Зоя Карнаухова

Молитвами святителя Николая Господь помиловал ее, принял ее покаяние и простил ее грехи… Все случившееся настолько поразило жителей Куйбышева и его окрестностей, что множество людей обратилось к вере. Многие спешили в церковь с покаянием, некрещеные крестились, не носившие креста стали его носить (даже не хватало крестов для просящих).

Отцу Димитрию запретили рассказывать о взятии иконы у Зои и направили служить в отдаленное село. Но, несмотря на это, люди тянулись к отцу Димитрию, что не устраивало власти.

26 октября 1960 года в селе Соколовка епископ Курский и Белгородский Леонид совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим.

С 14 октября 1961 года и до конца своих дней отец Серафим был настоятелем Свято-Никольского храма в селе Ракитном Белгородской области. Отец Серафим всего себя отдавал ближним, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 22), которые услышат голос Церкви и покаются в своих грехах.

В XX веке в европейской части СССР жили две девушки-тезки, ставшие символами пропаганды. Биография Зои Космодемьянской использовалась пропагандистами коммунистическими, судьба Зои Карнауховой — пропагандистами православными. О жизни и смерти каждой из этих девушек и сейчас спорят и снимают фильмы.

Детство и юность

О детстве Карнауховой практически ничего не известно. Фото Зои не сохранились.

Зоя Карнаухова

Актриса в роли Зои Карнауховой (кадр из дкументального фильма «Каменная Зоя»)

Девушка жила в Куйбышеве (сейчас город называется Самара), была комсомолкой и работала на трубном заводе, по-видимому, заводе имени Масленникова, в течение почти века выпускавшем на левом берегу Волги оборонную продукцию. Мать молодой жительницы Поволжья Мария Даниловна была верующей.

По свидетельству Маргариты Сергеевны Филатовой, присутствовавшей на «стоянии Зои», которое было озвучено в августе 2021 года на программе «На самом деле», Карнаухова-младшая притягивала взгляды и производила впечатление не провинциалки, а столичной барышни.

«Стояние Зои»

История, окутанная слухами, началась в новогоднюю ночь 1956 года в частном деревянном доме на улице Чкалова, в котором жила продавщица разливных напитков Клавдия Болонкина и ее сын Вадим, регулярно попадавший в тюрьму. Работница советской торговли решила отметить возвращение отпрыска из мест заключения грандиозной гулянкой. По словам Филатовой, приехавшей в Куйбышев из Москвы переоформлять дом родственницы и зашедшей на праздник к соседям, в застолье участвовало полтора десятка человек, а на столе стояло дефицитное шампанское.

Зоя Карнаухова

Дом, где стяла Зоя Карнаухова (кадр из дкументального фильма «Каменная Зоя»)

От новогодней ночи Карнаухова ждала изменений в личной жизни. Недавно девушка познакомилась с парнем по имени Николай и пригласила его на вечеринку к Болонкиным. Но время шло, Коля не приходил. Подвыпившие парочки танцевали и обнимались, и только Зоя грустила в одиночестве. Наконец Карнаухова не выдержала и, схватив икону с Николаем Чудотворцем, произнесла:

Хотя собравшиеся у Болонкиных были комсомольцами, танец с иконой показался им кощунством. «Так нельзя!» — пытались пристыдить молодые куйбышевцы Зою.

По свидетельству Филатовой, в этот момент произошла вспышка света и Зоя окаменела с иконой в руках.

Сколько времени продолжалось оцепенение, точно неизвестно. Филатова, пытавшаяся вывести Карнаухову из ступора, упала в обморок и попала в больницу, остальных свидетелей происшествия сейчас нет в живых. Религиозные деятели полагают случившееся чудом и утверждают, что «стояние Зои», во время которого девушка призывала молиться и каяться в грехах, закончилось на православную Пасху.

Телерепортаж о «стоянии Зои Карнауховой»

Скептики считают, что оцепенение длилось несколько суток, и в качестве его научного объяснения называют кататонический синдром. Дискуссия о том, правдой или вымыслом является «стояние Зои», идет до сих пор.

В пользу версии, что в доме Болонкиных в новогоднюю ночь произошло что-то необъяснимое, говорит то, что квартал был оцеплен конной милицией, а куйбышевский еженедельник спешно напечатал фельетон «Дикий случай», в котором оцепенение Карнауховой высмеивалась как религиозное мракобесие. В XXI веке участникам программы «Битва экстрасенсов» предлагалось определить, о чем говорится в газете, запечатанной в непроницаемый конверт.

В 2009 году режиссер Александр Прошкин снял о «стоянии Зои» фильм «Чудо». Однако кинематографист перенес место действия из Самары (Куйбышева) в выдуманный город Гречанск.

Смерть

Относительно судьбы Карнауховой после «оживления» информации совсем мало. По одной версии, девушка умерла вскоре после выхода из ступора, по другой, долго жила в психиатрической больнице. Неизвестны причина смерти Зои и местонахождение ее могилы.

Зоя Карнаухова

Маргарита Филатова — свидетель «Стояния Зои» (кадр из шоу «На самом деле»)

Полусгоревшая изба Болонкиных сейчас является самарской туристической достопримечательностью и местом паломничества православных верующих. Возле дома на улице Чкалова установлена часовня и статуя Николая Чудотворца.

Эта мистическая история с наказанием грешницы случилась почти полвека назад и в те времена взбудоражила всю страну от окраин до кремлевского руководства. Наш спецкор Николай Варсегов попробовал разобраться, как это было

Зоя Карнаухова

Маленький деревянный домик почти в центре Самары (бывший город Куйбышев) по улице Чкаловской, 84, в котором все и случилось, стоит до сих пор. И ныне сюда время от времени приходят паломники как из России, так и из зарубежья. Осенившись крестом, усталые странники просятся внутрь, чтобы припасть на колени и облобызать половицы. Живущая здесь молодая семья Курдюковых никому в том желании не отказывает.

А полвека назад этот дом был на несколько кварталов окружен плотным кольцом пешей и конной милиции. Движение транспорта по соседним улицам было закрыто. И стояло то оцепление почти полгода.

О том, что случилось в невзрачном домике в те давние времена, сегодня даже ближайшие соседи, все больше приезжие азербайджанцы, и слыхом не слыхивали. И только ветхая бабушка, сметавшая желтый лист с разбитого тротуара, во гневе замахала на меня метелкой:

— А чо ж ты тогда не приехал, корреспондент, когда все тут было?! А нынче, чо, разрешили?!

Я, правду сказать, тогда еще не родился.

Другие же старожилы глухо отвечали из-за дверей, что всем командовала милиция и никого сюда близко не подпускала! Со всех после брали подписки о том, что в доме номер 84 якобы ничего не было! «А мы ничо и не видели, нас туда не пускали! А раз не пускали, значит, там чо-то было!»

А случилось там вот что

Из множества показаний близких свидетелей и прежних публикаций на эту тему (часто очень противоречивых) можно вывести примерно такую картину. В доме на Чкаловской, 84, жили мать и сын Болонкины — Клавдия Петровна и Вадим. Под Новый год, 31 декабря 1955-го, в доме собралась молодежь, человек 10 — 14. Когда выпили, поставили пластинку и пошли танцевать парами. А у одной девушки не явился кавалер по имени Николай. Ту девушку звали Карнаухова Зоя, и трудилась она на Трубочном заводе им. Масленникова. (Специально указываю подробности в расчете получить от читателей дополнительные рассказы по этому делу. — Авт.)

— А раз так, — заявила Зоя, — то я пойду танцевать вот с этим Николаем! — указала она на икону Святителя.

— Побойся Бога! — упреждали Зою подружки не то в шутку, не то всерьез.

— Пустое! — отвечала она. — Вот если Бог есть, так пусть Он меня и накажет!

Но только Зоя с иконой проделала круг, как комната озарилась ярчайшим светом и грянул гром. Танцующих оглушило и разметало по углам. А девушка с иконой в тот же момент обездвижела по середине комнаты, глаза ее остекленели, а ноги сквозь туфли будто бы приросли к полу.

После суматохи вызвали «Скорую» и милицию. Приехавшие врачи не могли и пошевелить отвердевшее, почти окаменевшее тело. Игла от шприца гнулась, но не шла в вену! Икону невозможно было вынуть из рук девушки. Один наиболее смекалистый милиционер взял топор и ударил острием по половицам, к коим приковались ноги девушки. Из досок брызнула кровь ему на лицо и по сторонам!

Первые очевидцы с ужасом рассказывали другим о страшной драме. Толпы любопытствующих ринулись к улице Чкаловской. Вот тогда власти и перекрыли ближайшие улицы наглухо. Несмотря на отверделость, сердце девушки билось, а через несколько дней у ней заработало сознание и вырывались из чрева слова: «Молитесь, люди! Молитесь, земля горит! Во грехах погибаем!»

Потом сюда приезжали московские ученые и священники, но никто не мог вывести Зою из ее состояния, не могли и вынуть икону из ее рук. Только спустя 128 дней, на Пасху, в доме объявился неизвестный старичок с бородой, которого почему-то без всякого документа пропустила милиция. Старичок лишь тихо спросил непутевую отроковицу: «Ну что, устала стоять?» — и растворился на глазах у охраны. Зоя тут же прошагала к кровати и села. Все поняли — это был Николай Святитель. Один из охранников почему-то первым делом спросил Зою:

— Кто тебя все эти дни кормил?

— Голуби, — отвечала она.

С этого момента след Зои в молве народной теряется. По одним сведениям, она умерла через три дня, по другим — отправилась в какой-то дальний монастырь.

Редактор здешней православной газеты «Благовест» Антон Жоголев в недавние годы пытался расследовать этот случай. Вот что он вспоминает:

— Однажды в редакцию к нам позвонила женщина и назвалась дальней родственницей той самой Зои. Рассказала, что после стояния Зоя надолго попала в психушку, где ей сменили имя и фамилию. А сейчас она-де живет в поселке Кинель Самарской области, взаперти и под строжайшим надзором родственников. Я приехал в Кинель по данному адресу, но строгие люди меня и на порог не пустили, заявив, что их больная родственница к самарскому чуду отношения не имеет. Удалось лишь узнать, что запертая женщина действительно с 1956 года долго лечилась в закрытой психбольнице.

Другие участники вечеринки, по следствию Жоголева, все разъехались почему-то далеко за Урал по комсомольским и прочим путевкам.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Эта мистическая история с наказанием грешницы случилась почти полвека назад и в те времена взбудоражила всю страну от окраин до кремлевского руководства. Наш спецкор Николай Варсегов попробовал разобраться, как это было

Зоя Карнаухова

(Продолжение. Начало в номере от 2 ноября)

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

31 декабря 1955 года в частном доме в Куйбышеве (ныне — Самара) некая девушка Зоя пустилась танцевать с иконой Николая-угодника. В сей же миг кара небесная превратила ее в окаменелую статую. Первые очевидцы — медики и милиция — разнесли эту весть по городу. Полгода милицейское оцепление окружало дом и сдерживало толпы любопытных. Через 128 дней девушка была прощена и исчезла.

Все это неправда!

В самарское чудо верят, конечно, не все. Например, здешний журналист, краевед Валерий Ерофеев, полагает, что вся эта история случилась, скорее всего, на гребне массового психоза, и приводит материалы, собранные на пару с коллегой Виктором Петровым. По Ерофееву и Петрову, дело было примерно так.

14 января 1956 года (дата уже другая. — Н. В.) в доме Клавдии Болонкиной по поводу возвращения из тюрьмы ее сына Вадима действительно собралась молодежь. Там была и соседская девушка Зоя Карнаухова, которая считалась не совсем нормальной. Она, например, открыто говорила друзьям-комсомольцам, что верит в Бога, а это по тем временам причислялось к идиотизму.

И когда на гулянке молодежь начала танцевать, то Зоя вдруг заявила, что современные танцы — это богохульство и за них Господь может наказать, превратив грешников в каменные статуи. Подвыпившая компания стала над Зоей смеяться: если ты не танцуешь, значит, ты сама и окаменела! Эти пьяные шутки слышали две старухи-богомолки, сидевшие тем вечером в гостях у Клавдии Болонкиной в соседней комнате. Они-то и видели Зою, стоявшую посреди комнаты с иконой Николая Чудотворца в руках. Девушка толковала, что танцы и пьянство — это путь в ад.

Когда же бабушки-богомолки уходили домой, им навстречу попалась мать Зои, Мария Даниловна Карнаухова. Старухи-то и сказали матери, что ее дочь только что окаменела и стоит в соседнем доме, после чего удалились. Мария Даниловна перепугалась, но тотчас увидела Зою, которая как ни в чем не бывало шла ей навстречу. Мать и дочь посмеялись над странными старухами и пошли домой.

А наутро жители дома № 84 на Чкаловской увидели из окон толпу, собравшуюся посмотреть на окаменевшую отроковицу. Тут же сновала и Болонкина, которая, видно, почуяв запах живых денег, уже рассказывала любопытным о «чуде». Оказывается, перед этим и она сама, и кто-то из ее знакомых женщин по очереди изображали «окаменевшую отроковицу», силуэт которой с иконой в руках собравшиеся могли наблюдать через задвинутые оконные занавески.

Все это продолжалось до тех пор, пока в дом не явилась милиция. А оборотистая Болонкина заявила милиционерам, что «окаменевшую Зою» уже забрали и увезли какие-то неизвестные люди в штатском.

Милицейское руководство, как видно, вовремя не осмелилось проверить в КГБ эту версию, но на всякий случай выставило здесь пост. А когда наконец все разъяснилось, то было уже поздно: слухи об «окаменевшей Зое» достигли таких размеров, что любые попытки властей их опровергнуть воспринимались в народе как «стремление скрыть правду».

Рассказ соседа

Однажды к журналисту Валерию Ерофееву пришел человек и рассказал следующее: «В январе 1956 года я жил в квартире № 6 дома № 84 на улице Чкаловской. Было мне 27 лет, работал оператором на нефтезаводе. А в квартире № 5 жила та самая Клавдия Петровна Болонкина. У нее действительно был сын Вадим, карманник, который часто сидел по тюрьмам. В январе 1956 года он еще отбывал срок, но должен был вскоре освободиться. Болонкина никаких вечеринок никогда не устраивала, хотя деньги у нее водились — торговала пивом.

Все началось 17 января 1956 года (опять изменилась дата. — Н. В.). В тот день я пришел с работы и увидел во дворе соседок — Екатерину Фоминову и Клавдию Болонкину, они стояли и разговаривали с какими-то двумя старухами. Тут мне Болонкина и говорит: «Вот эти старухи пришли ко мне и хотят посмотреть какую-то каменную девушку, стоящую будто бы в моем доме. Я им говорю, что у меня такой нет, а они не верят. Будто бы на этот счет на какую-то блаженную Аграфену снизошла Божия благодать».

До нас старухи уже ходили в дом № 82 на Чкаловской, где жила семья Сенцовых. Но Сенцов их быстро отшил, сказав, что он человек партийный и потому никаких чудес в его доме не водится. Тогда старухи стали у него спрашивать, где же произошло чудо с окаменевшей девушкой. А Сенцов был в плохих отношениях с Болонкиной, которая через забор сливала в его огород помои. Поэтому Сенцов, чтобы сделать гадость Болонкиной, указал на ее дом и сказал старухам, что чудо случилось там.

На другой день, 18 января, в нашем дворе стали собираться люди. Они все спрашивали жильцов: «А где же окаменевшая девушка?» Стали спрашивать и меня, я ответил: «Видел в своей жизни немало дураков, но чтобы их сразу столько могло собраться в одном месте, я и подумать не мог».

Когда мы перестали открывать любопытным двери, люди полезли в окна, а некоторые из них и вовсе разбили.

Утром 19 января уже собрались несколько тысяч человек, и все рвались в наш двор, чтобы увидеть окаменевшую девку.

К вечеру 19 января напор толпы был таким, что упали ворота, закрывающие вход во двор. Тогда мы с соседом заколотили ворота толстыми досками. Но люди тут же полезли верхом. Мне пришлось несколько суток дежурить во дворе с лопатой, дубиной, а то и с берданкой в руках. Я сталкивал с ворот каждого, кто лез во двор.

Еще меня беспокоило, что ночами люди из этой толпы ходили вокруг дома с факелами и говорили: «Надо спалить это дьявольское место». Так я всю ночь бегал с берданкой и смотрел, чтобы нас не подпалили.

Но самое страшное предстояло нам пережить в выходные. Я собрал пятерых знакомых ребят, потому что понимал: раз уж в будни такое творится, то что же будет в выходной?! И вот в субботу, когда потемнело, через ворота поперли сразу человек пятьдесят!

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Зоя Карнаухова

Эта история случилась в простой советской семье в городе Куйбышеве, ныне Самаре, в конце 50-х годов. Мать и дочь собирались встречать Новый год. Дочь Зоя, пригласила семь своих подруг и молодых людей на вечеринку с танцами. Шел Рождественский пост, и верующая мать просила Зою не устраивать вечеринки, но дочь настояла на своем. Вечером мать ушла в церковь помолиться.

Гости собрались, а Зоин жених по имени Николай еще не пришел. Его не стали ждать, начались танцы. Девушки и молодые люди соединились в пары, а Зоя осталась одна. С досады она взяла образ святителя Николая Чудотворца и сказала: «Возьму этого Николая и пойду с ним танцевать», — не слушая своих подруг, которые советовали ей не делать такого кощунства. «Если Бог есть, Он меня накажет», — бросила она.

Начались танцы, прошли круга два, и вдруг в комнате поднялся невообразимый шум, вихрь, засверкал ослепительный свет.

Веселье обратилось в ужас. Все в страхе выбежали из комнаты. Одна Зоя осталась стоять с иконой святителя, прижав ее к груди, — окаменевшая, холодная, как мрамор. Никакие усилия прибывших врачей не могли привести ее в себя. Иглы при уколе ломались и гнулись, как будто встречая каменное препятствие. Хотели взять девушку в больницу для наблюдения, но не могли сдвинуть ее с места: ее ноги были как бы прикованы к полу. Но сердце билось — Зоя жила. С этого времени она не могла ни пить, ни есть.

Когда вернулась мать и увидела случившееся, она потеряла сознание и была увезена в больницу, откуда возвратилась через несколько дней: вера в милосердие Божие, горячие молитвы о помиловании своей дочери восстановили ее силы. Она пришла в себя и слезно молилась о прощении и помощи.

Первые дни дом был окружен множеством народа: приходили и приезжали издалека верующие, медики, духовные лица, просто любопытные. Но скоро по распоряжению властей помещение было закрыто для посетителей. В нем дежурили посменно по 8 часов два милиционера. Некоторые из дежурных, еще совсем молодые (28—32-х лет), поседели от ужаса, когда в полночь Зоя страшно кричала. По ночам около нее молилась мать.

«Мама! Молись! — кричала Зоя. — Молись! В грехах погибаем! Молись!» О всем случившемся известили патриарха и просили его помолиться о помиловании Зои. Патриарх ответил: «Кто наказал, Тот и помилует».

Из посетителей к Зое были допущены следующие лица:

1. Приехавший из Москвы известный профессор медицины. Он подтвердил, что биение сердца у Зои не прекращалось, несмотря на внешнюю окаменелость.

2. По просьбе матери были приглашены священники, чтобы взять из окаменевших рук Зои икону святителя Николая. Но и они не могли этого сделать.

3. В праздник Рождества Христова приехал иеромонах Серафим (вероятно, из Глинской пустыни), отслужил водосвятный молебен и освятил всю комнату. После этого он сумел взять икону из рук Зои и, воздав образу святителя должные почести, возвратил его на прежнее место. Он сказал: «Теперь надо ждать знамения в Великий день (то есть на Пасху)! Если же оно не последует, недалек конец мира».

4. Посетил Зою и митрополит Крутицкий и Коломенский Николай, который также отслужил молебен и сказал, что нового знамения надо ждать в Великий день (то есть на Пасху), повторив слова благочестивого иеромонаха.

5. Перед праздником Благовещения (в тот год оно было в субботу третьей недели Великого поста) приходил благообразный старец и просил допустить его к Зое. Но дежурные милиционеры отказали ему.

Он приходил и на другой день, но и опять, от других дежурных, получил отказ.

В третий раз, в самый день Благовещения дежурные пропустили его. Охрана слышала, как он ласково сказал Зое: «Ну, что, устала стоять?»

Прошло некоторое время, и когда дежурные милиционеры хотели выпустить старца, его там не оказалось. Все убеждены, что это был сам святитель Николай.

Так Зоя простояла 4 месяца (128 дней), до самой Пасхи, которая в том году была 23 апреля (6 мая по новому стилю).

В ночь на Светлое Христово Воскресение Зоя стала особенно громко взывать: «Молитесь!»

Жутко стало ночным охранникам, и они стали спрашивать ее: «Что ты так ужасно кричишь?» И последовал ответ: «Страшно, земля горит! Молитесь! Весь мир во грехах гибнет, молитесь!»

С этого времени она вдруг ожила, в мышцах появилась мягкость, жизненность. Ее уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем во грехах, о земле, горящей в беззакониях.

— Как ты жила? — спрашивали ее. — Кто тебя кормил?

— Голуби, голуби меня кормили, — был ответ, в котором ясно возвещается помилование и прощение от Господа. Господь простил ей грехи предстательством святого угодника Божия, милостивого Николая Чудотворца и ради ее великих страданий и стояния в течение 128 дней.

Все случившееся настолько поразило живущих в городе Куйбышеве и его окрестностях, что множество людей, видя чудеса, слыша крики и просьбы молиться за людей, гибнущих во грехах, обратились к вере. Спешили в церковь с покаянием. Некрещеные крестились. Не носившие креста стали его носить. Обращение было так велико, что в церквах недоставало крестов для просящих.

Со страхом и слезами молился народ о прощении грехов, повторяя слова Зои: «Страшно. Земля горит, в грехах погибаем. Молитесь! Люди в беззакониях гибнут».

На третий день Пасхи Зоя отошла ко Господу, пройдя тяжелый путь — 128 дней стояния пред лицем Господним во искупление своего прегрешения. Дух Святый хранил жизнь души, воскресив ее от смертных грехов, чтобы в будущий вечный день Воскресения всех живых и мертвых воскреснуть ей в теле для вечной жизни. Ведь и само имя Зоя означает «жизнь».

Советская печать не смогла умолчать об этом происшествии: отвечая на письма в редакцию, некий ученый подтвердил, что, действительно, событие с Зоей не выдумка, однако представляет собой случай столбняка, еще не известный науке.

Но во-первых, при столбняке не бывает такой каменной жесткости и врачи всегда могут сделать укол больному; во-вторых, при столбняке можно переносить больного с места на место и он лежит, а ведь Зоя стояла, и стояла столько, сколько не по силам простоять даже и здоровому человеку, и притом ее не могли сдвинуть с места; и, в-третьих, столбняк сам по себе не обращает человека к Богу и не дает откровений свыше, а при Зое не только тысячи человек обратились к вере в Бога, но и веру свою явили делами: крестились и стали жить по-христиански. Ясно, что не столбняк был тому причиной, а действие Самого Бога, Который чудесами утверждает веру, дабы избавить людей от грехов и от наказания за грехи.

Зоя Карнаухова

60 лет назад произошло одно из самых мистических событий в истории СССР. На окраине закрытого Куйбышева молодая девушка Зоя окаменела с иконой Николая Чудотворца в руках. Стояние Зои стало всесоюзным скандалом: толпы народа от дома Зои разгоняла конная милиция, партийные чиновники делали все, чтобы скрыть это загадочное происшествие.

«Весь город гудит как улей! Вы тут сидите, а там… Девушка застыла с иконой в руках, как вкопанная! Говорят, её Бог наказал!» — доктор Анна задыхалась от волнения.

О том, что факт окаменения девушки был, есть свидетельства очевидцев тех дней, документы партийных заседаний.

Это чрезвычайное и загадочное событие произошло 31 декабря 1956 года в доме 84 по улице Чкалова. В нём жила обычная женщина Клавдия Болонкина, сын которой надумал пригласить в новогоднюю ночь своих друзей. Среди приглашённых была девушка Зоя, с которой Николай незадолго до этого начал встречаться.

Зоя Карнаухова

Все подруги — с кавалерами, а Зоя всё сидела одна, Коля задерживался. Когда начались танцы, она заявила: «Если нет моего Николая, буду с Николой Угодником танцевать!» И направилась к углу, где висели иконы. Друзья ужаснулись: «Зоя, это грех», но она сказала: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!

» Взяла икону, прижала к груди. Вошла в круг танцующих и вдруг застыла, словно вросла в пол. Её невозможно было сдвинуть с места, а икону нельзя было взять из рук — она будто приклеилась намертво. Внешних признаков жизни девушка не подавала. Но в области сердца был слышен едва уловимый стук.

Врач «скорой» Анна пыталась оживить Зою. Родная сестра Анны, Нина Павловна Калашникова, и сейчас жива, мне удалось с ней поговорить.

— Она прибежала домой взбудораженная. И хотя милиция взяла с неё подписку о неразглашении, всё рассказала. И о том, как она пробовала делать девушке уколы, но это оказалось невозможно. Тело Зои было таким твёрдым, что иглы шприцев в него не входили, ломались…

О происшествии немедленно стало известно правоохранительным органам Самары. Так как это было связано с религией, делу дали статус чрезвычайного, к дому отправили наряд милиции, чтобы не пускать внутрь зевак. Волноваться было о чём. К третьему дню стояния Зои все улицы рядом с домом были запружены тысячами людей. Девушку прозвали «Зоя каменная».

В дом к «каменной Зое» всё же пришлось приглашать священнослужителей, ибо приближаться к ней, держащей икону, милиционеры боялись. Но никому из батюшек не удавалось что-то изменить, пока не пришёл иеромонах Серафим (Полоз). Говорят, он был настолько светел душой и добр, что даже обладал даром предсказания. Он и смог забрать икону из застывших рук Зои, после чего предрёк, что её «стояние» закончится в день Пасхи. Так оно и вышло. Говорят, что Полоза после этого власти просили отказаться от причастности к делу Зои, но он отверг предложение. Тогда ему сфабриковали статью о мужеложстве и отправили отбывать срок. После освобождения в Самару он не вернулся…

Зоя Карнаухова

Телом Зоя ожила, но рассудок её уже не был прежним. В первые дни она всё кричала: «В грехах земля погибает! Молитесь, веруйте!» С научной и медицинской точки зрения трудно представить, как организм молодой девушки мог продержаться 128 дней без еды и воды. Столичные учёные, приезжавшие в ту пору в Самару ради такого сверхъестественного случая, так и не смогли определить «диагноз», который поначалу приняли за некий вид столбняка.

После случая с Зоей, как свидетельствуют её современники, народ массово потянулся в церкви и храмы. Люди скупали кресты, свечи, иконы. Кто не был крещён, крестился… Только ведь известно: от испуга изменение в сознании и сердце наступает в исключительных случаях. Как правило, «хорошим» человек становится лишь на время. Чтобы глубоко прочувствовать суть всего духовного и настоящего, раскрыть сердце добру и любви, требуется работа души. И религиозные, как и любые внешние атрибуты тут ни при чём.

Поэтому, говорим мы о Зое или о каком другом персонаже, с которым случилось что-то из ряда вон, вопрос напрашивается следующий: почему нам, для того чтобы обрести веру, обратить внимание на себя, свои поступки, собственную жизнь, требуются драмы, трагедии или чудеса и мистика? Пока гром не грянет, мужик не перекрестится?

Зоя Карнаухова

Самара. Дом, в котором жила Зоя

В 1956 году в Куйбышеве (ныне Самара) случилось то, что потрясло весь православный мир, — знаменитое «Зоино стояние».

Зоя Карнаухова

Зоя снимает со стены образ Николая Чудотворца и начинает танцевать с ним

Работница трубного завода, некая Зоя,красавица и атеистка, за новогодним столом попыталась совершить богохульство. Встречали Новый год. Ее верующая мать была против веселья в Рождественский пост, но Зоя не послушалась. Все собрались, а Зоин жених Николай где-то задержался. Играла музыка, молодежь танцевала, только у Зои не было пары. Обиженная на жениха, она сняла икону Святителя Николая и сказала: «Если нет моего Николая, потанцую со святым Николой». На увещевания подруги не делать этого, она дерзко ответила: «Если Бог есть, пусть Он меня накажет!» С этими словами она пошла по кругу. На третьем круге комнату вдруг наполнил сильный шум, поднялся вихрь, молнией сверкнул ослепительный свет, все в страхе выбежали. Одна только Зоя застыла с прижатой к груди иконой Святителя, окаменевшая, холодная, как мрамор.

Зоя Карнаухова

Зоя прирастает к полу и каменеет

Ее не могли сдвинуть с места, ноги ее как бы срослись с полом.При отсутствии внешних признаков жизни Зоя была жива: сердце ее билось. С того времени она не могла ни пить, ни есть. Врачи прилагали всевозможные усилия и старания, но не могли привести ее в чувство.

Зоя Карнаухова

Товарищи вызывают милицию и скорую, но врачи не могут помочь

Весть о чуде быстро разнеслась по городу, многие приходили посмотреть Зоино стояние. Но спустя некоторое время городские власти опомнились: подходы к дому перекрыли, и его стал охранять наряд дежурных милиционеров, а приезжим и любопытным отвечали, что никакого чуда здесь нет и не происходило.

Зоя Карнаухова

Иеромонах Серафим, которого допустили в дом, служит водосвятный молебен, извлекает икону из рук девушки и возвращает ее на место

Дежурившие на Зоином посту по ночам слышали, как Зоя кричала: «Мама! Молись! В грехах погибаем! Молись!»

В «житии» приводится свидетельство «одной благочестивой женщины» о том, как она, увидев за ограждением молодого офицера милиции, подозвала его и спросила: «Милок, ты был там внутри?» «Был», — ответил офицер. «Ну расскажи, что ты там видел?» — «Мамаша, нам нельзя ничего говорить, мы дали подписку о неразглашении. Но тут и разглашать-то нечего, сейчас сама все увидишь», — сказав это, молодой милиционер снял головной убор и «благочестивая женщина» схватилась за сердце. Парень был абсолютно седой.

Медицинское обследование подтвердило, что сердцебиение у девушки не прекратилось, несмотря на окаменелость тканей (не могли даже сделать укол — иглы ломались). Приглашенные священники после совершения молитв не могли взять икону из ее застывших рук.

Но в праздник Рождества Христова пришел отец Димитрий Тяпочкин (будущий иеромонах Серафим), отслужил молебен и освятил всю комнату. После этого он взял из рук Зои икону и сказал: «Теперь надо ждать знамения в Великий день (то есть, на Пасху)».

Зоя Карнаухова

К Зое является сам Николай Чудотворец и освобождает ее

Заканчиваются Зоины мучения, согласно народному преданию, после явления ей самого Николая Чудотворца. Незадолго до Пасхи к дому подошел благообразный старец и попросил дежурных милиционеров пустить его в дом. Ему сказали: «Отойди, дедушка». На другой день старец снова приходит и снова получает отказ. На третий день, в праздник Благовещения, «промыслом Божиим» стража пропустила старца к Зое. И слышали милиционеры, как он ласково спросил девицу: «Ну что, устала стоять?» Сколько он там пробыл, неизвестно, а только когда хватились его искать, то найти не смогли. Позже, когда Зоя ожила, то на вопрос, что стало с таинственным посетителем, она указала на икону: «В передний угол ушел».

Зоя простояла 128 дней, до самой Пасхи. В ночь на Светлое Христово Воскресение Зоя громко взывала: «Молитесь! Страшно, земля горит! Весь мир в грехах гибнет! Молитесь!» С этого времени она стала оживать, в мускулах появилась мягкость, жизненность. Ее уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем во грехах, и о земле, горящей в беззакониях.

По другой версии, ее еще задолго до праздника увезли в психиатрическую больницу вместе с половыми досками, к которым она приросла, причем когда рубили пол, то из дерева брызнула кровь. «Как же ты жила? Кто тебя кормил?» — спрашивали Зою, когда она пришла в себя. «Голуби! — был ответ. — Голуби меня кормили!»

О дальнейшей судьбе Зои Карнауховой рассказывают по-разному. Одни считают, что спустя три дня она умерла, другие уверены, что сгинула в психушке, а третьи свято верят в то, что Зоя долгое время жила в монастыре и тайно похоронена в Троице-Сергиевой лавре.

Зоя Карнаухова

Зоя испытывает страшные мучения, кается и приходит к вере

Молитвами святителя Николая Господь помиловал ее, принял ее покаяние и простил ее грехи… Все случившееся настолько поразило жителей Куйбышева и его окрестностей, что множество людей обратилось к вере. Многие спешили в церковь с покаянием, некрещеные крестились, не носившие креста стали его носить (даже не хватало крестов для просящих).

Зоино «житие» ,составленное неизвестным автором. Начиналось оно так: «Вся земля да поклонится Тебе, Гос­поди, да поет хвалу Имени Твоему, да возблагодарит Тебя, хотящего отвратить многих от пути нечестия к вере истинной». А заканчивалось словами: «Если же кто прочитает эти чудеса и не поверит, тот согрешит. Составлено и записано рукой очевидца».

Зоя Карнаухова

24 января 1956 года в куйбышевской городской газете «Волжская коммуна» вышел фельетон под названием «Дикий случай». Он опровергал слухи, бродившие по городу: якобы девушка, вздумавшая танцевать на праздник с иконой Николая Угодника в руках, окаменела. Сегодня так называемое «Зоино стояние» относят к разряду церковных преданий.

Грешница и монах

В доме №84 по улице Чкалова в 1955 году будто бы жила некая Зоя Карнаухова. В новогоднюю ночь она решила устроить вечеринку: пригласила друзей и ждала жениха по имени Николай. Но тот все не шел. Тогда девушка схватила образ Николая Чудотворца, принадлежавший, видимо, ее матери, и бросилась с ним танцевать. Подруги уговаривали ее повесить икону на место, но в девушку словно черт вселился — она отвечала игриво: «Если есть Бог, Он меня накажет!»

В разгар танцев сверкнула молния, и грешница застыла на месте: тело ее стало твердым, превратилось в камень.

Ее пытались сдвинуть с места, взять образ из рук – не выходило. Девушка была безмолвна, не подавала признаков жизни, только был еле слышен стук сердца.

Ни милиция, ни врачи сделать ничего не смогли. Девушка не ела и не пила, но оставалась жива. По ночам выкрикивала какие-то слова, просила молиться за людские грехи.

В доме отслужили молебен. На праздник Благовещения явился какой-то старец — уговорил милиционеров, охранявших дом от любопытных зевак, пропустить его к Зое. Это был местный иеромонах Серафим Тяпочкин. Он смог вытащить икону у нее из рук, а затем сказал, что она будет стоять до Пасхи. Так и случилось: Зоя простояла неподвижно 128 дней. На Пасху девушка вернулась в прежнее состояние — ее тело стало мягким. Через три дня она умерла.

Впрочем, есть версия, что никакой окаменевшей девушки не было. В доме жила женщина по имени Клавдия Болонкина с сыном. На Новый год он созвал друзей. Среди приглашенных была и Зоя Карнаухова, которая накануне познакомилась с молодым практикантом Николаем. Он тоже должен был появиться на вечеринке, но задерживался.

Действительно кто-то из девушек (а может, и та самая Зоя) устроил танцы с иконой, а проходившая мимо монашка увидела в окно и бросила: «За такой грех обернешься ты соляным столбом!» Хозяйка же дома впоследствии стала распускать слухи о том, что так все и произошло.

А была ли Зоя?

Настоятель храма Казанской иконы Божьей Матери в селе Нероновка Самарской области отец Роман Державин утверждает, что факт «Зоиного стояния» имел место на самом деле.

«Мне эту историю рассказывал мой отец. Чудо случилось более 50 лет назад в январе 1956 года. Работница трубного завода Зоя Карнаухова отмечала с друзьями новогодние праздники. Ее верующая мать запрещала дочери веселиться во время рождественского поста», — вспоминает Державин. Далее рассказ настоятеля полностью повторяет вышеизложенную версию.

Верующие куйбышевцы бурно отреагировали на слухи о чуде. Михаил Ефремов, в 1952—1959 годах занимавший пост первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС, дал следующий комментарий местной прессе: «Да, произошло такое чудо, позорное для нас, коммунистов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница начала танцевать с иконой и окаменела, одеревенела. И пошло, начал собираться народ. Тут же выставили милицейский пост. Хотели послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Но бюро обкома посоветовалось и решило снять все посты, охранять там нечего. Вышла глупость: никаких танцев там не было, живет там старуха».

Впоследствии в архивах не обнаружилось имен Зои Карнауховой и монаха Серафима, а дом №84, как выяснилось, действительно принадлежал Клавдии Болонкиной. Правда, в городе якобы жила воцерковленная женщина, отождествлявшая себя с окаменевшей девушкой, вот ее-то и прозвали «каменной Зоей».

Память о «Зоином стоянии»

Уже в постперестроечные годы о легенде вспомнили. В 2000 году вышел 20-минутный документальный фильм «Стояние Зои», а в 2009 году — художественный фильм, режиссера Александра Прошкина «Чудо». В 2015 году вышел телефильм «Зоя» по пьесе Александра Игнашева. В том же году в издательстве Сретенского монастыря (Москва) была опубликована повесть протоиерея Николая Агафонова «Стояние».

Благодаря пропаганде к дому №84 на улице Чкалова в Самаре стали стекаться православные паломники. В 2012 году неподалеку от него на газоне был установлен памятник Николаю Чудотворцу, который был освящен 22 мая того же года, в день перенесения мощей святого. А 12 мая 2014 года «Зоин» дом сгорел. По одной из версий, в результате поджога.

Ссылка на основную публикацию