Взаимоотношение русской православной церкви и государства

Решительная ломка многовекового тесного союза Церкви и государства была начата еще Временным правительством России Законом 20 июня 1917 г. о передаче церковно-приходских школ в ведомство Министерства народного просвещения и Законом 14 июля 1917 г. о свободе совести.

Закон от 20 июня 1917 г. вел к подрыву духовного просвещения большинства жителей страны, исповедовавших православие. Согласно второму закону, пользование гражданскими и политическими правами отныне не зависело от принадлежности к какому-либо вероисповеданию. Таким образом, провозглашалась свобода религиозного самоопределения граждан по достижению ими четырнадцатилетнего возраста. Соответственно, преподавание в учебных заведениях закона Божия переставало быть обязательным и сводилось к уровню факультативного предмета.

Новая советская власть, установившаяся в октябре 1917 г., начала проводить политику, направленную не только на полное отделение Церкви от государства и школы от Церкви, но и на противодействие любой религиозной идеологии. В советском декрете «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», известном также под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», принятом 2 февраля 1918 г., Русская Православная Церковь своим статусом приравнивалась к частным обществам и союзам, лишалась права на собственность и переставала быть юридическим лицом (ст.12), т.е. была исключена из субъектов гражданского права. Все имущество Церкви по Декрету национализировалось, объявляясь «народным достоянием» (ст. 13). Другими словами, правовой статус Церкви приблизился к нелегальному. По сути, Декрет означал формальный и юридический разрыв между Церковью и государством и легализовал гонения на Церковь.

Духовенство лишилось политических прав. Был введен запрет на преподавание Закона Божия до 18 лет. С конца 1918г. началось массовое закрытие монастырей — до 1921 г. было закрыто 722 монастыря из 1253.

В 1919 г. на VIII съезде РКПб была принята программа партии о полном отмирании религиозных предрассудков. При ЦК РКПб был создан отдел агитации и пропаганды и главный комитет политического просвещения во главе с Н.К. Крупской. Ликвидации Церкви, по планам большевиков, должна была предшествовать, а затем сопутствовать массовая ее дискредитация в печати. Антицерковная пропаганда на страницах газет с самых первых своих проявлений была агрессивна и примитивна, сочеталась со средствами полицейского, террористического воздействия, духовенство обвинялось в сотрудничестве со всеми мыслимыми и немыслимыми врагами советской власти.

Взаимоотношение русской православной церкви и государства

Свящеиномучеиик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий, первый священиомученик эпохи гонений на Церковь в XX в.

В конце января 1918 г. в Киеве был расстрелян митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский), почетный председатель Поместного Собора. Прежде своей мученической кончины митрополит Владимир занимал последовательно все три важнейших кафедры Русской Церкви:

Московскую, Петербургскую и Киевскую. В Петрограде большевиками предпринимались прямые нападения на Александро-Невскую Лавру. Так было положено начало физическому уничтожению Церкви. Во время Гражданской войны (1918 — 1922) было убито огромное количество священников. Только в Воронеже в 1919 г. было одновременно убито 160 иереев во главе с архиепископом Тихоном (Никаноровым). С декабря 1918 г. по июнь 1919 г. в Харькове было убито 70 иереев Харьковской епархии, в Перми в 1919 г. после занятия города Белой армией были обнаружены тела расстрелянных и замученных 42 священнослужителей. В Тобольске в 1921 г. было убито 100 иереев.

Сразу же после обстрела Кремля и вооруженного захвата Алек- сандро-Невской и Почаевской Лавр патриарх Тихон выпустил послание от 19 января 1918 г., известное как «анафематствование Советской власти». В нем патриарх осуждал политику кровопролития и призывал большевиков к прекращению междоусобной брани, отвергая участие Церкви в борьбе против советской власти и стремясь сохранить нейтралитет в гражданской войне. В этом воззвании патриарх Тихон определял позиции Церкви как аполитичные. Но, несмотря на требование Святейшего Патриарха не связывать Церковь ни с каким политическим движением, власти обвинили его в пособничесгве Белому движению и контрреволюции. Отношения Церкви и советского правительства обострились. Осенью 1918 г. патриарх впервые был заключен под домашний арест. В ответ на предъявленные обвинения Первосвятитель отверг их, открыто написав в Совнарком: «Многим мероприятиям народных правителей я не сочувствую и не могу сочувствовать, как служитель Христовых начал , но столь же откровенно я заявил, что не наше дело судить о земной власти, Богом допущенной, а тем более предпринимать действия, направленные к ее низвержению. Наш долг лишь указать на отступления людские от великих Христовых заветов, любви, свободы и братства, изобличать действия, основанные на насилии и ненависти, и звать всех ко Христу».

16 февраля 1919 г. Наркомюст издал первое постановление об организованном вскрытии мощей, а 29 июля 1920 г. было принято решение СНК «О ликвидации мощей во всероссийском масштабе». Всего с февраля 1919 по осень 1920 было произведено 63 вскрытия. Кощунственное «вскрытие» мощей сопровождалось массовым паломничеством русского народа для поклонения святыням. Действия большевиков вызвали бурю негодований в народе. Патриарх Тихон не мог оставить без ответа глумление над святынями и написал очередное воззвание, требуя прекратить кощунства. Вскрытие мощей, по признанию современников, только укрепило сознание верующих.

С самого начала православная церковь была очень тесно связана с жизнью государства. Вплоть до начала правления Петра I религиозные лидеры поддерживали русскую государственную власть и помогали воплощать в жизнь разные решения правителей. Так, после Смутного времени именно представитель православия, монах Филарет, выбрал новую царскую династию, Романовых. Однако после Петра церковь была отделена от государства и начала напрямую подчиняться императору. Хотя последующие монархи поддерживали с духовенством союзнические отношения, прежнего единства добиться так и не удалось.

Проблема взаимоотношений церкви и государства естественно не замыкается в национальные границы. Она носит вселенский характер. Ее решение существенно влияло на ход всей мировой истории человечества. Особым образом оно повлияло на судьбы европейской (западной) цивилизации, которая именует себя христианской.

В различных исторических цивилизациях вопрос взаимоотношений священного и профанного, церковного (или жреческого) и государственного ставился и решался по-разному. В древних цивилизациях он решался, как правило, в пользу священного. Античные цивилизации, еще не разделяя священное и профанное жесткой границей, уже отдают ведущую роль в этих отношениях государству и его законам, а не божественным установлениям.

Разграничение полномочий божественной и мирской власти предпринимается в древнем Израиле, когда израильтяне потребовали у Бога через Самуила: «Поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов». Бог расценил это требование как отвержение народом Израиля Его власти и передачу властных полномочий земному царю. Они не хотят, чтобы я царствовал над ними, — сказал Бог Самуилу.

Совершено определенно решило проблему взаимоотношений двух царств (божьего и мирского) христианство. Оно провело разграничительную линию между ними. Отныне царство Бога (Царство Небесное) не сливалось с царством Кесаря (государством). Заповедь Христа: «Отдавайте кесарю кесарево, а Божие Богу». и ответ его Понтию Пилату перед казнью: «Царство Мое не от мира сего» не оставляли сомнений в этом разграничении. Проблема взаимоотношений священного и профанного была переведена в новую фазу и потребовала новых подходов и решений. На пути поиска этих подходов и решений западная (европейская) цивилизация пришла в конечном итоге к диктатуре государства над церковью, к объявлению религии не государственным, а «частным делом граждан». Принцип свободы совести, а не верности Богу, был провозглашен основным принципом религиозной жизни граждан.

Процесс обезбоживания государства привел к распаду «системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества», к превращению государства «в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами». (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви III. в).

В современных государствах граждане участвуют в процессе управления страной путем голосования. Значительная их часть принадлежит к политическим партиям, движениям, союзам, блокам и иным подобными организациям, созданным на основе различных политических доктрин и взглядов.

Наличие в обществе различных, порой противоречащих друг другу политических убеждений, а также разнодействующих интересов порождает политическую борьбу, которая ведется как законными и нравственно оправданными методами, так подчас и методами, противоречащими нормам государственного права, христианской и естественной морали. Перед лицом политических разногласий, противоречий и борьбы Церковь проповедует содружество людей, придерживающихся различных политических взглядов. Она также допускает наличие различных политических убеждений среди ее епископата, клира и мирян, за исключением таких, которые явно ведут к действиям, противоречащим православному вероучению и нравственным нормам Церкви. Однако Церковь не препятствует участию иерархов, священнослужителей и мирян, наравне с другими гражданами, в народных волеизъявлениях путем голосования.

В истории Церкви имеется немало случаев общецерковной поддержки различных политических доктрин, взглядов, организаций и деятелей. В ряде случаев такая поддержка была связана с необходимостью отстаивания насущных интересов Церкви в крайних условиях антирелигиозных гонений, разрушительных и ограничительных действиях инословной и иноверной власти. В других случаях подобная поддержка была следствием давления государства или политических структур и обычно вела к разделениям и противоречиям внутри Церкви, к отходу от нее части нетвердых в вере людей.

8 октября 1919 года святитель Тихон обратился к духовенству Русской Церкви с посланием, в котором призвал клириков не вмешиваться в политическую борьбу и, в частности, указал, что служители Церкви «по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви, коими она возбраняет своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, принадлежать к каким-либо политическим партиям, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций».

Неучастие церковной Полноты в политической борьбе, в деятельности политических партий и предвыборных процессах не означает ее отказа от публичного выражения позиции по общественно значимым вопросам, от представления этой позиции перед лицом органов власти любой страны на любом уровне. Такая позиция выражается исключительно церковными Соборами, Священноначалием и уполномоченными им лицами. В любом случае право ее выражения не может быть передано государственным учреждениям, политическим или иным светским организациям.

Ничто не препятствует участию православных мирян в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, политических организаций, мало того, такое участие рассматривается как миссией Церкви в обществе. От православного политика или государственного деятеля требуется крайняя духовная и нравственная чуткость.

Организации православных христиан не должны носить характера тайных обществ, предполагающих исключительное подчинение своим лидерам. В свою очередь для укрепления духовности и направления на праведный путь, члены общества могут обратиться к Церкви для делегирования в свою организацию представителя Православной Церкви, где последний становиться полноправным членом данной организации (например: войсковой священник в казачьих обществах).

Взаимоотношение русской православной церкви и государства

МОСКВА, 14 августа 2012 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные о том, какое влияние Русская Православная Церковь оказывает на различные сферы общественной жизни, какими должны быть отношения между церковью и государством, и как в реальности они складываются в нашей стране.

Сфера наибольшего распространения влияния РПЦ, по мнению респондентов — это духовно-нравственное состояние общества (63% отмечают его в той или иной степени). Каждый второй (50%) говорит о присутствии православной церкви во внутренней политике государства, причем за последние два года это стали отмечать чаще (с 44 до 50%). Еще 43% ощущают ее влияние и в международных делах России. Слабее всего, по мнению опрошенных, влияние церкви прослеживается в жизни рядовых россиян: каждый второй сообщил, что практически не придает значения этому институту (49%). За последние два года об этом стали говорить чаще (с 43 до 49%).

Три четверти россиян убеждены, что церковь должна оставаться вне политики (75%). При этом 44% полагают, что ее влияние может распространяться на духовно-нравственную сферу жизни общества в целом, еще треть (31%) уверены, что деятельность церкви необходимо ограничить исключительно вопросами религии и веры. За последние три года эта точка зрения стала чуть более популярна (с 27 до 31%). В меньшинстве — те, кто считает допустимым активное участие религиозных институтов во всех сферах общественной жизни, в том числе и в политике (16-17%). За ограничение влияния церкви вопросами веры выступают в основном молодежь (37%), высокообразованные (33%) и те, кто не доверяет служителям церкви (42%). Напротив, за политическую субъектность церкви ратуют те, кто доверяют священнослужителям (21%), респонденты предпенсионного возраста (20%), без высшего образования (18-19%), селяне (22%).

Относительное большинство россиян признают нынешние отношения между Православной церковью и государством сбалансированными и гармоничными (43%). Как правило, об этом говорят те, кто считает, что основная сфера влияния Православной церкви — духовно-нравственная жизнь общества (57%). Еще четверть россиян (23%) считает участие РПЦ в жизни общества недостаточным, прежде всего те, кто ожидает от нее активного решения всех проблем государства, а не только в сфере морали и религии (39%). Каждый пятый убежден, что Православная церковь сегодня излишне активна в политических вопросах (19%). В основном это те, кто ограничивает сферу деятельности церкви в целом исключительно вопросами веры и религии (28%).

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 9-10 июня 2012 г. Опрошено 1600 человек в 138 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

МОСКВА, 3 дек — РИА Новости. Уровень церковно-государственных отношений в России «во многом подобен среднеевропейскому», эти отношения построены на условиях независимости и соработничества, считает патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

«Отношения Церкви и государства построены на условиях независимости и соработничества в тех сферах, где это удовлетворяет интересам православных граждан. Уровень свободы, которым мы пользуемся, беспрецедентный не только по сравнению с советским временем, но и с синодальным периодом в Российской империи, когда Церковь была редуцирована до уровня министерства по духовным делам», — сказал патриарх.

На реплику французского журналиста о том, «не слишком ли близка к политике Русская Церковь», глава РПЦ высказал мнение, что Церковь в современной России действительно «ближе к государству и обществу, чем это было в те времена, когда клир и верующие были в концлагерях, насильственно помещались в психиатрические больницы, храмы взрывались или превращались в коровники».

«Я надеюсь, что не эта ситуация является желаемой для тех, кто упрекает нас в «близости к политической власти». Уровень церковно-государственных отношений в нашей стране во многом подобен среднеевропейскому», — сказал предстоятель РПЦ.

При этом он отметил, что в России нет государственной Церкви, как, например, в Великобритании или Дании; и Русская православная церковь не совершает публичных функций по регистрации браков, как в ряде североевропейских государств.

«Государство не выполняет для нас функций агента по сбору церковных налогов, как в Германии. Президент России не утверждает назначение епископов, как это делает президент Франции в Эльзасе, согласно Конкордату 1801 года. Более того, наши священники не получают зарплату от государства в России, зато получают зарплату в Бельгии, где есть наши клирики», — рассказал Кирилл.

В целом, по данным, которые привел патриарх, за 25 лет в России было открыто почти 30 тысяч церквей и только за последние семь лет — 5 тысяч. «Возрождение церковной жизни в странах исторической Руси стало подлинным чудом, преодолением мрачных времен богоборчества», — заявил предстоятель РПЦ.

Сразу скажу, что эта статья не задумывалась как антиклерикальная! Я не собираюсь ни критиковать, ни одобрять взаимоотношения русской церкви и власти. Хотелось бы просто кратко понять причины и следствия сложившейся в России модели взаимоотношений государства и церкви.

Взаимоотношение русской православной церкви и государства

Отношения эти заметно отличаются от отношений тех же институтов на Западе. Ключевых причин тут две:

1. Церковь на Руси была государственной с самого момента своего возникновения, в отличие от католической, а позже протестантских церквей (хотя протестантизм был довольно скоро «взят на вооружение» правителями германских княжеств, возник он все же как самостоятельные, к тому же оппозиционные учения). Западная ветвь христианства сохранила традиции христианства раннего, долгое время находящегося в оппозиции властям.

2. Русь восприняла восточную ветвь христианства, в тот момент традиционно находившуюся в прямой и нераздельной связи с государственной властью и давно забывшей о самостоятельности.

Наверное, когда-то это сыграло немалую роль в выборе князем Владимиром именно греческой веры. Ведь контактировала Русь прежде всего с византийскими политиками, и русы видели пример тесного союза власти и церкви, выгодного обоим институтам. В итоге христианство было воспринято из Константинополя в готовом виде, со всеми составляющими. Русь и стала христианской именно с подачи властей. Проникать сюда православие стало куда раньше (княгиня Ольга была крещена, и церкви в Киеве при ней существовали), но оставалось частным делом и личным выбором немногих представителей высшего слоя.

Однако не следует упрощать картину. Отношения русской церкви с государством за века не раз существенно менялись. Впрочем, русское православие в своем противостоянии власти лишь в исключительных случаях доходило до радикализма, характерного для католиков и протестантов, и в итоге довольно скоро вернулось к прежним отношениям: церковь как элемент государства.

Уже упомянутый внешний фактор здесь не единственный. Историк Р. Пайпс называет и другой, внутренний фактор, заключающийся в самом характере русского православия. Восточное христианство оказалось гораздо более проникнуто мистицизмом, спиритуализмом, чем западное. Римская церковь после переноса столицы в Константинополь развивалась в иных условиях, вынужденная научиться действовать самостоятельно. Она и противостояла светским властям (не единой власти императора, как это было в Византии, а многочисленным независимым правителям средневековья), и сама становилась феодалом, неся (кроме духовной) функции светской власти. Ей пришлось и удалось приобрести немалый опыт в делах сугубо земных, а заодно выработать механизмы, позволившие более-менее гармонично сочетать заботу о материальном благополучии и выполнение собственно религиозных функций. Римское христианство было более обращено вовне, в том числе на религиозную деятельность в миру.

Восточная церковь с самого начала склонялась к дистанцированию от мира. Распространившиеся в Византии духовные практики были связаны прежде всего с активным уходом от мира, самопогружением. Отсюда многочисленные юродивые, столпники, аскеты, массовый уход в монастыри. Внешние аспекты взаимодействия со светскими властями были четко сформулированы и возведены в официальные доктрины. Восточная церковь предполагала так называемую «симфонию», по сути, симбиоз светской и духовной властей. Причем правителю прямо делегировалась часть обязанностей главы церкви: забота о ее благополучии, созыв соборов, борьба с ересями и пр.

Западные же иерархи, привычные к самостоятельности, не спешили признать над собой светскую власть! Когда государства в Европе становились достаточно мощными, это нередко вело к прямому противостоянию пап и королей. Конечно, они не были в постоянном (и никому не выгодном) антагонизме! Папство стремилось к сотрудничеству — пока набирающий силу светский властитель не посягал на их долю власти. Эта тенденция в какой-то мере сохранилась до нашего времени.

И доктрина отношений с властью была ближе к папоцезаризму. То есть, несмотря на готовность к сотрудничеству и поддержку светской власти, духовная власть ставилась иерархами церкви выше светской. И главное, отделялась от нее.

Третьим фактором была сама структура церкви. Западная церковь едина, имеет одного главу, богослужение повсюду ведется на латыни. Последнее, одной стороны, отдаляет церковь от паствы, незнакомой с латынью, с другой, поддерживает единство церкви как наднациональной организации. В православных церквях служба на национальных языках вроде бы делает ее понятнее (хотя в России, например, до сих пор используется старославянский, непонятный подавляющему большинству паствы). С другой стороны, это разделяет между собой разные национальные церкви. Разные языки богослужения, отсутствие единого центра управления разделяют национальные церкви, оставляя каждую наедине с местной светской властью. И значит, делают уязвимыми перед давлением государственной машины. А в конечном итоге облегчают постепенное подчинение их государству.

Что мы и видим на примере России. Конечно, здесь были примеры противостояния с властью (одна из самых известных в этом отношении фигур — выступавший против политики Ивана IV митрополит Филипп). Тем не менее отдельные (пусть и выдающиеся) личности не определяли общую политику русской церкви в этом аспекте ее жизни. Наверное, последнее серьезное противостояние было связано с деятельностью патриарха Никона в 17 веке — того самого, чьи действия привели к расколу. Позже он пытался противодействовать подчинению церкви государству, вмешательству царя в духовные дела. Именно Никон пытался вывести русскую церковь из-под царской власти в соответствии с концепцией параллелизма светской и духовной властей. Более того, он говорил о примате духовной власти над светской, что, естественно, не могло понравиться царю.

Далее церковь раз за разом уступала светской власти, сдавая позиции и не решаясь на активное сопротивление. Даже упразднению Петром I патриаршества церковь воспрепятствовать уже не смогла, да и не слишком пыталась. Пассивное противодействие проявлялось, например, в виде саботирования царских указов. Но власть, когда доходили руки, брала свое. Впрочем, дело тогда касалось главным образом материальной стороны — того, как и кем будут распределяться доходы церкви. Постепенно императорам российским удалось взять доходы под свой контроль, посадив церковь на содержание. Весьма ограниченное в сравнении с прежним… по крайней мере, таковым оно казалось церковным иерархам.

Собственно, это и было чуть ли не главным предметом возмущения церковных деятелей! Хотя иерархи, особенно высшие, получали далеко не малые «зарплаты». А вот финансирование приходов стало скудным. Впрочем, разрыв (социальный и соответственно в уровне жизни) между церковными «верхами» и «низами» во все времена соответствовал таковому в России вообще. Посаженные на оклад, они зачастую почти не отличались от своих прихожан уровнем жизни. И точно так же кормились с земли.

Да и отношение к попам со стороны помещиков было не слишком уважительным! В массе их воспринимали как почти такую же, как крестьяне, чернь. Есть, например, немало свидетельств того, как помещики попросту били приходских попов за всякие провинности. А нередко просто спьяну или «под горячую руку»! То есть расслоение среди духовенства было таким же, как среди тех же дворян.

Отклонюсь от темы и замечу, что даже среди помещиков преобладали бедные и малоземельные. Некоторые же и от собственных крестьян почти не отличались.

Презентация по предмету «История» на тему: «Взаимоотношения государства и Русской православной церкви в XVIII ст.: от институционального конфликта к сотрудничеству Взаимоотношения государства и Русской.». Скачать бесплатно и без регистрации. — Транскрипт:

1 Взаимоотношения государства и Русской православной церкви в XVIII ст.: от институционального конфликта к сотрудничеству Взаимоотношения государства и Русской православной церкви в XVIII ст.: от институционального конфликта к сотрудничеству Доклад на Всероссийской научно-практической конференции «Роль Русской Православной Церкви в становлении и развитии российской государственности» (Ярославль, 20 ноября 2014 г.) Орлов Игорь Борисович, доктор исторических наук, профессор, заместитель руководителя департамента политической науки факультета социальных наук Национального исследовательского университета – Высшая школа экономики (Москва)

2 «Кто не верует в Бога, тот либо сумасшедший, или с природы безумный. Зрячий Творца по творениям познать должен» (Петр I)

3 «Уважать веру, но никак не давать ей влиять на государственные дела» (Екатерина II)

4 Принципы Синодального управления Отход от идеи симфонии власти и церкви. Принцип государственной пользы (утилитарность): Церковь – одна из подпорок государственного аппарата, финансовый ресурс обеспечения военных действий и институт выполнения повинности общественной благотворительности. Протестантская доктрина о главенстве монарха над Церковью: государи – это «епископы епископов» для своих подданных (Феофан Прокопович ) – выговор Сената местоблюстителю патриаршего престола Стефану Яворскому за казнь еретика Фомы Иванова. Принцип абсолютизма: Духовная коллегия не опасна для абсолютной власти. Идея общественного договора.

5 Коллегиальная модель управления Церковью Переход от местоблюстительства к «коллективному патриарху»: манифест Петра I от 25 января 1721 г. об установлении «Духовной коллегии, то есть Духовного соборного правительства»: — утверждение Сенатом штатов новой коллегии: президент из митрополитов, два вице-президента из архиепископов, четыре советника из архимандритов, четыре асессора из протопопов и один из «греческих черных священников»; — предложение персонального состава коллегии во главе с президентом — митрополитом Стефаном и вице-президентами — архиепископами Феодосием Новгородским и Феофаном Псковским; — составление текста противоконанической присяги для членов коллегии, признающей царя «крайним судией» коллегии; — наличие фискалов.

6 Синодальная модель управления Церковью равенство Сенату: -14 февраля 1721 г. – Святейший Правительствующий Синод; -упразднение Монастырского приказа; г. – должность обер-прокурора («из офицеров добрый человек»), которому надлежало быть в Синоде «оком государя и стряпчим по делам государственным»; -Синод получил права высшей законодательной, судебной и административной власти в Церкви, но лишь с согласия государя (все постановления Синода выходили под штемпелем «По указу его Императорского величества»); -Синод имел право составления законопроектов по вопросам церковного управления и даже в отсутствии царя мог издавать законы и публиковать их, но только по согласию с Сенатом. Упразднение в 1722 г. после смерти Стефана должности президента и перемещение власти к обер-прокурору; Синод не имел постоянных членов: временные члены приглашались на определенные сроки императором. Императорская власть не брала на себя обязательств назначать на высшие церковные посты лиц, которых предлагал Синод г. – учреждение Камер-конторы для управления сборами с монастырских вотчин и производства расходов, в состав которой были включены светские лица.

7 Реформа Синода 1726 г. и ее последствия -Синод вместо Правительствующего стал называться Духовным; -Он был разделен на два апартамента: первый из 6-ти равных между собой архиереев для управления духовными делами церкви, а второй из 6-ти светских чиновников для управления церковными вотчинами. Подчинение Синода «верховинкам», а в гг. – «кабинету министров». Передача при Анне Иоанновне Второго апартамента, переименованного в Коллегию экономии, в ведение Сената. Восстановление при Елизавете Петровне равенства Синода Сенату, но отказ в восстановлении патриаршества г. — передача Коллегии экономии Сенату в связи с указом Петра III о секуляризации церковных земель г. — изъятие из ведения Синода дел о нарушении благочиния, о богохульстве, колдовстве и суевериях (обер-прокурор П.П. Чебышев).

8 Духовная миссия Русской Православной Церкви в XVIII ст. сеть духовных школ; ненасильственное христианское просвещение: — крещенных крепостных отписывали от их некрещеных помещиков; -с 1720 г. всем новообращенным представлялась трехлетняя льгота от податей и рекрутства; — меры по христианизации Восточной Сибири и Дальнего Востока. указ 1754 г. о представлении на должности архиереев и архимандритов не одних малороссиян, но и из природных великороссов; отказ Синода в 1767 г. рассматривать проект реформирования церковной жизни обер-прокурора И.И. Мелиссино

9 Митрополит Арсений ( ) – митрополит Ростовский и Ярославский, священномученик (2000 г.) Попытка перестроить модель взаимоотношения власти и Церкви: -отказ принести клятву лютеранке Анне Леопольдовне; -отказ от присяги Елизавете по установленной при Петре I форме; -протест против секуляризации церковных земель

10 Формула «Император – глава Русской Православной Церкви» при Павле I — возврат к допетровской модели власти, освященной Церковью: -освобождение духовных лиц от телесного наказания; -увеличение штатных окладов духовенству; -меры по обеспечению вдов и сирот духовного звания; -повышение ассигнований на духовные школы; -награждение духовных лиц светскими орденами (?)

Взаимоотношение русской православной церкви и государства

17 октября, в рамках подготовки и проведения V Свято-Никольского Черноостровского Форума «От духовного возрождения провинции к возрождению России», прошло рабочее заседание оргкомитета. В его работе приняли участие: настоятельница Свято-Никольского монастыря игуменья Николая, благочинный 4-го (Малоярославецкого) округа протоиерей Александр (Эггерс), заместитель главы администрации МО ГП «Город Малоярославец» Э.З. Соловьева, заведующий отделом культуры и туризма администрации МР «Малоярославецкий район» Т.Б. Сидельникова, заведующий отделом культуры ,спорта и связей с общественностью администрации МО ГП « Город Малоярославец» С.В. Чинарев, помощник благочинного 4-го (Малоярославецкого) округа, директор МБУ «ММВЦ им. И.А.Солдатенкова» Н.Е. Ячник.

В 2019 году Форум станет площадкой для обсуждения вопросов взаимодействия и сотрудничества русской православной церкви и светских организаций, благотворительных фондов в решении социальных проблем. Планируется заслушать успешный опыт в данной сфере, познакомиться с историей вопроса, его законодательным и правовым полем в основе, которого лежит базовый документ «Основы социальной Концепции Русской православной Церкви». Тема для обсуждения как на пленарном заседании, так и на тематических секциях : социальное партнерства русской православной церкви и государства в интересах человека, семьи, общества .

В рамках Свято-Никольского форума планируется обсудить необходимость разработки и реализации программ и проектов в области социальной и духовно-нравственной поддержки социально незащищенных слоев населения в Малоярославецком районе, о централизации совместных благотворительных акций; взаимодействие в вопросах создания благоприятной психологической среды в для остронуждающихся групп граждан всех возрастов в больницах, детских домах, учреждениях социальной службы; содействие социальным инициативам, направленным на развитие милосердия и благотворительности.

Сегодня развитие российского общества характеризуется значительными изменениями в политической, экономической, социальной, духовной и культурной сферах. Современными злободневными проблемами стали значительный рост безработицы и, как следствие, увеличение категорий и численности нуждающегося населения, расширяющаяся социальная дифференциация. Такое положение стимулирует поиск и совершенствование других, негосударственных форм и вариантов поддержки социальной сферы. В осуществлении помощи социально незащищённым группам населения в России существенную роль играют благотворительные организации и Русская православная церковь, являющиеся значимыми институтами гражданского общества.

В нашей стране фактически сложилось успешное и постепенно совершенствующееся социальное партнёрство между органами государственной власти и Церковью в социальной сфере. В России накоплен значительный опыт церковной благотворительности. Как никогда социальное партнерство для светского общества и государства является важной консолидирующей социокультурной практикой, явлением, способствующим гармонизации социальных отношений. Социальное партнёрство Церкви и государства предполагает взаимодействие и соработничество, направленные на улучшение духовных и материальных условий жизни людей, на гармонизацию общественных отношений. Для успешного решения различных социальных проблем требуется деятельное участие тех социальных институтов, которые обладают авторитетом и имеют значительное влияние на социальные отношения во всех сферах жизни общества. Форум должен стать рабочим инструментом в решении важнейшей задач в социальной сфере, решение которых возможно только в соработничестве с православной церковью и государством в интересах человека, семьи, общества.

Ссылка на основную публикацию