Черногорская православная церковь

После крушения советской власти и появления центробежных стремлений в Югославских республиках, в Черногории активизировались сторонники автокефалии (они существовали и с советское время). Это закончилось народным сбором в Цетине 31 октября 1993 года, на котором был избран Митрополит независимой Черногорской церкви (это традиционный метод избрания главы церкви в Черногории). Антоний Абрамович возглавлял новую юрисдикцию, которую остальной православный мир не признал, до своей смерти в 1996 г. 6 января 1997 на таком же собрании новым митрополитом был избран Мираш Дедич, после пострига принявший имя Михайло. 15 марта 1998 года он был посвящен во епископы Болгарским Патриархом Пименом и семью епископами его юрисдикции. 31 октября 1998 произошла его интронизация в Цетине. Церковь была официально зарегистрирована в 2000 году. Также церковь несколько раз объявляла о разделении на пять епархий (первый раз еще в 1995, последний в 2007). В 2007 году митрополит Михайло попытался захватить один из храмов и Цетинский монастырь, которые находятся в юрисдикции Сербской церкви. На 2008 год церковь распологает шестью храмами в Черногории (где также часто практикуются литургии под открытым небом), также имеются общины в Австралии (штат Новый Южный Уэльс) и Аргентине (провинция Чако). В 2001-2005 годах в России существовало представительство Черногорской церкви во главе с протопресвитером Александром Сергеевым-Зарнадзе. В 2005 году началось строительство храма этой юрисдицкии черногорцами Воеводины (однако попытка зарегистрироваться в 2008 году закончилась неудачей). Сейчас на территории Черногории действуют две юрисдикции — Сербской и Черногорской Автокефальной церквей. Последняя некоторое время (особенно в 1993-1995 и 1997-2001 годах) поддерживалась властями Черногории. Большинство населения (порядка 80%) являются сторонниками Сербской церкви.
В начале 2018 года один из священников ЧПЦ архимандрит Владимир Лайович (Владимир (Лав) Лајовић) прочитал на конференции доклад, в котором имелись неприятные факты для предстоятеля церкви митрополита Михаила, за что вскоре был запрещен в служении; однако запрета не признал, объявил о создании самостоятельной епархии и в 2019 году присоединился к Православной церкви Италии, где был избран епископом.
Долгое время ЧПЦ находилась в евхаристическом общении с Болгарским Альтернативным Синодом и УПЦ КП, однако после принятия в свою юрисдицкию двух запрещенных священников Итальянской Православной церкви отношения с ними были прерваны. В 2007 году в черногорскую церковь из киприанитского синода присоединился епископ Симеон, который был назначен экзархом центральноевропейских государств.

Глава церкви — Митрополит Черногорский.

Антоний (Абрамович) (1993-1996)
Михайло (Дедеич) (6 января 1997- ) (епископ с 31 октября 1998)

Епархии

Митрополичья Архиепископия Цетинская
Приморская епархия
Дуклянская епархия
Острошская епархия
Беранская (Полимская) епархия
Аргентинская епархия

Епископы

Симеон (Минихофер), экзарх Австрии, Лихтенштейна и Словакии (2007 -)
Сергий (Моисеенко), Митрополит Подгорицкий и Дуклянский (1 ноября 2002 — 19 июля 2009)
Горазд (Гаго-Гломажич), епископ Аргентины
Борис (Бойович), епископ (16 июня 2019 —

В настоящее время Черногория переживает кризис, сопоставимый с тем кризисом, через который она проходила в момент ее отделения от Сербии в 2006 году. При этом он носит абсолютно рукотворный характер и вызван осознанным стремлением черногорских властей демонтировать крупнейшую религиозную структуру в стране — Сербскую православную церковь. Такое мнение высказал EADaily историк-балканист, научный сотрудник Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт.

Как сообщало EADaily, непосредственно перед новогодними праздниками, после бурной дискуссии в парламенте и протестов оппозиции, был принят закон о свободе вероисповедания, направленный против интересов Сербской православной церкви. Это вызвало массовые манифестации православных верующих по всей стране, в частности в Подгорице на молебен вышло более 20 тысяч граждан. Вице-премьер страны Зоран Пажин 13 января заявил в интервью Би-би-си, что черногорские власти готовы в любой момент начать диалог с представителями всех религиозных сообществ страны о внесении изменений в скандальный закон.

По словам эксперта, президент Черногории Мило Джуканович «правильно выбрал тайминг» для осуществления своих планов и «нанес удар в сезон праздников», когда все крупнейшие мировые СМИ находятся на каникулах или к ним готовятся. Парламент Черногории проголосовал за спорный закон в ночь на 27 декабря, а 8 января документ вступил в силу, напомнил эксперт.

«Рассчитывалось на то, что неделя или две тишины позволит сделать всю грязную работу без негативной реакции прессы, а потом уже можно решиться и на какие-то уступки», — отметил Энгельгардт.

Отвечая на вопрос, зачем черногорскому режиму понадобилось обострение отношений с Сербской православной церковью, Энгельгардт отметил, что на то есть несколько причин. Первая из них касается масштаба и влияния Черногорско-Приморской митрополии СПЦ в стране.

«Так получилось, что именно митрополия Черногорско-Приморская является единственной крупной структурой общенационального масштаба, оппозиционной режиму Мило Джукановича. Эта структура не зависит от режима. Всю политическую сцену в стране контролирует Джуканович. Оппозиция вытеснена на обочину политической жизни, правительство контролирует медийное поле, бизнес и даже такую важную часть, как организованная преступность. Никаких влиятельных оппозиционных сил в стране, кроме Сербской православной церкви, нет. Митрополит Амфилохий, который возглавляет митрополию Черногорско-Приморскую, является единственной общественной фигурой в республике, которая сопоставима с Джукановичем по весу и по авторитету и при этом ему не подчиняется», — подчеркнул историк.

Второй момент, по мнению Георгия Энгельгардта, относится к тем требованиям, которые Джукановичу предъявляют его внешние патроны, — это завершение процесса разделения Черногории и Сербии и разрыв последней очень мощной связи между сербским и черногорским населением, которую поддерживает православная церковь.

«Единство церковной организации играет огромную роль в поддержании чувства общности жителей Сербии и Черногории. В недавнем прошлом сербы и черногорцы воспринимали себя единым народом и считали, что они принадлежат к разным территориальным группам единственного сербского народа, но никак не к двум отдельным нациям. Постепенно Подгорица стала насаждать черногорскую национальную идентичность и всячески подчеркивать различия между черногорцами и сербами. Огромное значение придается уничтожению единой церковной организации, так как это поможет уничтожить крепкие сербско-черногорские связи. Не случайно Джуканович постоянно подчеркивает, что суверенитет Черногории не полон без создания собственной православной церкви и что именно создание независимой церкви станет финалом построения черногорской национальной идентичности. На мой взгляд, это два основных мотива, почему власти в Подгорице решились на такое беспрецедентное давление на Сербскую православную церковь», — рассказал Энгельгардт.

По словам историка, несмотря на то, что власти уже 30 лет пытаются создать отдельную «Черногорскую православную церковь» и активно оказывают ей поддержку, этой структуре никак не удается выйти из формата «карманной квазирелигиозной организации». Ее не признают другие православные церкви, и это только часть проблемы, считает эксперт. «Куда серьезнее то, что так называемая Черногорская православная церковь за все это время не обзавелась своей паствой. Государство передало ей какие-то религиозные объекты, но туда мало кто ходит. В это же время храмы канонической православной церкви достаточно активны — у них много прихожан, много паломников. Отсюда возникла „творческая идея“, что государство сможет помочь „Черногорской православной церкви“ путем изъятия основных храмов и святынь из ведения канонической церкви в государственную собственность. Потом государство сможет предоставить их в пользование протежируемой Джукановичем квазицерковной организации», — подчеркнул Энгельгардт.

Он напомнил, что главная спорная формулировка в новом законе говорит о том, что в государственную собственность переходят все религиозные объекты, воздвигнутые до 1918 года, и объекты, относительно которых Сербская православная церковь не сможет доказать, что они являются ее собственностью.

«Правда в том, что основная часть черногорских святынь, храмов и монастырей находились в собственности СПЦ на протяжении столетий по историческому праву. Достаточно сказать, что сама православная церковь куда древнее, чем черногорское государство, и даже независимая Черногория возникла из церковной организации. В начале своего существования она являлась теократией. Только в середине XIX века теократическое государство черногорских митрополитов было трансформировано сначала в княжество, а потом и в королевство Черногорию», — рассказал историк.

По его словам, идея Джукановича и его стратегов довольно проста — под лозунгом наведения порядка изъять самые древние, самые почитаемые святыни у Черногорско-Приморской митрополии, которая входит в состав СПЦ, а потом либо передать их подконтрольной себе религиозной организации, либо шантажировать митрополию, попытаться расколоть ее и подтолкнуть к отделению от СПЦ и к формированию какой-то новой структуры по украинской модели.

«Это вызывает огромное раздражение, оскорблённость и недовольство как духовенства, так и верующих, и именно это недовольство толкает их к сопротивлению. Массовые выступления сторонников канонической церкви не только не утихли в период новогодних каникул, но даже усилились с наступлением православного Рождества. Масла в огонь добавило и поведение самого властителя Черногории: еще перед Новым годом он уехал из страны на свою виллу в Майами, храня молчание и предоставляя расхлебывать заваренную им кашу своим подчиненным», — подытожил Георгий Энгельгардт.

Черногорская Православная Церковь, самопровозглашенная автокефальная церковь, не признанная другими православными поместными Церквами.

Основа Черногорской церкви была заложена в 1220 году, когда на территории современной Черногории сербский патриарх основал подвластную себе епархию — Зетскую. Престол епископов Зеты находился в монастыре св. Михаила Архангела в местечке Превлака (недалеко от современного города Тиват). На Соборе в Скопье в 1346 епископство Зета было поднято до Митрополии.

После падения Сербского государства (1389) турки и венецианцы стали угрожать митрополии. В 1452 году венецианцы разрушили монастырь Михаила Архангела, чтобы облегчить проводимую ими политику латинизации. С 1452 по 1484 престол митрополита перемещался в монастыри св. Марка в Будве, Девы Марии в горах около Бара, Св. Николая во Враньйине, св. Николая в Ободе.

Наконец в 1484 престол окончательно обосновался в Цетинском монастыре. В 1493 году монах Макарий напечатал первую славянскую книгу. А в 1516 году митрополиты становятся не только духовными лидерами черногорцев, но и светскими правителями княжества.

С 1603 года Черногорская митрополия становится фактически независимой юрисдикцией (окончательно каноническая независимость подтверждается за Черногорской Автокефальной Православной Церковью в 1766 году после уничтожения сербского Печского патриархата).

В 1692 году старый Цетинский монастырь разрушается венецианцами и турками. А в 1697 году митрополитом становится Данило Петрович, основатель митрополичьей династии — с этого времени должность митрополита передается племяннику предыдущего правителя. Эта традиция рушится в 1852 году, когда Черногория становится светским государством. Нового митрополита, который теперь становится только духовным лидером избирают только в 1858 году.

Во время правления Николы I Петровича территория Черногории почти удвоилась и церковь была разделена на три епархии. Через два года после вхождения Черногории в Югославию (1918) Македонская церковь вошла в воссозданную в 1920 году единую Сербскую Православную Церковь.

Однако кое-где за границей отдельные приходы этого не признали и продолжали считать себя частью Черногорской Автокефальной Церкви (например в Детройте, США, по крайней мере до 1923 года действовал такой приход под названием Независимая Черногорская Православная церковь св. Власия Остроского).

После крушения советской власти и появления центробежных стремлений в Югославских республиках, в Черногории активизировались сторонники автокефалии (они существовали и с советское время). Это закончилось народным сбором в Цетине 31 октября 1993 года, на котором был избран Митрополит независимой Черногорской церкви (это традиционный метод избрания главы церкви в Черногории) Антоний Абрамович.

В январе 2000 года не признанная в православном мире ЧПЦ была официально зарегистрирована черногорскими властями при участии М.Джукановича.

В 2001-2005 годах в России существовало представительство Черногорской церкви во главе с протопресвитером Александром Сергеевым-Зарнадзе.

На 2008 год церковь распологает шестью храмами в Черногории (где также часто практикуются литургии под открытым небом), также имеются общины в Австралии (штат Новый Южный Уэльс) и Аргентине (провинция Чако).

Сейчас на территории Черногории действуют две юрисдикции — Сербской и Черногорской автокефальной церквей. Последняя поддерживается властями Черногории. Даже приблизительное соотношение верующих этих юрисдикций не известно. Большинство населения (около 80%) являются сторонниками Сербской Церкви.

Долгое время ЧПЦ находилась в евхаристическом общении с Болгарским Альтернативным Синодом и УПЦ КП, однако после принятия в свою юрисдикцию двух запрещенных священников Итальянской Православной церкви отношения с ними были прерваны. В 2007 году в черногорскую церковь из киприанитского синода присоединился епископ Симеон, который был назначен экзархом центральноевропейских государств.

Президент Черногории Мило Джуканович объявил, что республика будет иметь свою автокефальную православную церковь. По его словам, это делается ради преодоления раскола между проживающими в стране черногорцами и сербами. Процесс будет проходить по украинской модели: путем объединения действующих в Черногории православных церквей — черногорской и сербской — и отделения последней от Сербской православной церкви (СПЦ), действующей в Сербии. С подробностями — корреспондент “Ъ” на Балканах Геннадий Сысоев.

Свое программное заявление Мило Джуканович сделал в конце минувшей недели в интервью программе «Чистая правда» черногорского телевидения. «Автокефальная православная церковь в Черногории имеет историю и традицию, поэтому неоспоримо право современной Черногории начать операцию по ее восстановлению,— объявил президент.— Нужна ясная стратегия, аргументы на нашей стороне. А в исходе я уверен: Черногория, без сомнения, будет иметь свою автокефальную православную церковь». По мнению президента, эта задача сопоставима с восстановлением черногорской независимости в 2006 году.

Сейчас преобладающей в Черногории является Сербская православная церковь (СПЦ), которая имеет официальный статус и признана остальными мировыми церквями. Черногорская православная церковь такого статуса не имеет, но многие черногорцы считают своей именно ее, называя СПЦ «церковью другого государства» (Сербии). Считается, что этот раскол между проживающими в Черногории сербами (около 30% населения) и черногорцами (45%) — не только наиболее острая проблема республики, но и корень многих других ее проблем.

Мило Джуканович убежден, что преодолеть этот раскол можно созданием единой православной церкви в Черногории.

« Главный наш мотив — попытка примирения»,— пояснил президент, добавив, что речь не идет о создании Черногорской православной церкви в противовес СПЦ и что двери открыты для всех.

Не сомневается черногорский лидер и в том, что православная церковь Черногории получит автокефалию, поскольку она ее имела веками. Как пояснили “Ъ” черногорские эксперты в области православия, основы Черногорской метрополии были заложены еще в 1485 году, ее автокефалию признавали и Константинопольская патриархия, и Русская православная церковь, что подтверждено документами, а ликвидирована метрополия была после включения Черногории в Королевство сербов, хорватов и словенцев в 1918 году. «Украинцы получили томос, хотя их церковь никогда не была автокефальной, поэтому нет ни одного закона — ни Божьего, ни человеческого, по которому не может быть создана автокефальная церковь в Черногории»,— убежден один из ведущих балканских экспертов в области православия Владимир Йованович.

Тем не менее 27 июня СПЦ обнародовала на своем сайте письмо патриарха Варфоломея президенту Черногории. В нем утверждается, что Черногорская православная церковь никогда не была автокефальной и что Константинопольская патриархия признает в Черногории только митрополита СПЦ Амфилохия.

Почему в не успевшей толком объединиться Православной церкви Украины назревает раскол

В администрации президента Черногории тогда сообщили, что письма не получали. А в интервью черногорскому телевидению в минувшую пятницу Мило Джуканович пояснил, что письмо Варфоломея пришло в черногорское посольство в Анкаре только 3 июля, а отправлено было, судя по штампу турецкой почты, 1 июля. «Выбранный столь необычный способ доставки красноречиво говорит и о содержании письма,— прокомментировал черногорский президент.— Многое в нем указывает на то, что проект письма подготовили в Черногории». Он пообещал внимательно изучить письмо и начать диалог с Константинопольской патриархией.

Программное заявление черногорского лидера совпало с завершающим этапом обсуждения в республике закона о свободе вероисповедания, который призван заменить аналогичный документ полувековой давности, а главное — упорядочить вопрос с церковной собственностью. Этот закон, принять который могут уже до конца июля, предусматривает возвращение в госсобственность церковных объектов, которые до 1918 года принадлежали черногорскому государству. Исключение будет сделано только для тех из них, на которые имеются документы, подтверждающие права другого собственника. Документ готовился долго, недавно он прошел экспертизу и получил положительную оценку Венецианской комиссии Совета Европы.

Цена вопроса в этом споре достаточно велика. В 1990-е годы, в эпоху кровавых балканских войн, СПЦ удалось переписать в свою собственность немало земель и объектов в Черногории, общая стоимость которых оценивается в €1 млрд. Сегодня ее служители обещают защищать эту собственность «не щадя живота своего». Власти в ответ заверяют, что закон будет в любом случае принят и реализован.

Словарь раскола

Что такое томос, автокефалия, евхаристическое общение и другие церковные термины

В окружении черногорского президента “Ъ” дали понять, что «движение в сторону формирования в Черногории единой православной церкви должно способствовать преодолению всех разногласий и расколов», но вместе с тем признали: «Процесс этот нескорый». Да и сам Мило Джуканович в своем интервью заявил: «И державу мы восстановили не за год, для восстановления автокефальной церкви тоже потребуется время».

Заявление Мило Джукановича о создании в Черногории автокефальной церкви в Сербской православной церкви предсказуемо встретили в штыки. По мнению ее иерархов, светская власть в Черногории грубо вмешивается в дела церковные. Свои церкви в Черногории создают «атеисты и некрещеные», заявил на следующий день после интервью черногорского президента митрополит СПЦ Амфилохий.

Между тем еще 9 июля, за несколько дней до телеинтервью президента Джукановича, «раскольническую деятельность так называемой Черногорской православной церкви» осудил Священный синод РПЦ. В принятом на заседании Синода заявлении содержится также критика проекта черногорского закона о свободе вероисповедания, содержащего в том числе «изъятие в собственность государства части имущества Сербского патриархата, включая здания храмов и монастырей». РПЦ характеризует закон как «прямое вмешательство во внутренние дела церкви».

События, происходящие в религиозной жизни Черногории, невозможно понять и адекватно оценить без краткого экскурса в прошлое. Почти тридцать лет назад, в начале 1990-х годов, в Черногории стали активны сторонники независимости (автокефалии) Черногорской церкви.

Их деятельность усиливалась по мере ослабления центральной власти, особенно после того, как в результате политического кризиса 1991 года Югославия распалась, а четыре из шести входивших в ее состав республик — Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония объявили о своей самостоятельности. В начале XXI века в Югославии оставалось лишь две республики: Сербская и Черногорская. Однако уже в 2006 году, после черногорского референдума о независимости от Сербии, политический проект Югославия окончательно стал достоянием прошлого.

Первые попытки раскола

Политические пертурбации не могли не затронуть и Сербскую православную церковь (СПЦ), чья юрисдикция распространялась и на православное население Черногории. Сепаратистские настроения среди части верующих республики в XXI веке получили поддержку официальных властей Черногории. Впрочем, о своем «автокефальном» статусе деятели так называемой Черногорской православной церкви громко заявили еще в 1993 году, избрав своим предстоятелем (в сане митрополита) архимандрита Антония, а после его кончины в 1996 году — бывшего священника Константинопольского патриархата Мираша Дедеича, принявшего монашеский постриг с именем Михаил. Рукоположение и возведение Михаила на кафедру состоялись в 1998 году, причем в епископский сан его избирали представители неканонического болгарского «альтернативного синода» во главе с Пименом.

Стоит отметить, что когда болгарские раскольники проводили свою интронизацию Пимена, то в качестве гостя на этом мероприятии присутствовал Филарет — скандально известный лидер Украинской православной церкви Киевского патриархата (УКП КП), изверженный из сана и анафематствованный Архиерейским собором Московской патриархии. Не случайно, думается, что именно УКП КП начиная с 1990-х годов находилась в евхаристическом общении (возможность совместного причастия) с Черногорской православной церковью, деятели которой неизменно и последовательно разыгрывали националистическую карту, выступая сторонниками выхода Черногории из конфедерации с Сербией.

Активным противником подобного развития событий был и остается митрополит Черногорский и Приморский СПЦ Амфилохий. По существу, митрополит Амфилохий, православный «традиционалист» и видный богослов, выступал и выступает против «национализации» церкви. Он не желал содействовать политическому руководству Черногории, заинтересованному в официальном признании Черногорской православной церкви. Его выступления часто критикуются активистами правящей ныне Демократической партии социалистов Черногории (наследница Союза коммунистов Черногории), во главе которой стоит президент страны Мило Джуканович. Сторонник полной евроинтеграции и членства своей страны в НАТО, Джуканович поддержал и закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», рассматривавшийся в декабре 2019 года Скупщиной (парламентом) Черногории. Позиция СПЦ и митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия светскими властями была проигнорирована.

Суть нового закона

Новый закон угрожает изъятием в пользу государства земель и имущества СПЦ на территории Черногории. Речь идет о «религиозных объектах», построенных и приобретенных из доходов государства и бывшие в государственном владении до 1 декабря 1918 года. Это также касается тех объектов, в отношении которых нет доказательств о праве владения ими религиозными объединениями. Таким образом, СПЦ может потерять то, чем сейчас владеет (всего на территории Черногории СПЦ принадлежит 650 святынь, включая особо чтимый монастырь Острог).

Обвиняя СПЦ в «религиозной монополии», президент Джуканович, по мнению ряда аналитиков, задался целью создать новую церковь. Фундаментом для нее и должна стать Черногорская православная церковь, для которой Джуканович собирается добиваться томоса об автокефалии, не скрывая, что действует по кальке украинских властей. Однако стремления президента Черногории, вызванные политическими соображениями, вовсе не отражают настроения большинства православных верующих его страны. В первые же дни после объявления о принятии и утверждении закона в Черногории прошли массовые акции протеста (в городах Беране, Биело-Поле, Плевля, Подгорица, Бар, Будва, Котор, Никшич); верующие заблокировали несколько городов и дорог.

Настроения в православном мире

Сложившаяся ситуация болезненно переживается в православном мире, особенно там, где церковные распри оказались связаны с политическими амбициями светских деятелей. Так, митрополит Онуфрий, Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины (Московского патриархата), 4 января 2020 года направил Патриарху Сербскому Иринею специальное письмо, в котором утверждал:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector