Стихотворение лермонтова молитва я матерь божия

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в мире безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную –
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

I. Шедевр поэтического гения Лермонтова.

II. Притягательный образ пресвятой Богородицы.

1. Бескорыстная просьба о благе для «девы невинной».

2. Слияние образов любимой девушки и милой Родины.

3. «Мятежный порыв в иной мир».

III. Лермонтов – глубоко верующий поэт и неизменно поэтичный христианин.

Стихотворение «Молитва» – истинный шедевр поэтического гения Лермонтова. Возвышенность, искренность и тепло каждой строки – в самоотверженности лирического героя: просит он не о себе, не о своем здоровье или благополучии, а о своей возлюбленной:

Не о спасении, не перед битвою,

Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную

Но я вручить хочу деву невинную

Теплой заступнице мира холодного.

Как лиричен, народен, притягателен образ пресвятой Богородицы, когда к нему в кроткой молитве обращается мятежная душа поэта‑романтика! Он, отмеченный печатью трагического одиночества, светлеет душой, раскрываясь пред Богоматерью в бескорыстной просьбе о благе для «девы невинной».

Кто же эта дева? Можно согласиться, что это нежно любимая девушка, к которой Лермонтов питает самые светлые и возвышенные чувства… Но кажется, что в этом образе проглядывает лицо глубоко любимой России. Хотя почему бы не слиться этим образам, почему не может поэт преданной и чистой любовью любить девушку, а через нее – свою милую Родину?

«Окружи счастием душу достойную», – просит Деву Марию поэт.

Ты восприять пошли к ложу печальному

Лучшего ангела душу прекрасную.

Возлюбленная Лермонтова – единый образ женщины и Родины – достойна великого блага; а то, что поэт бесхитростно просит послать «лучшего ангела», говорит о том, какого возвышенного мнения он о Возлюбленной. Читателю в этот миг представляется облик Богородицы, снисходительно и тепло взирающий на поэта – светского человека, молящегося «не по‑книжному», с церковной точки зрения – неправильно (ну о каком лучшем ангеле может идти речь в молитве? Человеку ли судить, какой ангел лучше или хуже?). Но это простится ему, как прощают любящие родители детскую невольную бестактность.

Но даже в молитве, с душой нараспашку перед Богом, Лермонтов остается романтиком: в этом стихотворении мы видим неизменное противопоставление светлого образа «теплой заступницы» и реальности – «холодного мира». Даже в молитве чувствуется его «мятежный порыв в иной мир».

«Молитва» написана длинными предложениями, подчас путаными; и такое синтаксическое построение подчеркивает, что произнесена она – на одном выдохе, в порыве благоговения и любви.

Это произведение сложно воспринять и оценить только как стихотворение. Это действительно молитва, искренняя и сердечная; а то, что она, кроме того, еще и лирична, прекрасна, мелодична, лишь доказывает, что Лермонтов – глубоко верующий поэт и неизменно поэтичный христианин!

Образ Бэлы в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

«И точно она была хороша: высокая, тоненькая, глаза черные, как у горной серны, так и заглядывали к вам в душу».

1. Пленительная юность Бэлы в оценке Печорина и Азамата.

2. Гордая неприступность черкешенки.

3. Покоряющая щедрость любви.

4. Достойная дочь своего народа.

Мы впервые встречаемся с Бэлой, глядя на нее глазами Печорина, оценивая ее по впечатлению, произведенному на главного героя романа. «Прелесть!» – восклицает Печорин, и мы представляем девушку, в которой очарование юности и глубина чувств сливаются в неповторимый образ, раз увидев который, хочется видеть снова и снова.

Высоко ценит Бэлу и брат Азамат: «Как она пляшет! Как поет! А вышивает золотом – чудо! Не бывало такой жены и у турецкого падишаха…»

Бэлой восхищаются все, кто видит ее: она очаровывает, пленяет, не прилагая к этому никаких усилий. Воспитанная в традициях своего народа, она покоряется воле Печорина, но это не слепая покорность, а трогательная забота о человеке, который пленил ее в прямом и переносном смысле этого слова.

Юное неопытное сердце тронула первая любовь, ставшая для Бэлы губительной. Увидев Печорина впервые и пропев ему песню‑комплимент, Бэла не смогла забыть необычного гостя и предпочла его всем ранее встречавшимся мужчинам. Сам выбор Бэлы уже делает ей честь: Печорин – личность неординарная, богатая, загадочная и трагическая. Бэла прельстилась не богатством, не дорогими подарками, не щедрыми обещаниями – ее покорила личность Печорина, она интуитивно угадала в нем натуру глубокую и мятущуюся. Видимо, не зря Максим Максимыч отметил ее глаза, которые умели заглянуть в душу.

Бэла не сразу раскрылась перед своим похитителем, воспитание и гордость не позволили ей сказать о своих чувствах. Только страх за любимого человека, возможность потерять его, вынудили Бэлу открыться и броситься Печорину на шею. Наивная, чистая, преданная Бэла действительно могла бы составить счастье мужчине, достойному ее. Ради любимого девушка готова на все, угодить ему – высшее счастье. Но это не слепая жертвенность, докучливая покорность женщины‑черкешенки. Это действительно готовность любящего сердца одаривать счастьем любимого, умение быть счастливой, отдавая, а не беря.

Когда Печорин охладел к Бэле, она не опустилась до жалоб и просьб, а гордо заявила: «Если он меня не любит, то кто ему мешает отослать меня домой? Я его не принуждаю. А если это так будет продолжаться, то я сама уйду: я не раба его – я княжеская дочь!» Здесь Бэла выше Печорина: она честна в чувствах и готова к решительным поступкам. Смелость юной девушки восхищает, готовность выдержать последствия своего поступка вызывает преклонение. Что ожидало девушку на Кавказе, если бы она вернулась домой? Какое отношение было бы к ней? Как бы сложилась ее судьба?

Но Бэла готова принять все, что выпадет на ее долю, лишь бы не быть обузой человеку, который ее не любит. О Бэле можно сказать, что она всегда готова быть госпожой, а не служанкой у любви.

Хочется поспорить с Максим Максимычем, который, жалея Бэлу, говорил: «Нет, она хорошо сделала, что умерла. Ну что бы с ней сталось, если б Григорий Александрович ее покинул? А это бы случилось рано или поздно!»

Бэла – натура цельная и сильная. Сильны были бы и ее страдания, если бы Печорин оставил ее. Но Бэла смогла бы страдать достойно, как могла достойно любить. «Грациозный образ пленительной черкешенки», как писал о Бэле В. Г. Белинский, умиляет и восхищает одновременно, так как сочетает в себе безудержность юношеского порыва и зрелость высоких чувств.

Дата публикования: 2015-01-10 ; Прочитано: 378 | Нарушение авторского права страницы

Я, матерь божия, ныне с молитвою Пред твоим образом, ярким сиянием, Не о спасении, не перед битвою, Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную, За душу странника в мире безродного; Но я вручить хочу деву невинную Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную; Дай ей сопутников, полных внимания, Молодость светлую, старость покойную, Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному В утро ли шумное, в ночь ли безгласную — Ты восприять пошли к ложу печальному Лучшего ангела душу прекрасную.

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Редчайшее по благородству лирического чувства стихотворение. Стихотворение посвящено В.А. Лопухиной.

Лирический герой обращается к Богородице, почитающейся в народе всеобщей заступницей и покровительницей. Особую роль играют антонимы: тёплой – холодного. Лирический герой не сразу открывает, о чём он просит Богородицу. Только во второй строфе выясняется, что молится он не о личном благе, а о счастье любимой им женщины. Но нет в этой молитве жертвенности: он желает любимой не счастливой любви с другим, а счастливой жизни, полной света и благодати, покойной старости. Лирический герой знает, что прекрасная душа любимой достойна «лучшего ангела» – надёжного небесного покровителя. Благородная простота стихотворения подчёркивается и уместным использованием церковной лексики (образ – икона, покаяние, упование), и элементами церковнославянского стиля (дева, сопутники, безгласная, ложе, восприять). Стихотворение написано четырёхстопным дактилем. Кажется, что строки стихотворения отражают колебание пламени церковной свечи, «яркое сияние» которой служит лирическому герою-страннику поддержкой в его простой молитве.

«Средь шумного бала»

Средь шумного бала, случайно

В тревоге мирской суеты,

Тебя я увидел, но тайна

Твои покрывала черты.

Лишь очи печально глядели,

А голос так дивно звучал,

Как звон отдалённой свирели,

Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий

И весь твой задумчивый вид,

А смех твой, и грустный и звонкий,

С тех пор в моём сердце звучит.

В часы одинокие ночи

Люблю я, усталый, прилечь –

Я вижу печальные очи,

Я слышу весёлую речь;

И грустно я так засыпаю,

И в грёзах неведомых сплю…

Люблю ли тебя – я не знаю,

Но кажется мне, что люблю! (1851 г.)

Стихотворение – образец любовной лирики. Оно посвящено возлюбленной поэта 0 Софье Андреевне Миллер. В основе – первая встреча, с которой началась любовь.

Чудо встречи и рождение любви поэт изобразил удивительно глубоко и эмоционально. Именно поэтому исследователи относят стихотворение к лучшим национальным произведениям о любви. Оно продолжает идею известных стихотворений А.С. Пушкина («Я помню чудное мгновенье…»), М.Ю. Лермонтова («Из-под таинственной, холодной полумаски»). Стихотворение отличается удивительной мелодичностью. Танцевальный ритм, как будто пронизывающий всё стихотворении, передаёт атмосферу бала. Для этого автором очень удачно выбран размер – амфибрахий. Чередование ударных и безударных слогов напоминает движение пар, танцующих вальс. Автор мастерски использует повторы слов и синтаксический параллелизм, позволяющие усилить кружение в танце. Сравнение также помогает представить облик незнакомки. Заканчивается стихотворение строками, которые словно образуют кольцо благодаря повтору слова «люблю». Слово это произносится с разной интонацией: в первой строке – вопрос, неопределённость, в последней – уверенность, утверждение.

Стихотворении состоит из пяти строф, в них последовательно передаётся рождение чувства лирического героя: сначала описывается встреча, затем возникает образ незнакомки, в третьей строфе лирический герой говорит о впечатлении, произведённом ею, далее – о воспитании, которое живёт в нём, а затем – осознание своего чувства. С Стихотворение А.К. Толстого можно считать гимном подлинной любви.

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного, —
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную,
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

Ссылка на основную публикацию