разделе автор, прежде всего, отстаивает позицию о том, что Иисус Христос — основа и глава Церкви, что идёт вразрез с католической доктриной о наместничестве Папы Римского и обоснованием власти понтифика, как преемника Апостола Петра. Вопреки католическому убеждению о происхождении христианской веры из Рима, Василий Суражский-Малюшицкий приводит доказательства тезиса, о том что вера пришла из Иерусалима.

Раздел II

Название второго раздела — «О происхождении Всесвятого и Животворящего Духа от Отца единого сходит так же, как Единородный Сын, Слово Божие, предвечно от того же Отца рождается …». Раздел посвящён критике католической традиции трактовки библейских текстов, которая предусматривает, среди прочего, сошествие Святого Духа не только от Бога Отца, но и от Бога Сына. Полемист, со своей позиции, считает невозможным для человека постижение истинной природы догматов, а следовательно призывает принимать догматы простой верой, как истинные откровения.

«Дух Святой сходит, как и Сын Божий рождается от единого начала, как от источника и корня Божества, от Отца исходящего; а каждого, кто исповедует сошествие Святого Духа и от Сына, Суражский называет таким, что не от божественного писания глаголет, а от суеты ума своего, от вымыслов прошлых «. Главной мыслью второго раздела «Книжицы» можно считать то, что нельзя толковать Библию самовольно, отталкиваясь от инструментария светской философии. Автор также сетует католикам, на то что их учения наполнены противоречиями из-за того, что они признают два божественных начала.

Раздел III

Третий раздел состоит из трех глав: «Про першенство…», «Про начальство папы» и «Про латынян, что отступили от православных патриархов…».. Раздел посвящён утверждению авторской позиции про духовный авторитет Иерусалима, подчеркивается равенство всех апостолов, а следовательно нивелируется концепт преимущества Папы Римского, как преемника апостола Петра, над другими патриархами. Подтверждение первенства Петра среди апостолов автор не находит ни в апостольской письменности, ни в истории первичной церкви. К тому же, автор противопоставляет римской монархической теории, идеал соборности Христовой церкви.

Раздел IV

Четвёртый раздел содержит рассуждения о таинстве евхаристии. Автор признает иудейское происхождение традиции, однако отрицает использование в таинстве просфоры, как атрибута Ветхого Завета, и признает использование квасного (кислого) хлеба. Автор аллегорически проводит различие между «хлебом» и «пресным (просфорой)» как между «телом» и «трупом». В подтверждение своей защиты традиции квасного хлеба в евхаристии Суражский обращается к показаниям евангелистов:

В этом же разделе автор критикует католический пост в субботу, который был народным обычаем в Речи Посполитой, и защищает византийскую традицию поста в среду и пятницу. Две других темы, затрагиваемые автором в этой части трактата — вопрос брака в контексте духовенства и католический догмат о чистилище.

Раздел V

Раздел пятый — «Об изменении дней и праздников» посвящён отстаиванию Юлианского календаря как «старой» календарной традиции. Пятый раздел «Книжицы» про Юлианский календарь, таким образом, вписывается в православный концепт «держаться старины», а следовательно является неотъемлемым её атрибутом.

Раздел VI

Шестой раздел — «Про святые храмы … и о почитании святых икон, в память Богочеловеческого Воплощения Спаса нашего написано» — посвящён значению Храма Божьего для православных христиан как места, где «присутствует милость Божия», и отстаивает благоговейное отношение к иконам.

Дополненная редакция «Книжицы»

Дополненная редакция «Книжицы» 1598 года состоит из десяти разделов и содержит, кроме вышеупомянутого, восемь писем Патриарха Александрийского Мелетия Пигаса, письмо князя Константина Константиновича Острожского и анонимный («от афонских монахов») письмо Иоанна Вышенского князю Острожскому — единственную прижизненную публикацию одного из произведений этого западнорусского выдающегося духовного писателя, православного монаха, антиуниатского публициста и полемиста.

Дополнение

Около 1644 Нафанаил, игумен Киево-Михайловского монастыря издал «Книжицу, или Описания о вере православной, о святой церкви восточной, об изряднейших правоверных артикулах, от божественного писания, путного ради случая, в гонении от нужды собранной». Составленная им «Книга о вере…» напечатана в славяно-русском переложении в Москве Стефаном Вонифантьевым. В этой «Книге о вере» собраны извлечения из различных западнорусских полемических трактатов, преимущественно из сочинений Захарии (Копыстенского), направленных против иноверцев, особенно против латинян и униатов.

Прошения о единстве Святого Православия
для включения в сугубую ектению на Литургии во всех храмах
Русской Православной Церкви

Е ще́ мо́лимся Го́споду и Спаси́телю на́шему о е́же сохрани́ти в едине́нии и правове́рии Це́рковь Правосла́вную во всем ми́ре пребыва́ющую и дарова́ти ей мир и безмяте́жие, любо́вь и согла́сие, рцем вси, Го́споди, услы́ши и поми́луй.

Е ще́ мо́лимся о е́же благосе́рдием и ми́лостию призре́ти на Святу́ю Це́рковь Правосла́вную и сохрани́ти ю́ от разделе́ний и раско́лов, от вражды́ и нестрое́ний, да не ума́лится и не поколе́блется еди́нство ея́, но да сла́вится в ней Трисвято́е и́мя Твое́, рцем вси, Го́споди, услы́ши и поми́луй.

В количественном отношении Господь Иисус Христос создал только одну Церковь: «…Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Своей целью Господь называет создание Церкви, а не церквей. В притчах Спасителя, которые относятся к Церкви, всегда подчеркивается момент ее единства: «единое стадо» (Ин. 10, 16); единая виноградная лоза (Ин. 15, 1-7). Именно о единстве верующих молился Господь в Своей Первосвящеинической молитве: «Да будут все едино» (Ин. 17, 21). Ап. Павел так же говорит о Церкви в единственном числе, несомненно он мыслит Церковь как нечто нумерически единое: «…мы многие составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12, 5); «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело…» (1 Кор 12, 13); «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех. Который над всеми, и через всех, и во всех нас». (Еф. 4, 4-6). Однако единство Церкви есть нечто большее, чем нумери-ческое единство. Церковь не просто одна, она едина, единство — это принцип ее бытия. Церковь не есть механическое собрание индивидуумов, которые случайно оказалиеь вместе, не внешнее объединение разнородных элементов, а единое живое целое, Тело Христово, члены которого находятся во внутреннем согласии и, по словам св. Иоанна Дамаскина, «в взаимном сгармонировании». Таким образом, единство есть не столько количественная, сколько качественная характеристика Церкви. Глубочайшим основанием внутреннего единства Церкви является единство ее Главы — Господа Иисуса Христа и единство Духа Святого, выступающего в христологическвм аспекте бытия Церкви как связь ее единства. Единство церковное, как качественная характеристика Церкви, отлично от всех иных видов объединения людей. Единство может быть и отрицательной величиной, нередко люди объединяются против кого-то или для осуществления совсем не богоугодных целей.

Церковь не есть просто общество единомышленников, не есть некая идеальная организация. Х. Яннарас говорит о единстве Церкви: «Единство означает в церковном понимании вовсе не сплоченность, согласие и единодушие отдельных людей, как элементов общей структуры, но изменение образа бытия, преображение индивидуального выживания в общение любви, в жизнь вечную». Таким образом, даже с чисто человеческой стороны единство Церкви имеет совершенно особое основание, отличающее Церковь от всех других человеческих обществ. Таким основанием является изменение образа бытия человеческой природы. Это единство есть единство по образу бытия Лиц Пресвятой Троицы. Господь в Первосвяшеннической молитве говорит: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе…»(Ин. 17,21).

Внутреннее единство имеет и внешние проявления:

а) единство православной веры, исповедание одного и того же Символа веры;

б) единство таинств и богослужении,

в) единство иерархического преемства епископата;

г) единство церковного устройства, единство церковных канонов.

Не противоречит ли единству Церкви наличие многих Поместных Церквей, ведь Православная Церковь, в отличие от римо-католической, не имеет единого видимого главы.

Пространный Православный Катихизис (9 чл.) отвечает на это следующим образом: «Отдельность видимого устройства их (т. е. Поместных Церквей. — О. Д.) не препятствует им духовно быть великими членами единого тела Церкви Вселенской, иметь единую главу Христа и единый Дух, веру и благочестие». Выражением этого единства является общение в молитвах и таинствах, особенно в Евхаристии. Именно евхаристическое общение есть то основное, что определяет единство поместных Церквей. Тем более не противоречит единству Церкви существование церквей инословных, которые существуют не в Церкви, а являются внешними по отношению к ней образованиями.

Дата добавления: 2015-01-19 ; просмотров: 594 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Беседа на апостольское чтение 8 Недели по Пятидесятнице.
Единство православной церкви

Сегодняшний Апостол посвящен теме церковного единства. «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях», – пишет апостол Павел (1 Кор. 1:10). Поговорим об этом единстве – о единстве в духе и мыслях.

Единство в духе – это невидимая молитвенная связь всех членов Единой Церкви, связь любви. Такое единство даруется Духом Святым. «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело. и все напоены одним Духом», – пишет Павел в том же послании (1 Кор. 12:13). Духовное единство Церкви – это непрекращающаяся Пятидесятница, жизнь Духа Святого в людях. Под воздействием Духа Божьего дух человеческий получает новую жизнь в Боге, и человек обретает возможность единения с другими людьми, имеющими в себе Того же Духа.

Единство в мыслях (или в учении) – это целостное принятие библейского откровения, причем правильно понятого, неповрежденного. Имеются в виду выкристаллизированные соборным разумом Церкви догматические истины о творении мира и спасении человека. Их обязаны знать все христиане, потому что это та теория, от которой рождается практика спасения – духовная жизнь каждого из нас.

О соблюдении двух сторон церковного единства (в духе и учении) Писание говорит часто, причем строго и категорично. «Умоляю вас. сохранять единство духа в союзе мира», – призывает Павел (Еф. 4:1-3). «Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога», – пишет Иоанн Богослов (2 Ин. 1:9). Очевидно, что для апостолов эти вопросы носили принципиальный характер. За их словами стоят определенные духовные законы.

Святитель Иоанн Златоуст, толкуя отрывок, о котором мы говорим, замечает: «Бывает и то, что при согласии в мыслях еще нет согласия в духе, например, когда мы, имея одну и ту же веру, не соединены между собою любовию». Правду этих слов мы постоянно наблюдаем в жизни. Множество людей, формально исповедующих единую христианскую веру, конфликтуют и даже воюют друг с другом. Вера одна, а единства нет. Даже на бытовом уровне нельзя не замечать, что вот человек, который верует как и ты, из одной Чаши с тобой причащается – но, общаясь с ним, понимаешь, что вы не одного духа. Точно так другие могут думать и о нас. Это происходит оттого, что все мы не позволяем таинству веры действовать глубоко в нашем сердце. Мы часто ставим выше нашей веры те или иные наши убеждения (точнее, заблуждения) – политические, например, или же нашей верой руководят самые обычные человеческие страсти.

Вспомним эпизод из Евангелия, когда апостолы хотели сжечь самарянский город огнем из-за того, что его жители не пропускали Иисуса на пути в Иерусалим. Спаситель тогда сказал им: «Не знаете, какого вы духа» (Лк. 9:55). Почему апостолы услышали такие слова? В то время еще не вера руководила их жизнью, но их страсти руководили их верой. Они действовали согласно своим земным представлениям о предназначении духовных даров. На тот момент они еще жили не Духом Божиим, но духом мира сего. Нужно было чудо Пятидесятницы, чтобы в мировоззрении, а лучше сказать – в духе апостолов произошел коренной перелом. Именно поэтому день Пятидесятницы и считается днем рождения Церкви. Если бы христианская церковь строилась на мирском духе, она бы давно разрушилась.

Итак, мы должны быть очень внимательны к тому, какого духа наша вера. Мы можем назубок знать православное вероучение, любить службу, читать Писание, приступать к таинствам – но духом сгнить. Гнилых христиан очень много. Время от времени эта гниль выходит через раны гонений, когда Господь в хирургических целях пускает нам кровь – точнее, мы сами пускаем ее друг другу по попущению Божьему. А потом эта зараженная кровь вновь копится, и христиане вместо духовного благоухания начинают издавать зловоние.

Как же можно оградить себя от этого загнивания духа? Трудно найти правила, гарантирующие безопасность. Духовная поврежденность человека есть великая тайна: «Грехопадения кто разумеет?» (Пс. 18:3). Тайна беззакония ведет в глубину человеческого сердца и там теряется от нашего поверхностного взора. Где-то на самом дне души совершается отречение от Христа. Это страшное дело происходит настолько тайно, что сам человек может этого не заметить и обманывать себя всю жизнь, думая, что он примерный христианин и очень любит Бога. При этом он может быть кем угодно – мирянином, монахом, священником, епископом. Вместо евангельской заповеди «отвергнись себя и возлюби Бога и ближнего» человек возлюбляет себя, а Бога и ближнего отвергается, превращаясь в гроб окрашенный, полный костей и всякой нечистоты. От каждого такого единичного случая страдает и церковное единство.

Будем внимательны к себе, братья и сестры! Давайте правильно понимать единство церковное. Это не мирское единство множества – «нас много и мы всех шапками закидаем». Церковное единство есть соединение душ в покаянии, богопознании, новой жизни во Христе. Наедине с Богом, внутри своего сердца каждый из нас решает эту задачу. Все остальное – лишь плоды главного решения в нашей жизни. Дай Бог, чтобы оно было правильным.

Христос, знающий все тайны нашего сердца, да подаст нам чуткость души в самом важном и трудном выборе – выборе духа жизни, духа веры. И пусть наш выбор подарит нам и самое главное в жизни единство – единство в духе и мыслях, единство с Богом и ближними.

Единство православной церкви

Единство Церкви (конференция) (Москва, 15 — 16 ноября 15.11.1994) — богословская конференция, посвященная идеологии секты о. Георгия Кочеткова и религиозного синдиката отца Александра Меня.

По благословению Патриарха Алексия II конференция была организована Московской Духовной Академией и Семинарией и Свято-Тихоновским институтом. В работе конференции приняли участие около ста представителей духовенства, в том числе пять епископов.

основные доклады

  • Воробьев Владимир о. Единство Православной Церкви и искушение раскола сегодня
  • Платон (Игумнов) о. Националистическое сознание и Церковь
  • Кочетков Георгий о. К вопросу о традициях и реформах в Церкви
  • Махнач В. Л. Культурология расколов
  • Смирнов Дмитрий о. Психологические и пастырские аспекты раскола
  • Борисов Александр о. Научиться отказываться от старого
  • Владимиров Артемий о. Отступничество от Православия и измена Церкви Христовой
  • Скурат К. Е. Не могу согласиться
  • Алипий (Кастальский) о. Протестантские тенденции в книге священника Александра Борисова «Побелевшие нивы»
  • Шаргунов Александр о. Подрывная деятельность
  • Платон (Игумнов) о. Быть православным до конца
  • Непомнящий В. С. Зачем же говорить: я православный?
  • Василий (Родзянко) еп. Экклезиология, которая расчленяет Церковь
  • Ефимов А. Б. Проблемы духовного просвещения и завтрашний день России
  • Щелкачев А. В. Обновленческий раскол и некоторые направления русской предреволюционной религиозной и философской мысли
  • Петрушко B. И. Сепаратистские тенденции и их роль в расширении экспансии католицизма на Украине
  • Секачев Василий о. Украинский церковный сепаратизм
  • Копировский Александр. «Троица» преп. Андрея Рублева — новизна в традиционной иконографии
  • Дворкин А. Л. Духовный элитизм как один из путей к сектантству
  • Емельянов Н. Е. Единство Церкви в свете подвига новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви
  • Исаия (Белов) о. Единство истинное и мнимое
  • Климент (Березовский) о. О нехристианских источниках идеологии нынешних реформаторов
  • Корнилий (Якобс) митр. Проблемы церковной жизни в Эстонии
  • Левшенко Б. Т. О догматическом языке в современном Православии
  • Давыденков Олег о. К вопросу о восприятии церковного управления модернистскими течениями
  • Прокопчук Александр о. Об истоках экклезиологи и Сретенского братства
  • Костромин А. Б. Единство Церкви и проблема перевода богослужебных текстов
  • Муравьев А. В. «Сакральный» язык в историко-церковной перспективе
  • Буфеев Константин о. Один из аспектов модернизма в современной церковной жизни
  • Сидоров А. И. О расколах, ересях и переводах
  • Осипов А. И. Традиции, реформы, синодальные комиссии
  • Куликов Александр о. О протоиерее Всеволоде Шпиллере, архимандрите Таврионе (Батозском), епископе Афанасии (Сахарове)
  • Кречетов Николай о. «Стойте и держите предания»
  • Воробьев Владимир о. Другой дух
  • Шатов Аркадий о. Эволюция понятия общины в современном модернизме
  • Цыпин Владислав о. О каноническом аспекте обновленческого раскола
  • Василий (Родзянко) еп. О границах Церкви
  • Асмус Валентин о. Предание и единство Церкви
  • Салтыков Александр о. Православная икона как символ Церкви
  • Озолин Николай о. Из истории борьбы за единство Церкви за рубежом
  • Евлогий (Смирнов) архиеп. Заключительное слово.

Были представлены, но не оглашены из-за недостатка времени:

  • Камчатнов А. М. Сакральный язык в Церкви и культуре
  • Филиппов Б. А. Реформы и расколы: из опыта католической церкви в XX веке
  • Уляхин Валентин о. Границы Церкви и церковное «аджорнаменто» в посткоммунистической Европе: теория и практика.

участники

Еп. Василий (Родзянко), архиеп. Евлогий (Смирнов), еп. Иоанн (Попов), еп. Константин (Горянов), еп. Корнилий (Якобс).

О. Алипий (Кастальский), о. Артемий Владимиров, о. Валентин Асмус, о. Константин Буфеев, о. Владимир Воробьев, о. Олег Давыденков, о. Исаия (Белов), о. Климент (Березовский), о. Николай Кречетов, о. Александр Куликов, о. Леонид Кишковский, о. Николай Озолин, о. Платон (Игумнов), о. Александр Прокопчук, о. Александр Салтыков, о. Василий Секачев, о. Дмитрий Смирнов, о. Валентин Уляхин, о. Владислав Цыпин, о. Всеволод Чаплин, о. Александр Шаргунов, о. Аркадий Шатов.

А. Л. Дворкин, Н. Е. Емельянов, А. Б. Ефимов, А. М. Камчатнов, Б. Т. Левшенко, В. Л. Махнач, А. В. Муравьев, В. С. Непомнящий, А. И. Осипов, В. И. Петрушко, А. И. Сидоров, К. Е. Скурат, Б. А. Филиппов, А. В. Щелкачев

Ссылка на основную публикацию