Отче наш

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь.

Первая часть, предисловие: Отче наш, Иже еси на небесех! , учит следующему.

1) Молящийся должен приходить к Богу не только как создание Его, но и как сын Его по благодати.

2) Он должен быть сыном Православной Церкви.

3) Не должен сомневаться в получении просимого от Премилосердного Отца.

4) Так как Бог — это Отец всех, то и мы должны жить, как братья.

5) Слово «на небесех» наставляет нас возводить наш ум от земного к небу. Кроме этого нужно сказать, что хотя Бог и везде присутствует, но на небесах особенно сияет Его благодать, насыщающая праведных, и богатство дивных Его дел.

Вторая часть — это прошения, которых семь:

1. Да святится имя Твое.

В этом прошении мы умоляем, во-первых, о даровании нам жизни благочестивой и добродетельной, чтобы всякий, смотря на нее, прославлял имя Божие; во-вторых, о том, чтобы неведущие обратились к православной вере и прославили бы с нами Отца Небесного; и, в-третьих, о том, чтобы носящие имя христианина, но препровождающие жизнь во зле и мерзостях, отстали от своих пороков, которыми злословится вера и Бог наш.

2. Да приидет царствие Твое.

Этим мы просим, чтобы не грех, а Сам Бог царствовал во всех нас Своей благодатью, правдой и благоутробием. Кроме этого, прошение содержит и ту мысль, что человек, находясь под благодатью Божией и чувствуя небесное веселие, презирает мир и желает получить Божие царство. Наконец, здесь мы молим и о том, чтобы ускорено было Его Второе Пришествие.

3. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Мы умоляем здесь о том, чтобы Бог не попустил нам препровождать жизнь нашу по нашей воле, но чтобы управлял ею, как Ему угодно, и чтобы не было у нас противления воле Его, но чтобы повиновались Ему во всем. Кроме того, здесь имеется в виду и та мысль, что без попущения воли Божией не может прийти на нас ничто, ни от кого и никогда, лишь бы только мы жили по воле Его.

4. Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Мы просим здесь, во-первых, чтобы Бог не лишил нас проповеди и познания Своего святого слова, ибо слово Божие — это душевный хлеб, без которого человек погибает; во-вторых, чтобы сподобил Он нас общения Тела и Крови Христовой; и, в-третьих, чтобы даровал нам все необходимое для жизни и соблюл все это в мире этом в достатке, но без излишества. Слово же «днесь» означает время нашей настоящей жизни, ибо в будущем веке мы будем наслаждаться лицезрением Божиим.

5. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Здесь мы просим о том, чтобы Бог даровал нам прощение грехов, ибо под долгами здесь разумеются грехи. Это прошение учит нас тому, чтобы мы сами прощали долги нашим должникам, то есть, чтобы прогневавшим и озлобившим нас мы прощали все их преступления. Кто не прощает ближнему, тот всуе творит молитву сию, ибо тогда ему и Богом не прощаются грехи, и даже сама молитва его является грехом.

6. И не введи нас во искушение.

Этим мы просим, во-первых, чтобы мы были свободны от искушений, приходящих от мира, плоти и дьявола и движущих нас ко греху, и от еретиков, гонящих Церковь и прельщающих наши души лживыми учениями и другими способами; и, во-вторых, чтобы в случае страдания за Христа Бог укрепил нас благодатью Своей к претерпению мук даже до конца, дабы мы приняли конец мучения и дабы не попустить страдать выше сил наших.

7. Но избави нас от лукаваго.

Здесь мы умоляем, во-первых, о том, чтобы сохранил нас Бог от всякого греха и от дьявола, возбуждающего ко греху; во-вторых, о том, чтобы Он избавил нас в этой жизни от всяких бедствий; в-третьих, чтобы во время смерти Он отогнал от нас врага, желающего поглотить души наши, а нам послал Ангела, хранящего нас.

Третья часть, или заключение: Яко Твое есть царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Это заключение согласно с предисловием, ибо как предисловие учит, что мы получим просимое от Отца Премилосердного, так и заключение это показывает, что мы получим требуемое у Него. Ведь Его весь мир, Его — сила и Его — слава, для которой мы и должны просить. Слово же Аминь означает: «Да будет так», или «Ей, ей». Это заключение может говорить и простолюдин наедине, без иерея.

На цер­ков­но­сла­вян­ском:
О тче наш, Иже еси на небесе́х!
Д а свя­тит­ся имя Твое, да прии́дет Цар­ствие Твое,
д а будет воля Твоя, яко на небе­си́ и на земли́.
Х леб наш насущ­ный да́ждь нам дне́сь;
и оста́ви нам до́лги наша, яко­же и мы остав­ля­ем должнико́м нашим;
и не вве­ди нас во иску­ше­ние, но изба́ви нас от лукаваго.
Яко Твое есть Цар­ство и сила, и сла­ва, Отца, и Сына, и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но, и во веки веков. Аминь. ( Мф.6:9–13 и Лк.11:2–4 ).

По-рус­ски:
Отче наш, Кото­рый на небесах!
Да свя­тит­ся имя Твое, да при­и­дет Цар­ствие Твое;
да будет воля Твоя и на зем­ле, как на небе;
хлеб наш насущ­ный дай нам на сей день;
и про­сти нам дол­ги наши, как и мы про­ща­ем долж­ни­кам нашим;
и не вве­ди нас в иску­ше­ние, но избавь нас от лукавого.
Ибо Твое есть Цар­ство и сила, и сла­ва, Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, ныне и все­гда, и во веки веков. Аминь.
(См. так­же: Тол­ко­вый пра­во­слав­ный молит­во­слов. Молит­ва Гос­под­ня “Отче наш”)

Отче наш

Как читать молитву «Отче наш»

Если воис­ти­ну ты назы­ва­ешь Бога Отцем сво­им, то надей­ся же на Него, как на Отца еди­но­го, все­бла­го­го, все­мо­гу­ще­го, пре­муд­ро­го, неиз­ме­ня­е­мо­го в люб­ви Сво­ей и во всех совершенствах.
св. пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский

Читай­те «Отче наш», да не лги­те: Оста­ви нам дол­ги наша, яко­же и мы остав­ля­ем.…
пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

…Молить­ся же об этом должно:
Во-пер­вых, с чистым наме­ре­ни­ем – да будет воля Твоя, ибо я, сер­деч­но желая сле­до­вать ей бес­ко­рыст­но, не ради награ­ды или при­об­ре­те­ния чего-либо, и не пото­му, что Ты, Гос­по­ди, обо­га­тил меня щед­ро­та­ми Сво­и­ми и огра­дил меня от про­тив­ни­ков моих, как в этом упре­кал сата­на пра­вед­но­го Иова пред Богом ( Иов.1:9–10 ), и не по стра­ху веч­ных мук геенн­ских, но в про­сто­те серд­ца сле­дую воле Тво­ей, желаю, чего Ты жела­ешь, пото­му толь­ко, что Ты того хочешь, что тако­ва Твоя воля, Боже мой!
Во-вто­рых, молить­ся долж­но с любо­вью: да будет воля Твоя! – одно­го я здесь ищу и одно мыс­лю, что­бы во всем совер­ша­лась воля Твоя, Гос­по­ди! Да вели­че­ство име­ни Тво­е­го, Боже мой, рас­про­стра­нит­ся и про­сла­вит­ся чрез меня непо­треб­но­го раба Тво­е­го. Это одно счи­таю для себя вели­чай­шей честью и награ­дой, что­бы я досто­ин был бла­го­уго­ждать Тебе, Созда­тель мой, Кото­рый даро­вал мне разум и сво­бод­ную волю как залог бли­жай­ше­го обще­ния с Тобою, моим Твор­цом и Спасителем.
свя­ти­тель Иоанн, мит­ро­по­лит Тобольский

Да свя­тит­ся имя Твое… Для того молим­ся, что­бы в нас имя Божие свя­ти­лось: не пото­му, что буд­то, не быв свя­тым, начи­на­ет оно быть свя­тым, но пото­му, что в нас оно свя­тым дела­ет­ся, когда сами освя­ща­ем­ся и достой­ное свя­ты­ни делаем.
свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский

Богу внят­ны толь­ко те молит­вы, кото­рые когда про­из­но­сит моля­щий­ся, пони­ма­ет, что гово­рит и чувствует…
Так, кто гово­рит Богу в молит­ве: да при­и­дет цар­ствие Твое, а не зна­ет, как при­хо­дит сие цар­ствие, не зная же, не гото­вит­ся к при­ня­тию его и ниче­го не дела­ет, что тре­бу­ет­ся с его сто­ро­ны к полу­че­нию его, воз­мож­но ли, что­бы при­шло к нему сие цар­ствие? Какая пото­му поль­за, что гово­рит он в молит­ве: да при­и­дет цар­ствие Твое? Гос­подь гово­рит в свя­том Еван­ге­лии: покай­те­ся, при­бли­жи­ся бо цар­ствие Божие. Итак, хочешь, что­бы при­шло к тебе цар­ствие сие? Кай­ся. Если не пока­ешь­ся, сколь­ко ни гово­ри: да при­и­дет цар­ствие Твое, не при­дёт оно к тебе.
пре­по­доб­ный Симе­он Новый Богослов

Позна­ние молит­вы в такой же мере быва­ет успеш­но, в какой пре­успе­ва­ют нрав и жизнь молящегося.
пре­по­доб­ный Иси­дор Пелусиот

Отче наш

«Мы превратили “Отче наш” в молитву перед едой», — говорит протоиерей Алексий Уминский. Как превратить ее в путь к Отцу? Об этом он рассказал на презентации «Книги о молитве», которая вышла в издательстве «Никея».

— Когда мы общаемся с Богом, мы всегда общаемся с таинственным Богом, это надо очень хорошо понимать. И когда мы говорим о богопознании, это не означает, что мы говорим о богопонимании. Мы говорим о чем-то таком, что не всегда выразимо человеческим языком. Когда говорим, что помолились Богу и поняли, что Он нас услышал, в ответ мы почувствовали Его присутствие. И это присутствие божественное в своей жизни позволяет Его понимать и принимать.

Понять Бога как Троицу невозможно и невыносимо. Это и не нужно. В каком-то смысле, но каждому из нас дана возможность обращаться к Богу в Троице через личностное ипостасное общение. И поэтому мы понимаем, что значит в молитве обращаться к Господу нашему Иисусу Христу, потому что Он нам открыт евангельски, у нас есть словесный и видимый, иконописный портрет Христа. Мы очень хорошо представляем и понимаем, как Он говорит, когда читаем Евангелие.

Мы также знаем об Отце через Иисуса Христа, и Он сам дарует нам молитву «Отче наш».

Эта молитва — очень глубокий, серьезный молитвенный путь к Отцу. Она дает нам дерзновение просить Бога сделать нас Его сыновьями и дочерями.

По крайней мере, с этого надо начинать эту молитву читать.

Пока ты для себя вопрос своего сыновства или дочерности не определил, читать молитву «Отче наш» бесполезно. Эта молитва имеет только один смысл, когда ты перед Богом как перед Отцом. Но для этого тебе надо захотеть быть сыном, захотеть быть дочерью, в это состояние постараться себя возвысить или по крайней мере Бога об этом попросить: «Будь моим Отцом», «Сделай меня Своим сыном».

Молитва «Отче наш» у нас сегодня читается между делом. «Трисвятое по Отче наш», а потом начинается богослужение, «Трисвятое по Отче наш», а потом начинаются какие-то другие молитвы. Что это такое?

Но эта же молитва — она главное, что у нас есть от Христа. Научи нас молиться — вот, пожалуйста, молитесь так. И нет никаких других молитв, которыми Христос хотел бы, чтобы мы молились. «Отче наш» мы превратили в молитву перед едой.

Отче наш

Можно часто читать эту молитву, но всегда ее надо читать определенным образом. Ее нельзя читать просто часто, надо читать осмысленно часто. Например, когда мы к этой молитве подступаем во время литургии, есть такой возглас: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно — там с церковнославянского размытый немножко смысл, — смети призывати Тебе Небеснаго Бога Отца и глаголати». Но вообще-то, если перевести это на русский язык, будет звучать так: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением — слово дерзновение здесь бесконечно важно, — неосужденно сметь называть Тебя, небесного Бога, Отцом».

И что, ты после этого будешь картошку благословлять? Или можно как-то попроще отнестись к земной нашей пище и не делать вот таких вот странных вещей.

Просто в этом отечестве надо нуждаться. А если ты не нуждаешься, тогда, как говорил Дитрих Бонхёффер о молитве «Отче наш», дай нам волю — и мы от этой молитвы оставим только одно прошение.

И самая большая проблема у нас — это разговор со Святым Духом. Я не могу понять, по какой такой причине мы 50 дней не молились Святому Духу. Почему вдруг из нашей жизни, из жизни целой Церкви, которая этим Святым Духом родилась, исчезла молитва обращения к Святому Духу. Как же так?

Мы просто не умеем молиться Святому Духу и вообще не знаем, как к Нему обращаться.

У нас есть только одна маленькая молитва, я не говорю третью молитву в вечернем правиле, которая ну просто опять есть перечисление каких-то покаянных дисциплин.

Но молитва «Царю небесный» — она ведь настолько потрясающе красива и велика, что на самом деле может быть личной молитвой каждого из нас. «Приди ко мне, вселись в меня», — вот что надо от Бога, чтобы я действительно стал Им жить и чтобы мне стало понятно: если Он во мне живет, Он ко мне пришел, то я поэтому и начинаю Его познавать.

Вот Святому Духу умел молиться преподобный Силуан Афонский. И этот Святой Дух — третья ипостась, — научил его так любить людей, что он слезы проливал о тех, кто вдруг может когда-нибудь не спастись. «Господи, да познают Тебя Духом Твоим Святым все народы земли», — говорил он в молитве. А нам никогда в жизни в голову не приходит к Святому Духу обратиться, у Святого Духа что-то попросить, как-то с Ним познакомиться. Мы на 50 дней просто исключаем Его из нашей христианской жизни.

Отче наш

Более того, даже когда мы читаем вот эти длиннющие коленопреклоненные молитвы на вечерне праздника сошествия Святого Духа — причем эта вечерня уже относится к Дню Святого Духа, — там нет ни одной молитвы Святому Духу. Ну то есть мы поем торжественно хором «Царю небесный», примерно как мы поем «Христос воскресе из мертвых». Но при этом даже во время Пасхи у нас каждое воскресенье поются пасхальные песнопения даже во время Великого поста. И вдруг раз — и мы исключаем Святой Дух. Потому что мы Его не знаем и знать не хотим. Потому что к Нему обращаться очень тяжело. Потому что к Нему обращаться мы не привыкли.

И если я хочу узнать Святую Троицу поближе, то я должен знать каждого из лиц Святой Троицы хоть чуть-чуть. И тогда это познание лиц Святой Троицы приведет меня к какому-то пониманию Святой Троицы. А как по-другому? Ну да, можем всего Лосского прочесть нашего, но Троица Святая не таким образом познается.

Бог вообще познается иначе, через личное знакомство.

Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.

Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!

Отче наш

Молитва «Отче наш», которую все хорошо знают, давно стала для нас обыденностью, как бы затерлась среди огромного количества других молитвословий, среди прочих прекрасных поэтических обращений к Богу, которыми полна наша литургическая традиция. А молитва эта — всеобъемлющая, она лежит в основе всех остальных молитв. С одной стороны — предельно простая, доступная даже ребенку, и одновременно непостижимая для ума человеческого из-за ее невидимой силы.

Единственная молитва, которую дал нам Сам Господь — в Нагорной проповеди, главной и самой известной проповеди, с которой Он начал Свое учение. Потом наверняка Христос много раз и в разных местах ее повторял. Например, у Матфея это Нагорная проповедь — на горе, а у Луки, когда Иисус говорит примерно те же самые слова, написано: Ста Иисус на месте равне (Лк. 6: 17), то есть на равнине.

И сама молитва в Евангелии от Матфея и в Евангелии от Луки имеет некоторые различия. Например, в Евангелии от Матфея написано: И прости нам долги наши, а в Евангелии от Луки: прости нам грехи наши. Славословие, которое есть у Матфея: Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь, отсутствует у Луки. Это славословие отсутствует во всех древних рукописях Евангелия; скорее всего, оно было прибавлено к молитве «Отче наш» в литургической богослужебной традиции позднее, не раньше II века, вошло в текст Нового Завета. Это заметно и в наших богослужениях: молитва «Отче наш» пропевается до слов . избави нас от лукавого, а заканчивает ее, как бы отдельно, возглас священника.

У Луки молитва короче, в ней нет слов: . да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Но их нет и в более ранних рукописях; считается, что текст Евангелия от Луки ближе к изначальной молитве, которую Иисус дал Своим ученикам, и что Матфей дополнил, то есть отредактировал ее, исходя из других поучений Христа, прозвучавших в контексте Нагорной проповеди.

И, наконец, в Евангелии от Матфея есть длинное завершение, которое нев ключено в текст молитвы. Это как бы ее объяснение: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6: 14–15) — и оно тоже отсутствует у Луки.

Интересно, что «Отче наш» принципиально отличается от всех форм ветхозаветных молитв к Богу: здесь отсутствует похвала Богу. А для иудеев и вообще для синагогальной традиции обращение к Богу должно было обязательно предваряться долгим славословным вступлением, неким акафистным пением: «Господи, Царь Израилев, Щит спасительный, помогающий благословенному народу, помнящий заслуги предков и посылающий. »; то есть сначала долго-долго славословят, и только потом начинается сама молитва. Позднее это стало традицией и для наших молитвословий. Если мы вспомним коленопреклоненные молитвы, которые читаются на Троицу, сочиненные, конечно, в поздний византийский период, то убедимся, что они катастрофическим образом не похожи на молитву «Отче наш». В них, прежде чем доберешься до сути, долго-долго перечисляется, как велик наш Бог, и это может занимать половину самой молитвы. Тоже самое встречается и в нашем утреннем правиле. Так, в пятой молитве Василия Великого мы видим все то, что нас возвращает к ветхозаветным текстам: «Господи Вседержителю, Боже сили всякия плоти, в вышних живый и на смиренныя призираяй, сердца же и утробы испытуяй и сокровенная человеков яве предведый, Безначальный и Присносущный Свете, у Негоже несть пременение, или преложения осенение. » И только после этого начинается собственно молитва: «Сам, Безсмертный Царю, прими моления наша, яже в настоящее время, на множество Твоих щедрот дерзающе. » Это одна из литургических форм, традиционных для иудейской молитвы, а потом ставшая и литургической традицией христианства, но она противоречит словам Евангелия о том, что в молитве не надо быть многословным.

Пример настоящей молитвы, того, что есть в принципе молитва как богообщение, как обращение к Богу, — это «Отче наш», где начальное славословие отсутствует и даже конечное, как мы понимаем, добавлено позже, — что, конечно, удивительно. Ведь ученики просят Христа: «Научи нас молиться, научи нас воздавать Богу хвалу, потому что молитва — это славословие и почесть, которые воздаются Богу». А в молитве «Отче наш» никакая почесть Богу не воздается. В ней речь идет совсем о другом: она раскрывает суть отношений человека и Бога и дает, с одной стороны, ясное и простое, а с другой стороны, непостижимое понимание — Кто есть Бог для человека.

Текст — отрывок из книги протоиерея Алексия Уминского «Книга о молитве. Тяжесть правила или разговор с Отцом?»

«Книга о молитве» — глоток свежего воздуха для всех, кто задыхается под тяжестью бесконечных «правил», смысл которых не всегда понятен и далек от нашего личного опыта и переживаний.

Молитва — то, с чего начинается и чем заканчивается день христианина. Но как сделать так, чтобы утреннее и вечернее правила стали настоящим разговором с Небесным Отцом, а не механическим вычитыванием древних текстов? Новая книга отца Алексея Уминского — актуальный разговор о молитве современных христиан. Автор предлагает нам переосмыслить привычные практики и изменить подход к молитве на качественном уровне.

Как правильно читать молитву «Отче наш», Своим ученикам объяснял Сам Спаситель. Он и произнес ее впервые практически в том виде, в котором она через Евангелие дошла до нас, современных христиан (Мф. 6:9-13; Лк. 11:2-4).

О том, когда и как читают «Отче наш», как правильно произносятся слова молитвы, смотрите в выпуске проекта «Церковно-славянский язык и практика церковного чтения». Автор проекта — Ян (Иоанн) Осин, певец, композитор, фотохудожник, автор уникального пособия по церковному чтению:

Видео проекта «Церковно-славянский язык и практика церковного чтения». Проект осуществляется при поддержке грантового конкурса «Православная инициатива» по благословению Святейшего Патриарха.

Христос говорил, что молиться нужно не напоказ и без многословия, так как Господь знает нужду каждого человека. Для этого Иисус дал короткий, но емкий текст. Главная мысль Господней молитвы, как обозначил митрополит Вениамин (Федченков): «всё к Богу и всё от Бога». Поэтому читать ее можно при любых обстоятельствах и в любой ситуации.

Без «Отче наш» не обходится ни одно богослужение, ни одна треба, ни одна домашняя молитва. В православной традиции принято читать «Отче наш» перед едой.

Постоянные прихожане знают эти несколько строк наизусть, вспоминают их и далекие от Церкви люди. Но и тем, и другим стоит помнить, что произносить Господню молитву нужно не на автомате и не как магическое заклинание, состоящее из не очень понятных слов. Обращаться к Богу-Отцу нужно вдумчиво, внимательно относясь к каждой фразе. Нужно довериться Ему и быть готовым принять волю Божью. Нужно, прося милосердия у Господа, стараться и самим быть милосердными к окружающим.

Конечно, важно читать молитву «Отче наш» правильно проговаривая слова, четко, не путаясь в ударениях. Но даже если верующий допустил оговорку, самое главное — чтобы обращение к Господу шло от сердца. Самая серьезная ошибка в молитве — это равнодушие. Его легче избежать, когда мы понимаем, что произнеся «Отче наш. », мы начали разговор с Богом — и Он слушает нас.

Отче наш

Отче наш – для верующих людей является самой главной молитвой и читается утром и вечером (на сон грядущий). В ней заключается обращение к Богу Отцу, проникновение в самые потаенные уголки человеческой души, отрешение от мирской суеты на время творения молитвы. Посредством этой молитвы, верующие взывают к самому Всевышнему.

Отче наш – это подарок Иисуса Христа людям, в

период его земной жизни. Как звучит текст в оригинале сейчас узнать невозможно, но существует несколько редакций, которые можно найти в Евангелии от Матвея и в Евангелии от Луки.

В современном виде молитва звучит как вариант от апостола Матфея. Если говорить о версии Луки, то она заключается в следующем: к Иисусу Христу обратились ученики с просьбой научить их молитве Господу и Иисус Христос предоставил им в дар — Отче наш как своеобразный эталон.

Большинство людей обращаются к священникам

когда случается какая-то беда либо проблема, с вопросом: «Какую следует читать молитву в том либо ином случае?». Священник, прежде всего, спрашивает: «А известна ли вам молитва «Отче наш», — это очень сильная молитва и если кто-то думает, что она малозначимая, то это заблуждение.

Это не значит, что другие молитвы не являются эффективными на столько, как «Отче наш». Любое обращение к Богу идущие от души, отражает внутренне состояние человека, а также его веру в Отца Небесного. Молитва показывает сущность человеческой души, его внутреннее содержание, восприятие мира, его истинную веру. Можно сказать, что вера человека выражается в том, насколько искренне он произносит молитву. Исходя из этого, можно считать, что «Отче наш» отображает внутренний мир самого Иисуса Христа, ведь это он велел нам «Молитесь так».

Рассуждая о построении молитвы

видим, что начинается она из слов обращения к Отцу Небесному – творцу всего, что есть на земле:

— «Отче наш, Иже еси на небесах!» — этим обращением мы молим о том, чтобы он выслушал нас и наши просьбы. При этом, под словом «Небесный» имеется ввиду «небо» -духовное пространство, а не небосвод над головой, который виден глазу каждого из нас.

Отче наш

за этим следуют несколько прошений, смысл которых носит определенный характер:

— «Да святится имя твое, да придет Царствие Твое» — мы, дети Господа нашего прославляем его и просим помочь нам жить правильно и поступать так, чтобы как можно больше людей обращались к Богу, мы просим, чтобы он правил нами и верим в силу его.

— «Да будет воля твоя и на земле, как на небе» — Бог предоставил нам возможность строить свою земную жизнь, при этом, не вмешиваясь в действия наши без обращения к нему. Этими словами мы выражаем покорность свою и просим помощи в том, чтобы он дал нам силу не прекословить его воле. Верующие люди понимают, что Господь знает лучше, что для нас благо, нежели мы сами. Обращаясь к Богу, мы взываем о помощи, чтобы он открыл нам верный путь к достижению тех или иных наших помыслов и деяний.

— «Хлеб наш насущный дай нам на сей день» — таким образом мы выражаем просьбу о том, чтобы были удовлетворены наши насущные ежедневные потребности как физического, так и духовного плана. В Библии слово божье означает хлеб духовный. Божья заповедь гласит, что мы не должны просить для себя материальных богатств, а только то, что необходимо нам для жизни и уповать на Бога, зная, что он заботится о нас всегда.

Отче наш

— «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» — по сути, мы не можем надеяться на прощение, если сами не научились делать это по отношению к другим людям. Отношение Бога к нам – это отображение нашего отношения к окружающим нас людям. Произнося эти слова, мы обещаем Господу, что мы будем следовать его заповедям.

— «И не введи нас в искушение, но избавь от лукавого» — эти слова означают просьбу в защите от соблазнов, идущих от лукавого (беса). Ведь его желание – разложение человеческой души, ведущее к его гибели. Это просьба защитить нас от того, что оказывает на нас пагубное влияние.

— «Ибо Твое есть Царство и сила, и слава во веки» — заключение молитвы, понимание своей защищенности и признание того, что Господь и царствие его вечно «Ибо Твое есть Царство и сила, и слава во веки. Аминь».

В век современных технологий, молитву можно скачать или бесплатно слушать в аудио формате и полностью повторять произносимый текст. При этом можно найти файл на русском языке, а можно, например, на старославянском. Важно понимать, что, обращаясь к богу с молитвой «Отче наш» каждый человек должен получать удовлетворение и надежду на светлое будущее, так как, по сути, данная молитва символизирует покой, умиротворение и радость бытия.

Совершая молитву, человек приобретает силу, которая поможет ему самому достичь того, что он просит. Вознося эту молитву, в минуты скорби и невзгоды, надо верить, что она поможет нам обрести покой и радость. Люди грешны и живут своей жизнью, однако Отец Небесный помнит о нас. Поэтому и мы должны всегда помнить о Боге, где бы мы не находились и чем бы не занимались, не важно в каком состоянии мы пребываем (в скорби либо в радости) – молитесь и Господь услышит ваши молитвы.

Молитва Господня состоит из призывания, семи прошений и славословия. При этом сами прошения находятся в тесной связи между собой. «Отче наш» — это не только одна из важнейших молитв, употребляемых Церковью. Это данный самим Богом совершенный образец правильного молитвенного устроения души, это выраженная в емких словах и заповеданная Христом система жизненных приоритетов.

Отче наш

Призывание: «Отче наш, Иже еси на небесех»

В призывании Бог называется Отцом. С одной стороны, это проявление милости Божией, с другой — называть Бога Отцом может только тот, кто искренне хочет жить по вере, подчиняя свои желания разумной Его воле. Произнося первые слова молитвы Господней, выражается готовность и принимается обязанность любить Бога Отца всем разумением и сделать все зависящее, чтобы стать детьми, Его достойными. Господь научает возносить молитву не от лица только себя, но и от всех ближних, почему не говорит «Отче мой», а «Отче наш» (. «Этим самым Господь повелевает, — разъясняет святитель Иоанн Златоуст, — возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего». Господь называется «сущим на небесех», поскольку Он, хотя и вездесущ, но в Священном Писании (Пс. 2, 4; 102, 19) и у святых отцов небеса представляются местом особого Его присутствия. «Сказав «на небесех», — рассуждает блаженный Феофилакт, — Господь не ограничивает ими Бога, но слушателя возводит к небесам и отводит от земного».

Первое прошение: «Да святится имя Твое»

Имя Господне само по себе свято и славно без всякого прославления, но среди верующих оно может прославляться их высокой нравственной жизнью (Мф. 5, 16), и хулиться противоположными поступками (Ис. 52, 5). Поэтому Господь и внушает тем, которые называют Бога Отцом и носят имя христианина, чтобы они просили Бога сподобить их прославлять Его своею жизнью, своими добрыми делами и распространять Его славу между людьми (Мф. 5, 16).

Второе прошение: «Да приидет Царствие Твое»

Этим прошением усиливается первое прошение. Если просим, чтобы пришло к нам Царствие Божие, то, как утверждает святитель Григорий Нисский, «в действительности умоляем Бога об избавлении от тления, смерти, от уз греха и страстей, о прекращении борьбы плоти с духом, и вселении на место всего порочного — духовного: мира и радования». Прошение о Царствии есть благоговейное желание, чтобы Царство Божие, распространяясь на земле, утверждалось в душах верующих и в свое время привело их в «наследие нетленно и нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех» (1 Пет. 1, 4).

Третье прошение: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»

Мы должны стараться вести такую жизнь, чтобы исполнять здесь на земле Его святую волю так, как исполняют ее Ангелы в светлых небесных обителях. «Прежде достижения неба, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — надо землю сделать небом, чтобы и живя на ней так поступать и говорить, как бы находились на небе». А так как мы на пути к Царству Небесному окружены разнообразными соблазнами, то в третьем прошении мы молим Господа укрепить нас в добре, в подчинении своей воли Его воле. «Естество человеческое, — поучает святитель Григорий Нисский, — однажды приведенное в расслабление пороком, немощно для добра. Ибо человек не с такою легкостью, с какою доходит до худого, возвращается от него опять к доброму. Посему, когда действует в нас стремление ко злу, то не бывает потребности в содействующем, потому что порок сам собою довершает себя в воле нашей. Когда же возникает возжелание лучшего, то потребно бывает, чтобы Бог помог привести его в исполнение».

Четвертое прошение: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

С этого прошения начинается вторая часть молитвы Господней. Первые три относились преимущественно к славословию Имени Божия, следующие четыре составляют просьбу о благах личной жизни молящегося. Словами четвертого прошения мы молим Господа, чтобы Он дал нам на этот день все необходимое для нашего существования: как телесного, так и душевного. Для телесной жизни нужны пища, одежда и жилище. Но это попечение о естественных потребностях не должно заглушать памяти о Божием Промысле. Ограничивая естественные потребности строгой необходимостью, христианин больше помышляет о хлебе духовном — слове Божием (Мф. 4, 4), о Святых Таинствах и особенно заботится о Таинстве Причащения (Ин. 6, 53-56). «Хлеб обыкновенный, — поучает святитель Кирилл Иерусалимский, — не есть насущный, а сей святой хлеб (Тело и Кровь Господа) есть насущный. Сей хлеб сообщается всему твоему составу к пользе души и тела». В этом прошении молящийся подчиняет низшие стремления материальной природы высшим потребностям и связывает с Богом свою вседневную жизнь, свое настоящее.

Пятое прошение: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»

Под долгами здесь понимаются грехи. Пред Богом, как говорит святитель Филарет, митрополит Московский, «наши долги многочисленны». Нет человека на земле, который мог бы сказать, что он безгрешен. «Кто бо чист будет от скверны?» — спрашивает ветхозаветный праведник Иов и отвечает: «Никтоже, аще и един день житие его на земли» (Иов. 14, 4-5). Но как бы ни были тяжелы грехи, Господь прощает их по вере в Его искупительные заслуги и при условии, если мы простим и наших должников. «Спаситель тебя самого виновного делает судьею над самим собою, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь о себе суд, такой же суд и Я произнесу о тебе. Если простишь своему собрату, то и от Меня получишь тоже благодеяние, хотя это последнее на самом деле гораздо важнее первого». «Не забудем же миловать прежде, нежели просить помилования», — поучает святитель Филарет (Дроздов).

Шестое прошение: «И не введи нас во искушение»

Недостаточно просить прощения грехов, христианину необходимо стремиться к тому, чтобы более их не совершать. «Бесполезно было бы и прощение грехов, — говорит святитель Филарет, митрополит Московский, — если бы мы всегда возвращались к ним с прежнею слабостью». Искушениями называются такие случаи жизни, когда легко можно впасть в грех. По заключению святого Кассиана, здесь прошение не вообще избавить от искушений, так как они часто требуются для твердости добродетелей, а прошение, чтобы Господь не попустил быть побежденными ими. Главным виновником искушений бывает диавол, поэтому следующее прошение и состоит из моления об избавлении от него.

Седьмое прошение: «Но избави нас от лукаваго»

Диавол непрестанно строит козни, пользуясь всеми средствами для достижения своих пагубных намерений, со своей стороны мы не должны предаваться духовной беспечности, но быть всегда готовыми вступить в брань с ним. Но так как мы сами, по нашей немощи, не можем с успехом с ним бороться, то Христос дает наставление — обращаться за помощью к Богу. «Мы бессильны устоять против него, — замечает Симеон, архиепископ Солунский, — потому что он естества тончайшего, чем мы, лукав и сна не знает, изобретая и сплетая бесчисленные против нас козни. И если Ты, Творче и Владыко всяческих. не исхитишь нас, то кто силен избавиться от него?».

Славословие: «Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»

В последних словах содержится твердая надежда на получение просимого. Не бессмысленны вера и любовь к Богу, не бесцельна борьба со злом: «Господь — Царь всего, имеет вечную державу, может сделать все». Произносимое в конце молитвы слово «аминь» служит выражением того, что молитва приносится с верою и без всякого сомнения, как учит апостол Иаков: «Да просит же верою, ничтоже сумняся» (Иак. 1, 6).

Это самая главная молитва христианина, она была продиктована самим Иисусом Христом. Её знают наизусть каждый крещёный, так, что даже появилось выражение «знать, как Отче наш».

Но знаем ли мы тот глубокий смысл, который в неё вложен? После этой статьи Вы почувствуете величие и силу этой молитвы!

Отче наш

Давайте прочитаем эту молитву целиком, а затем разберём.

О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся имя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя, я́ко на небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги наша, я́ко и мы оставля́ем должнико́м нашим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго: я́ко твоé éсть цáр­ст­віе и си́ла и слáва во вѣ́ки. Ами́нь. (Мф. 6)

1. Отче

Мы обращаемся к Богу и Творцу — «Отец». Одним этим словом изгоняется из сердца страх и воцаряется любовь. Потому что так мы говорим: я Твоё чадо: Твой сын / Твоя дочь.

В ответ Господь проникается к нам чувством родительской заботы и любви. Этими словами мы обещаем слушаться Бога, как родную мать.

2. Наш

Не говорим «мой», а называет Бога нашим Отцом. Так мы признаём христиан братьями и сёстрами, Одно это слово пожигает в нас гордыню, единоличие и делает одной большой семьёй.

Иже еси на Небесех переводится «Который находится на Небесах». Так мы подчёркиваем, что обращаемся не земному отцу, а к Тому, Кто всегда пребывает в мире невидимом, в мире ангельском.

3. Да святится Имя Твое

Слово свят происходит от слова «взят». То есть выделен из общей среды, особенный. Этими словами мы выражаем желание, чтобы даже Имя Бога никогда не произносилось зря, чтобы оно было окружено трепетом и благоговением, чтобы весь мир воздавал особую честь Богу. В переводах на этом месте встречает «пусть выделится имя Твое»

4. Да приидет Царствие Твое

Христос указал, что Царство Божие внутри нас есть. Этими словами молитвы мы просим у Бога, чтобы Он воцарился в нашем сердце покоем и тихой радостью, любовью и милосердием. Чтобы в нас не царствовал грех.

Этой фразой мы также выражаем надежду, что грех и смерть после Суда Божьего прекратят своё существование и весь видимый мир превратится в Царство Творца.

5. Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли

То есть мы просим, чтобы в видимом мире, на Земле, исполнялась благая воля Бога так же идеально, как она исполняется ангелами в мире невидимом. А если вспомнить, что человек по своему составу — «земля», то получается, просим и всю нашу природу, даже тело, сделать подвластной воле Божией.

6. Хлеб наш насущный даждь нам днесь

Насущный — значит «повседневный». Этими словами мы просим у Бога самого необходимого на сегодня. И только на сегодня. Показываем, что мы не заботимся о завтрашнем дне, как Он и заповедал нам (Мф. 6:34). Просим не богатства и славы, а той пищи, которая поможем нам прожить ещё один день в этом теле.

Но самое главное — этими словами мы просим у Бога причащения Тела и Крови Христа, Который по Его же словам является «Хлебом жизни, сшедшим с Небес» (Ин. 6:48). Если хлеб даёт жить телу, то Хлеб Небесный даёт нашей душе соединиться с Богом и обрести через это вечную жизнь.

7. И остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим

Это очень радостные слова! Получается, и после крещения мы можем получить прощение грехов.

Но это и очень страшные слова. Потому что мы в них просим у Бога не прощать нам наши грехи, если и мы не прощаем кому-либо из людей, согрешивших против нас.

Интересно, что грехи называются «долгами». Как будто мы взяли не свои деньги и теперь должны вернуть. Например, мы сделали злые поступки, и теперь должны сделать столько же добрых. Но мы или не умеем, или нет времени и сил, поэтому просим простить нам эти долги.

8. И не введи нас во искушение

Просим Бога не подводить нас к испытаниям. Например, болезнь может быть не только наказанием за грех, но и проверкой на прочность. Бог может испытывать наше терпение.

Согласитесь, если мы просим Бога нас не испытывать, то этим и обещаем Ему, что и мы не будем испытывать Его терпение и искушать Господа.

9. Но избави нас от лукавого

Как ёмко! Одним словом мы перечислили и сатану со всеми его слугами, и злых лукавых людей, и свои лукавые и нечестные мысли, слова и поступки! В некоторых переводах написано просто «от зла».

В Дидахе (I-II вв.), самом древнем христианском памятнике, не вошедшем в состав Нового Завета, указывается, что эту молитву нужно произносить трижды в день.

Ссылка на основную публикацию