Лермонтов молитва читать

В последние два года жизни Лермонтова посетила последняя любовь, которая, возможно, могла бы изменить его жизнь, но зловещий рок уже витал над ним, он знал, что долго ему не жить и его часто посещали печаль и тоска. И тогда та женщина, в которую он был влюблён, посоветовала ему: «А Вы молитесь, если будет грустно и одиноко. » И он написал ей стихотворение «Молитва». Женщину эту звали Мария Алексеевна Щербатова.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

Лермонтов молитва читатьСтихотворение «Молитва», написанное в 1839 году, уже третье по счету произведение, в котором поэт обращается к теме молитвы. Бабушка Елизавета Алексеевна гордилась внуком, написавшим молитву. Она говорила: «Вот, все называли его безбожником, а он такие стихи написал».

История создания произведения

На создание этого произведения Лермонтова вдохновила княгиня Мария Щербатова, молодая вдова, которой Лермонтов был увлечен в 1839-40 годах. Это была умная, образованная женщина, предпочитавшая светским развлечениям известный литературный салон Карамзиных. В этом салоне, она, судя по всему и познакомилась с поэтом. Мария Алексеевна тоже испытывала теплые чувства к поэту с умными, пронзительными глазами, но ее бабушка Серафима Ивановна Штерич, видела мужем своей внучки другого.

Однажды Лермонтов посетовал, на тягостное душевное состояние, и тогда Мария Алексеевна посоветовала поэту читать «Богородицу». Очевидно, поэт воспользовался советом умудренной нелегкой жизнью подруги, и своим впечатлением от чтения молитвы поделился с ней в этом стихотворении.

Анализ стихотворения

Стихотворение «Молитва» написано в жанре философской лирики. Зная о беседе Лермонтова с Щербатовой, начинаешь понимать, что это – ответ молодой женщине на ее совет. Это глубоко личностное произведение. Именно поэтому оно было послано Марии Алексеевне, и не было никуда отправлено для публикации Стихотворение «Молитва» увидело свет в 1842 году после того, как Мария Алексеевна сама отдала его для публикации.

Позднее Белинский писал об этом произведении:

Композиция и построение стиха

Стихотворение «Молитва» состоит из трех строф, в каждой строфе по 4 строки. Но композиционно оно представляет единое, одночастное произведение.

Стихотворение написано трехстопным ямбом с пиррихиями. Этот стихотворный размер делает произведение легким, с некоторой долей игривости. Белинский увидел в этой легкости елейность. Вероятно, этим Лермонтов хотел замаскировать свою сентиментальность, которой автор «Демона», стыдился. Рифмовка перекрестная, с сочетанием мужских и отодвинутых на третий слог, рифм.

Тема и идея стихотворения

Тема и идея в стихотворении Михаила Юрьевича Лермонтова «Молитва» совпадают. Это благодатная сила молитвы, необходимость прибегать к молитве, когда на душе не спокойно. Безбожник, каковым его считали близкие, Лермонтов, ощутил живительную силу молитвы, и это его чрезвычайно удивило. Он не ожидал, что молитва способна умиротворять душу, вызвать слезы умиротворения и благодарности.

Средства художественной выразительности

Лермонтову удалось передать в стихотворении свое душевное состояние, чудодейственное влияние молитвы с помощью следующих средств художественной выразительности:

  • эпитеты – чудная (молитва), благодатная (сила);
  • метафоры – трудная (минута), живые (слова), непонятная, святая (прелесть);
  • олицетворения – теснится (грусть), дышит (прелесть), скатится (бремя);
  • сравнение – сомнение, как бремя.

Из фигур речи Лермонтов использовал в «Молитве» многосоюзие:

Из ссылки, куда Лермонтов отправился после конфликта и дуэли с Барантом, Лермонтов писал Марии Алексеевне. Поговаривали, что Мария Щербатова была главной причиной этого конфликта, поскольку сын французского посла пытался ухаживать за молодой вдовой. Впрочем, это могли быть только слухи.

В минуту жизни трудную

Теснится ль в сердце грусть,

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучьи слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

Краткое содержание

В стихотворении «Молитва» («В минуту жизни трудную…) Михаил Юрьевич Лермонтов с поразительной точностью изобразил чувства, которые близки большинству религиозных людей. Это произведение позволило читателю увидеть новые черты и в личности самого поэта, который предстает здесь в образе глубоко верующего человека. Его исповедь – это надежда на избавление от отчаяния и обретение веры в очищение души.

Лермонтов молитва читать

«Молитва». Художник Н. Юшкевич. 2020

На протяжении жизни в судьбе каждого человека порой возникают нелегкие моменты, которые каждый преодолевает по-своему. Но верующий христианин, в первую очередь, прибегает к молитве. Эту мысль и развивает Лермонтов в своем стихотворении, называя молитву «чудной», то есть способной сотворить некое волшебство:

«В минуту жизни трудную теснится ль в сердце грусть, одну молитву чудную твержу я наизусть…»

Во второй строфе Лермонтов предлагает читателю свое понимание того, для чего нужно совершать молитву. Он утверждает, что она является спасением для молящегося, ее можно сравнить с лекарством, которое способно исцелить не только душу, но и болящую плоть:

«Есть сила благодатная в созвучьи слов живых, и дышит непонятная, святая прелесть в них…»

В последней строфе автор делится ощущениями после совершения молитвы. Лермонтов описывает это состояние, как избавление от тяжелого бремени и сомнений. Молитва дарует надежду на исцеление, ведет к божественному просветлению, от чего на душе становится легко, и радостные, искренние слезы – этому подтверждение:

«С души как бремя скатится, сомненье далеко – и верится, и плачется, и так легко, легко…»

Анализ

История создания

В последние два года жизни Михаил Юрьевич был частым посетителем литературного салона Карамзиных, в котором собирались яркие представители местной элиты. В один из таких вечеров произошло его знакомство с недавно овдовевшей княгиней, Марией Алексеевной Щербатовой. Красивая, хорошо воспитанная, образованная молодая женщина сразу покорила поэта. Темпераментный Лермонтов также вызвал в ней ответные чувства, что и послужило поводом для развития отношений.

Однажды, во время прогулки, Лермонтов признался возлюбленной, что его уже давно терзает душевная тяжесть и непонятная боль. В ответ он услышал, что ей также знакомо такое состояние, и она борется с ним при помощи молитвы. Поскольку Лермонтов доверял словам молодой княгини, он решил воспользоваться ее советом, что и привело к созданию данного стихотворения.

«Молитва», написанная в 1839 году, стала одним из лучших образцов лирики на тему христианства. С первых же дней после публикации стихотворение стало пользоваться огромной популярностью, и по сей день входит в число самых известных произведений Лермонтова. В 1855 году оно было положено на музыку М. И. Глинкой и превратилось в красивейший по своему звучанию и смысловому наполнению романс.

Персонажи и образы

Главное действующее лицо стихотворения – лирический герой, который в трудный для него период жизни обращается к небесным силам при помощи молитвы. Личность героя остается за кадром, читатель до конца пребывает в неведении: кто он, каков его возраст, где он живет и чем занимается. Однако, возникает предположение, что автор с данным героем отождествляет самого себя, и чувства героя – это его собственные переживания. В период написания стихотворения поэт испытывал творческий кризис, вероятно, этот застой и породил необходимость прибегнуть к такому необычному для поэта способу, как молитва.

Композиция

Стихотворение «Молитва» короткое, в нем всего три катрена (четверостишия). В композиционном плане его можно рассматривать, как одночастное, цельное произведение с линейным, последовательным повествованием. В самом начале автор описывает свое душевное состояние, затем следует переход к рекомендации обратиться к молитве. Автор не уточняет, какую именно молитву нужно обращать к Богу, из чего следует, что любое искреннее воззвание к творцу принесет душе очищение и покой.

Литературное направление стихотворения – романтизм. По жанру его можно обозначить, как лирический монолог, или молитву. Многие произведения русских писателей и поэтов содержат похожие темы, наполненные рекомендациями в виде посланий. Такие тексты литераторы называют не иначе, как молитвами.

В данном произведении нет даже намека на бунтарство, которое было так характерно для раннего периода творчества Лермонтова. Здесь преобладают смирение и терпимость, жажда душевного спасения и покоя. Обращаясь к религии, поэт надеется, что вера поможет ему переосмыслить жизненные ценности и встать на путь единственно верной христианской истины.

Размер и средства художественной выразительности

При написании текста использован трехстопный ямб с пиррихием (пиррихий – это стопа, состоящая из двух коротких слогов, обозначаемых U U). Перекрестная рифма (АБАБ) содержит чередование мужских и женских слогов. Помимо перекрестной рифмовки автор пользуется в этом произведении и дактилической рифмой с ударением на третьем слоге с конца слова.

Душевное состояние до- и после совершения молитвы поэт выражает при помощи разнообразных средств художественной выразительности. По отношению к молитве и ее волшебной силе он применяет эпитеты «чудная» и «благодатная» и метафоры «живые» слова, «святая» прелесть. Часть понятий автор наделяет одушевленными свойствами при помощи олицетворений: «теснится» грусть, «скатится» бремя, «дышит» прелесть. В тексте использовано сравнение – «сомнение, как бремя» и многосоюзие: «и верится, и плачется, и так легко, легко…»

Проблематика и основная идея произведения

Главная тема стихотворения – очищение и успокоение души молитвой. Тема тоски и разочарования, нередко присущая творческим личностям, также присутствует в этом произведении. Поэт, открывший для себя путь к снятию сердечной боли, делится с ним читателем в виде рекомендательного послания. Таким образом, в тексте стихотворения можно найти ответы на вопросы, мучившие автора: Как обрести душевный покой? Какое чудо может сотворить молитва? Может ли просьба, обращенная к Богу, действительно принести облегчение и избавить от душевных мук и страданий?

Автор приходит к заключению, что молитва, которую он называет «чудной», является тем духовным спасением, к которому человек должен обращаться в минуты отчаяния, скорби, уныния, тоски. Еще никому не удалось избежать

кризисных периодов во время следования по жизненному пути. В некотором смысле, это закаляет человека и делает его сильнее, но, случается и так, что ураган отрицательных эмоций разрушает личность, и человек может сломаться, не выдержав их давления. Тогда и приходит на помощь чудодейственное слово – молитва, главным условием для совершения которой являются вера и искренность.

Я, Матерь Божия, ныне с молитвою
Пред Твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой Заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко….

* * *
Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья.

Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рожденное слово;

Но в храме, средь боя
И где я ни буду,
Услышав, его я
Узнаю повсюду.

Не кончив молитвы,
На звук тот отвечу,
И брошусь из битвы
Ему я навстречу.

И СКУЧНО И ГРУСТНО

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды…
Желанья!… что пользы напрасно и вечно желать?
А годы проходят — все лучшие годы!

Любить… но кого же. на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и вс° там ничтожно…

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг —
Такая пустая и глупая шутка…

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!…
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?…

Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит…
Увы, — он счастия не ищет
И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднице чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Без вас хочу сказать вам много,
При вас я слушать вас хочу;
Но молча вы глядите строго,
И я в смущении молчу.
Что ж делать. Речью неискусной
Занять ваш ум мне не дано…
Все это было бы смешно,
Когда бы не было так грустно…

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники,
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные…
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит её рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Её степи холодное молчанье,
Её лесов безбережных колыханье,
Разливы рек её, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень;
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз,
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубы,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.

Молитва («В минуту жизни трудную»)

Впервые опубликовано в 1839 г. в «Отечественных записках» (т. 6, № 11, отд. III, с. 272).

Автограф не сохранился.

В сборнике 1840 г. «Стихотворения М. Лермонтова» датировано 1839 г.

Современница Лермонтова А. О. Смирнова-Россет в своих воспоминаниях указывает, что стихотворение посвящено кн. М. А. Щербатовой, которой был увлечен поэт (см.: А. О. Смирнова-Россет. Автобиография. М., 1931, с. 247).

О Щербатовой см. примечание к стихотворению «На светские цепи».

Молитва («В минуту жизни трудную»)

Разночтение текста «Отеч. записок»:

Не обвиняй меня, всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя;
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далеко от тебя;
За то, что лава вдохновенья
Клокочет на груди моей;
За то, что дикие волненья
Мрачат стекло моих очей;
За то, что мир земной мне тесен,
К тебе ж проникнуть я боюсь,
И часто звуком грешных песен
Я, боже, не тебе молюсь.

Но угаси сей чудный пламень,
Всесожигающий костер,
Преобрати мне сердце в камень,
Останови голодный взор;
От страшной жажды песнопенья
Пускай, творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.

Лермонтов молитва читать

Текст стихотворения Лермонтова «В минуту жизни трудную…» был создан поэтом в 1839 году. Представляет он собой лирический монолог, состоящий из 3 частей. В первой – описывается душевное состояние героя, во второй – чтение им молитвы, в третьей – воздействие этой молитвы.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

Даже странно, что это — Лермонтов: ни горечи, ни иронии, ни сарказма. Мягкая лирическая интонация. И рассказ о самом сокровенном — о молитве, о той минуте, когда человек, не находя опоры в себе, в жизни, обращается к Богу. Что он хочет найти? и что находит? Но прежде чем говорить о смысле этого стихотворения, нам нужно еще раз вспомнить, что слово – не просто словарная единица, не просто обозначение какого-то понятия. В слове аккумулируется не только бытовой, но и культурный, духовный опыт народа. Ничего не зная об этом опыте, мы не сможем правильно воспринять то, о чем рассказывает поэт. Главные слова в этом стихотворении — «молитва чудная», «сила благодатная», «святая прелесть» — связаны с верой, с христианской традицией. Кажется, вам понятно слово благодатная. Но как вы его поняли? То же ли это самое, что «Земля там благодатная»? Значит, благодатная — «хорошая», «несущая благо, довольство»? В словаре почти так и написано. Но для русского верующего человека прошлого века слово это значило неизмеримо больше. Дело в том, что благодать — очень важное в христианском вероучении понятие. Благодать — это божественная сила, помощью которой совершается спасение человека. «Просвещающая» благодать замечательна тем, что она, как дар Бога, может излиться на каждого — независимо от его заслуг и поступков. Она, как говорили, «путеводит всех». Благодать — это обещание спасения души. Для спасения же и божественному дару человек должен прибавить свою веру, свое покаяние. Поэтому сила благодатная — это сила, несущая человеку надежду на спасение. Слово благодатная как бы отмечает кульминацию в лирической композиции стихотворения, знаменует переход от тьмы к свету.

Начало ведь довольно мрачное: трудная минута, в сердце — грусть. Ощущение печали, смуты, тяжести подчеркнуто выразительным глаголом теснится. В такую минуту и обращаются к Богу — «одну молитву чудную твержу я наизусть. » Поэт не называет, какую молитву, он рассказывает нам много, но не все. Тайна остается. Как тайной для самого поэта остается сила воздействия слов молитвы: «есть сила благодатная в созвучье слов живых, и дышит непонятная, святая прелесть в них». Посмотрите, как значимы и выразительны здесь все эпитеты — они несут на себе основную смысловую нагрузку. Если первая строфа — это описание состояния души лирического героя, его обращения к молитве, а вторая — описание силы и прелести живых слов этой молитвы, то третья строфа рассказывает об ответе на молитву, о том, что приносит человеку «сила благодатная»: уходят тоска и томленье, их сменяют вера, надежда, слезы облегчения. Все это касается смысла стихотворения, того, что мы понимаем и воспринимаем умом. Но ведь поэт обращается не только к нашему разуму, но и к нашим чувствам, он хочет, чтобы мы пережили (со-пережили) с ним вместе это движение души от грусти и тоски — к надежде и вере. В его стихе все живет и меняется вместе с этим движением: окраска слов и звуков, ритм. Вы, конечно, заметили антонимичные противопоставления в первой и третьей строфах: трудную — легко, теснится грусть — бремя скатится. От первой к последней строфе меняется и «одежда» слов — звуки. Звуковой фон первой строфы создается повторяющимися «у» (их здесь целых 13!). Как бы вы ни воспринимали этот звук (для некоторых он — темный, ночной),- существование этого звукового фона вы не можете не заметить (ведь даже во всех четырех рифмах — ударный «у»). Трехстопный ямб этого стихотворения в первой строфе тоже самый «тяжелый»: в четырех строках не пропущено ни одно из двенадцати ударений. Но как все преображается под действием «слов живых»! В последней строфе сильнее всего звучат совсем другие гласные — открытые «а», «э»; изменился и ритм: во второй и третьей строках не по три, а по два ударения — строчки стали «легче», они как бы «взлетают». Все это позволяет нам не только понять, но и пережить вместе с поэтом чувство облегчения, покоя, и ощутить почти физически это расстояние — от «до» до «после» молитвы. Даже синтаксические конструкции подчинены общему движению и передают его. Сначала это несколько личных предложений — они описывают состояние души и силу и прелесть (какое замечательное сочетание качеств!) слов, обращенных к Богу. Но глагол в форме 1-го лица всего один — я твержу. Это и есть единственное действие лирического героя: он твердит молитву, он обращается к Богу, — все остальное происходит с ним: действие живых слов, силы благодатной — вне его воли. Две последние итоговые строчки — предложения безличные: и верится (ср.: «я стал верить»), и плачется (ср.: «я плачу»), и — как дважды повторенный заключительный аккорд — так легко, легко (в научной грамматике слова типа легко так и называются — категория состояния). Чуточку внимания к синтаксису — и нам передается авторское ощущение существования двух разных сфер, двух разных полей — человеческого и высшего, божественного. Стихотворение Лермонтова целиком лежит в русле лирической традиции 19 века и бесчисленными нитями связано с поэзией предыдущих и последующих лет. И это тоже нужно знать и помнить, чтобы лучше понять Лермонтова. Как интересно, например, сопоставить «Мне грустно и легко» в любовной лирике Пушкина, где эти два слова слиты воедино, и лермонтовское «легко, легко», которое приходит после молитвы и оставляет грусть где-то далеко. И как не вспомнить афористичные строки Тютчева:

«Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…»

/По статье Т. Злобиной, «Русский язык в школе» / 1994, № 3 /

Михаил Лермонтов: молитва.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Ссылка на основную публикацию