Картина божьей матери

Рядом с образами Спасителя в древнерусском искусстве по своему смыслу и значению, по тому месту, которое они занимают в сознании и в духовной жизни людей, стоят образы Богоматери — Девы Марии, от которой воплотился Спаситель. Жительница Земли, она дала плоть вочеловечевшемуся ради людей Богу.

Предание гласит, что первые иконы Богоматери были созданы еще при ее жизни, что их написал один из апостолов, автор Евангелия Лука. Увы, до нашего времени не дошло ни одного изображения Богоматери, которое можно было бы датировать I веком новой эры. Однако, легенда об апостоле Луке как авторе первых икон Богородицы очень важна. Она показывает, что изображения Богоматери понимались свободными от вымысла, несущими подлинную, глубокую правду о ней. Ведь их источником считались не просто иконы прижизненные, сохранившие ее исторически достоверный облик, но иконы, созданные мудрым, ведавшим скрытую от других истину бытия евангелистом, которому открывалось духовное начало Девы Марии. Некоторые древнейшие руские иконы прямо приписывались апостолу Луке. Среди них — образ любимый и чтимый всем народом русским, образ Богоматери Владимирской, покровительницы России. И хотя по существующим историческим свидельствам, все они были написаны много позднее I века, авторство Луки надо понимать не столько буквально. Оно указывает, что приписываемые Луке иконы представляют собой чрезвычайно точные списки (повторения) с его произведений, за которыми признавалась глубокая связь с признанным образцом.

Картина божьей матери Существует летописное известие, что икона «Богоматерь Владимирская» была послана великому князю Киевскому Юрию Долгорукому в начале XII века из Царьграда (столицы Византии Константинополя). Летопись и литературное «Сказание о чудесах Владимирской Божьей Матери» рассказывают, что князь Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого, покинул Киев, желая основать новое княжение на северо-востоке. В волнении перед дальней дорогой князь Андрей долго молился перед этим образом, поразившим его своей красотой, и решил забрать икону с собой.

Золотой краской — знаком вечного света — покрыл фон иконы великий константинопольский художник. Под кистью мастера благородные черты Марии с нежно прижавшимся к ее щеке младенцем обретают невиданную одухотворенную красоту. Полный младенческой любви и нежности к Матери, Сын одновременно преисполнен силы и мудрости воплотившегося от нее Владыки мира, черты которого твердо и ясно проступают в его облике. В прекрасном, исполненном всеобъемлющей любви образе Богородицы зримо и полно воплощена та высокая красота, которой достигло ее совершенное материнское естество.

Икону, богато украшенную по византийскому обычаю, помещают в Успенский собор в новой столице княжения. Прославившись во Владимире множеством чудотворений, она получает наименование «Владимирской». Икона осталась невридимой во время страшного пожара 1185 года, спалившего Успенский собор, и при разорении Владимира Батыем в 1237 году. Народ связывал с ней чудеса милосердия. Считалось, что икона спасла тонувшего проводника князя, беременную женщину, попавшую под копыта взбесившейся лошади, помогла благополучному разрешению от родов жены Андрея Боголюбского.

В 1395 г., когда Тамерлан, разорив Рязань, направился к Москве, уничтожая и опустошая все вокруг, было решено перенести Владимирскую икону в Москву. Митрополит Московский Киприан с духовенством, княжеская семья и народ встретили икону за городом и торжественно перенесли в Успенский собор Кремля. В тот же августовский день, когда москвичи встречали «Владимирскую Богоматерь», Тамерлан со своим войском безо всяких видимых причин повернул в степи и покинул пределы Руси. Счастливое избавление от неминуемой беды русский народ единодушно приписал заступничеству Богородицы.

С тех пор Владимирская икона спасала столицу от всех последующих татарских нашествий, сохранив ее от нашествия хана Золотой орды Ахмата в 1480 г. и избавив Москву от разгрома казанским ханом Махмет-Гиреем в 1521 г. С 1480 г. она навсегда остается в московском Успенском соборе, став главной святыней объединившегося вокруг Москвы Русского государства.

В посёлке Восточный

Картина божьей матери

Картина божьей материИСТОРИЯ

Див­но­гор­ская-Си­ци­лий­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри по­лу­чи­ла свое на­име­но­ва­ние по ме­сту сво­е­го пер­во­на­чаль­но­го пре­бы­ва­ния и про­слав­ле­ния в Успен­ском Див­но­гор­ском мо­на­сты­ре, в быв­шем Остро­гож­ском уез­де, Во­ро­неж­ской гу­бер­нии, а Си­ци­лий­ской на­зва­на по ме­сту сво­е­го про­ис­хож­де­ния, так как, по пре­да­нию, эта ико­на в Ди­вы (или Див­ные го­ры) бы­ла при­не­се­на из Си­ци­лии бла­го­че­сти­вы­ми стар­ца­ми-ино­ка­ми Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом. По­ла­га­ют, что они ро­дом бы­ли пра­во­слав­ные гре­ки и при­бы­ли сю­да, ве­ро­ят­но, не ра­нее кон­ца ХV ве­ка. Ксе­но­фонт и Иоасаф ос­но­ва­ли мо­на­стырь в жи­во­пис­ном ме­сте над ре­кой До­ном, при впа­де­нии в него ре­ки Ти­хой Сос­ны. Ди­ва­ми и Дивьи­ми (див­ны­ми) го­ра­ми мест­ность на­зва­на от уди­ви­тель­ных по сво­ей фор­ме ме­ло­вых стол­пов, рас­по­ло­жен­ных по го­рам.

Пред­по­ла­га­ют, что Ксе­но­фонт и Иоасаф оби­та­ли в пе­ще­ре (где поз­же бы­ла по­стро­е­на цер­ковь свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи) и что пер­вая цер­ковь в ме­ло­вом стол­пе бы­ла вы­руб­ле­на ими, где они и по­ста­ви­ли при­не­сен­ную с со­бой из Си­ци­лии ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри. Здесь же они на­шли и ме­сто сво­е­го веч­но­го упо­ко­е­ния.

На иконе Си­ци­лий­ской (Див­но­гор­ской) Бо­жи­ей Ма­те­ри Бо­го­ма­терь изо­бра­же­на си­дя­щей на об­ла­ках. В пра­вой Ее ру­ке — рас­цвет­шая бе­лая ли­лия, а ле­вой ру­кой Она под­дер­жи­ва­ет Бо­гом­ла­ден­ца, Ко­то­рый вос­се­да­ет на Ее ко­ле­нях. Спа­си­тель в ле­вой ру­ке дер­жит цве­ток (ли­лию), а пра­вой — бла­го­слов­ля­ет. Во­круг ли­ка Бо­го­ма­те­ри изо­бра­же­но во­семь Ан­ге­лов, из ко­то­рых два, на­пи­сан­ные вни­зу, изо­бра­же­ны ко­ле­но­пре­кло­нен­ны­ми и с воз­де­ты­ми го­ре́ ру­ка­ми. Над гла­вой Бо­го­ма­те­ри — Свя­той Дух в ви­де го­лу­бя.

Картина божьей матери

Осо­бен­ное про­слав­ле­ние чу­до­твор­ной ико­ны на­ча­лось с 1831 го­да, ко­гда сви­реп­ство­ва­ла хо­ле­ра. В Ко­ро­то­я­ке, на­хо­див­шем­ся от оби­те­ли в 7–8 вер­стах, од­ной пре­ста­ре­лой жи­тель­ни­це, Ека­те­рине Ко­ло­мен­ской, во сне яви­лась Пре­бла­го­сло­вен­ная Де­ва (в том ви­де, как Она изо­бра­же­на на Див­но­гор­ской иконе) и при­ка­за­ла взять Ее ико­ну и со­вер­шить пе­ред нею мо­ле­бен. Чу­до­твор­ная ико­на бы­ла при­не­се­на в Ко­ро­то­як, и по­сле усерд­но­го об­ще­го мо­ле­ния пе­ред свя­той ико­ной хо­ле­ра пре­кра­ти­лась. За­ступ­ле­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри то­гда же был спа­сен от хо­ле­ры и го­род Остро­гожск. Спа­се­ние от хо­ле­ры в 1847 и 1848 го­дах жи­те­ли Ко­ро­то­я­ка и Остро­гож­ска так­же по­лу­чи­ли по чуд­но­му за­ступ­ле­нию Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рое со­вер­ши­лось по­сле крест­но­го хо­да со свя­той ико­ной во­круг этих го­ро­дов.

По пре­да­нию, празд­но­ва­ние чу­до­твор­ной иконе 5 фев­ра­ля бы­ло опре­де­ле­но еще пер­во­на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли — Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом.

Картина божьей матери

ИСТОРИЯ
Див­но­гор­ская-Си­ци­лий­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри по­лу­чи­ла свое на­име­но­ва­ние по ме­сту сво­е­го пер­во­на­чаль­но­го пре­бы­ва­ния и про­слав­ле­ния в Успен­ском Див­но­гор­ском мо­на­сты­ре, в быв­шем Остро­гож­ском уез­де, Во­ро­неж­ской гу­бер­нии, а Си­ци­лий­ской на­зва­на по ме­сту сво­е­го про­ис­хож­де­ния, так как, по пре­да­нию, эта ико­на в Ди­вы (или Див­ные го­ры) бы­ла при­не­се­на из Си­ци­лии бла­го­че­сти­вы­ми стар­ца­ми-ино­ка­ми Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом. По­ла­га­ют, что они ро­дом бы­ли пра­во­слав­ные гре­ки и при­бы­ли сю­да, ве­ро­ят­но, не ра­нее кон­ца ХV ве­ка. Ксе­но­фонт и Иоасаф ос­но­ва­ли мо­на­стырь в жи­во­пис­ном ме­сте над ре­кой До­ном, при впа­де­нии в него ре­ки Ти­хой Сос­ны. Ди­ва­ми и Дивьи­ми (див­ны­ми) го­ра­ми мест­ность на­зва­на от уди­ви­тель­ных по сво­ей фор­ме ме­ло­вых стол­пов, рас­по­ло­жен­ных по го­рам.

Пред­по­ла­га­ют, что Ксе­но­фонт и Иоасаф оби­та­ли в пе­ще­ре (где поз­же бы­ла по­стро­е­на цер­ковь свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи) и что пер­вая цер­ковь в ме­ло­вом стол­пе бы­ла вы­руб­ле­на ими, где они и по­ста­ви­ли при­не­сен­ную с со­бой из Си­ци­лии ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри. Здесь же они на­шли и ме­сто сво­е­го веч­но­го упо­ко­е­ния.

На иконе Си­ци­лий­ской (Див­но­гор­ской) Бо­жи­ей Ма­те­ри Бо­го­ма­терь изо­бра­же­на си­дя­щей на об­ла­ках. В пра­вой Ее ру­ке — рас­цвет­шая бе­лая ли­лия, а ле­вой ру­кой Она под­дер­жи­ва­ет Бо­гом­ла­ден­ца, Ко­то­рый вос­се­да­ет на Ее ко­ле­нях. Спа­си­тель в ле­вой ру­ке дер­жит цве­ток (ли­лию), а пра­вой — бла­го­слов­ля­ет. Во­круг ли­ка Бо­го­ма­те­ри изо­бра­же­но во­семь Ан­ге­лов, из ко­то­рых два, на­пи­сан­ные вни­зу, изо­бра­же­ны ко­ле­но­пре­кло­нен­ны­ми и с воз­де­ты­ми го­ре́ ру­ка­ми. Над гла­вой Бо­го­ма­те­ри — Свя­той Дух в ви­де го­лу­бя.

Картина божьей матери

Осо­бен­ное про­слав­ле­ние чу­до­твор­ной ико­ны на­ча­лось с 1831 го­да, ко­гда сви­реп­ство­ва­ла хо­ле­ра. В Ко­ро­то­я­ке, на­хо­див­шем­ся от оби­те­ли в 7–8 вер­стах, од­ной пре­ста­ре­лой жи­тель­ни­це, Ека­те­рине Ко­ло­мен­ской, во сне яви­лась Пре­бла­го­сло­вен­ная Де­ва (в том ви­де, как Она изо­бра­же­на на Див­но­гор­ской иконе) и при­ка­за­ла взять Ее ико­ну и со­вер­шить пе­ред нею мо­ле­бен. Чу­до­твор­ная ико­на бы­ла при­не­се­на в Ко­ро­то­як, и по­сле усерд­но­го об­ще­го мо­ле­ния пе­ред свя­той ико­ной хо­ле­ра пре­кра­ти­лась. За­ступ­ле­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри то­гда же был спа­сен от хо­ле­ры и го­род Остро­гожск. Спа­се­ние от хо­ле­ры в 1847 и 1848 го­дах жи­те­ли Ко­ро­то­я­ка и Остро­гож­ска так­же по­лу­чи­ли по чуд­но­му за­ступ­ле­нию Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рое со­вер­ши­лось по­сле крест­но­го хо­да со свя­той ико­ной во­круг этих го­ро­дов.

По пре­да­нию, празд­но­ва­ние чу­до­твор­ной иконе 5 фев­ра­ля бы­ло опре­де­ле­но еще пер­во­на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли — Ксе­но­фон­том и Иоаса­фом.

Ссылка на основную публикацию