Коневская икона божией матери

Празднование:

История

Этой свя­той ико­ной гре­че­ско­го пись­ма бла­го­сло­вил в 1393 го­ду свя­то­го Ар­се­ния, ос­но­ва­те­ля Ко­нев­ской оби­те­ли (све­де­ния о нем по­ме­ще­ны 12 июня), пре­по­доб­ный Иоанн, игу­мен од­ной из афон­ских оби­те­лей. На­пут­ствуя сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка, он пред­ска­зал, что пре­по­доб­ный Ар­се­ний бу­дет игу­ме­ном но­во­яв­лен­ной оби­те­ли. Жиз­не­опи­са­тель свя­то­го Ар­се­ния Ко­нев­ско­го сви­де­тель­ству­ет об этом со­бы­тии сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Бла­го­сло­ве­ние от него (ар­хи­епи­ско­па Иоан­на) при­ять, оты­де на Но­во­озе­ро (Ла­дож­ское) в Ко­нев­ский ост­ров, и все­лил­ся ту со свя­тою ико­ною, юже при­ят во свя­той го­ре. И со­зда цер­ковь во имя Рож­де­ства Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы и оби­тель».

Пре­по­доб­ный Ар­се­ний по­сто­ян­но чув­ство­вал бла­го­дат­ную по­мощь, ис­хо­див­шую от свя­той ико­ны, о чем сви­де­тель­ству­ет сле­ду­ю­щее со­бы­тие: языч­ни­ки, на­се­ляв­шие ост­ров Ко­не­вец, по­кло­ня­лись огром­но­му ка­мен­но­му идо­лу – «конь-кам­ню». Взяв чу­до­твор­ный об­раз Ца­ри­цы Небес­ной и со­тво­рив усерд­ную мо­лит­ву, пре­по­доб­ный Ар­се­ний со­вер­шил крест­ный ход во­круг кам­ня, из­гнав це­лое ско­пи­ще бе­сов, в ви­де во­ро­нов уле­тев­ших на Вы­борг­ский бе­рег. С тех пор «конь-ка­мень» стал сим­во­лом по­бе­ды хри­сти­ан­ства над язы­че­ством в этих ме­стах, а ико­на по­лу­чи­ла на­зва­ние Ко­нев­ской.

Свя­тая ико­на про­сла­ви­лась мно­ги­ми бла­го­дат­ны­ми зна­ме­ни­я­ми.

Раз­го­рев­ша­я­ся в XVI ве­ке вой­на со Шве­ци­ей за­ста­ви­ла бра­тию Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря вме­сте со свя­той ико­ной пе­ре­се­лить­ся в Нов­го­род­ский Де­ре­вя­ниц­кий мо­на­стырь (про­изо­шло это в 1581 го­ду). В свою оби­тель ино­ки вер­ну­лись лишь в 1595 го­ду, а уже в 1610, в ре­зуль­та­те ак­ти­ви­за­ции во­ен­ных дей­ствий со сто­ро­ны шве­дов, вновь вы­нуж­де­ны бы­ли укры­вать­ся в Де­ре­вя­ниц­ком мо­на­сты­ре, а за­тем – в Тих­вин­ской оби­те­ли. В Нов­го­род­ском мо­на­сты­ре еже­год­но 10 июля со­вер­ша­лось празд­но­ва­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це ра­ди Ее свя­той ико­ны.

3 сен­тяб­ря 1799 го­да, по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Пе­тер­бург­ско­го и Нов­го­род­ско­го Гав­ри­и­ла (1775–1800), свя­ты­ня бы­ла воз­вра­ще­на в Ко­нев­скую оби­тель и по­ме­ще­на в хра­ме во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­на.

В на­ча­ле XIX ве­ка, а имен­но в 1802 го­ду, над мо­ги­лой пре­по­доб­но­го Ар­се­ния был по­стро­ен храм в честь Вве­де­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во храм. Ту­да и был по­ме­щен чу­до­твор­ный об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. То­гда же игу­ме­ном Ила­ри­о­ном бы­ла со­став­ле­на служ­ба Ко­нев­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри. Несколь­ко поз­же над Вве­ден­ским хра­мом по­стро­и­ли но­вый – в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. В ал­та­ре но­во­по­стро­ен­но­го хра­ма по­ме­сти­ли спи­сок с Ко­нев­ской ико­ны.

В 1893 го­ду для чу­до­твор­ной Ко­нев­ской ико­ны был из­го­тов­лен ки­от и че­кан­ная се­реб­ря­ная ри­за.

Со­бы­тия по­сле пер­вой ми­ро­вой вой­ны ока­за­ли боль­шое вли­я­ние на судь­бу как са­мо­го Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря, так и чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Тер­ри­то­рия, на ко­то­рой на­хо­ди­лась Ко­нев­ская оби­тель, ото­шла к Фин­лян­дии, в 1918 го­ду Фин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь ста­ла ав­то­ном­ной. Во вре­мя вто­рой ми­ро­вой вой­ны мо­на­стырь был эва­ку­и­ро­ван в ме­стеч­ко Кей­тель, по­кло­нить­ся Ко­нев­ской свя­тыне при­хо­ди­ли сот­ни пра­во­слав­ных фин­нов. В 1956 го­ду несколь­ко остав­ших­ся в жи­вых мо­на­хов Ко­нев­ской оби­те­ли пе­ре­еха­ли в Но­во­ва­ла­ам­ский мо­на­стырь (Хе­и­на­ве­си). По­сле рас­фор­ми­ро­ва­ния в 1963 го­ду Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря чу­до­твор­ная ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бы­ла от­прав­ле­на в Хель­син­ки, а в 1969 го­ду – в Моск­ву на ре­став­ра­цию. Через год ико­на вер­ну­лась в Но­вый Ва­ла­ам, где на­хо­дит­ся и ныне.

На од­ной сто­роне чу­до­твор­ной Ко­нев­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри – изо­бра­же­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы с Пред­веч­ным Бо­гом­ла­ден­цем, дер­жа­щим в ле­вой ру­ке двух птен­цов го­лу­бя, а с дру­гой – Неру­ко­тво­рен­ный об­раз Спа­си­те­ля. На Афоне ико­на на­зы­ва­лась Ака­фист­ной.

Молитвы

Тропарь Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Коневской», глас 1

Возсия́ нам, я́ко со́лнце светоза́рное, от восто́ка в велеле́пии/ Твоя́, Влады́чице, ико́на,/ озаря́ющи чуде́с сия́нием пресла́вно/ всех, вы́ну приходя́щих к ней с ве́рою и любо́вию,/ и моля́щихся усе́рдно Твоему́, е́же о Сы́не Твое́м и Бо́зе вели́чию./ Сла́ва Бо́гу, Арсе́нием сию́ да́вшему нам,/ сла́ва возврати́вшему от Нова́града,// сла́ва де́йствующему то́ю все́м исцеле́ния.

Перевод: Воссияла нам, как яркое солнце, от востока в великолепии Твоя, Владычица, икона, озаряя дивно сиянием чудес всех, всегда приходящих к ней с верой и любовью, и молящихся с усердием Твоему величию в Сыне Твоем и Боге. Слава Богу, давшему нам эту икону через Арсения, слава Возвратившему ее из Новгорода, слава Подающему через нее всем исцеления.

Кондак Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Коневской», глас 8

Препросла́вленная Вы́шняго Ма́ти созыва́ет к песнопе́нию нас/ Своего́ о́браза прише́ствием от Нова́града/ и возбужда́ет зре́нием того́ на по́двиг,/ побежда́ти сопроти́вных си́лу,/ и к Ней, я́ко на́шея ра́дости вино́вней, пе́ти:// ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Перевод: Превознесенная славой Мать Всевышнего созывает нас к молитвенному песнопению пришествием из Новгорода Своего образа и побуждает его созерцанием на подвиг, побеждать силу врагов, и к Ней, как виновнице нашей радости, воспевать: «Радуйся, Невеста брака не познавшая».

Коневская икона божией матери

Эта древняя икона когда-то была привезена великим православным подвижником, преподобным Арсением, на землю русскую и с тех пор явила много божественных знамений, напоминая людям о бесконечной любви Бога к своему творению — человеку!

История появления божественного образа

Появление иконы на русской земле уходит истоками в древние времена. Согласно историческим записям, этим образом благословил святого Арсения игумен Афонской обители, преподобный Иоанн. В 1393 году игумен в разговоре со своим учеником сообщил, что тот станет настоятелем новой обители. К слову, Арсений несколько лет провёл в Афонской обители, усердно молясь, придерживаясь поста и проводя время в труде.

Коневская икона божией матери

Икона Пресвятой Богородицы «Коневская»

Вернувшись на Русь в Новгород Великий, Арсений сразу отправился к архиепископу за разрешением на возведение монашеской обители. По словам из жизнеописания святого, он всегда ощущал благодать и поддержку от полученной им в дар иконы с ликом Пречистой Девы Марии. В источниках описывается явление изгнания бесов из идола, которому поклонялись на Коневском острове местные язычники. Святой Арсений обошёл Конь-Камень, которому поклонялись жители острова, с иконой, читая молитву.

В тот же час стая чёрных птиц, возникшая из ниоткуда, унеслась на Выборгское побережье. Камень стал символом победы христианской веры над идолопоклонством. А образ Богородицы назвали Коневским.

Даже после смерти преподобного Арсения, обитель, построенная под его предводительством, продолжала охраняться незримой благодатью Божией Матери. В 1573 году в разгар войны со шведским королевством, стены монастыря остались невредимыми. Лёд вокруг острова раскололся, и шведы не смогли подобраться к нему. Когда война между Россией и Швецией возобновилась повторно, в 1577 году монахи вынуждены были переселиться в Новгородский Деревяницкий монастырь, забрав с собой святыню. Тогда много северных земель Россия потеряла. Ещё несколько раз иноки укрывались в других обителях, спасаясь от разрушителей. Лишь в 1766 году монастырь на Коневском острове был полностью восстановлен и монахи вернулись в родные стены. Но икона Богородицы пробыла в Новгороде до 1799 года.

Затем с благословения митрополита образ вернули в Коневский монастырь и поместили в храме святителя Никона. В 1802 году над местом погребения Святого Арсения построили храм в честь Введения Пречистой Богородицы во храм. Сюда же переправили и Коневскую святыню. А после возведения нового храма в честь Рождества Божией Матери, копию иконы поместили в алтаре храма. В конце XIX века для образа сделали киот и чеканную серебряную ризу.

После событий Первой мировой войны, территории с Коневским монастырём отошли к Финляндии. Там до 1940 года икона находилась во Введенском храме. Во время эвакуации монахи неоднократно перевозили образ с собой. А в 1956 году икона попала в монастырь Новый Валаам.

История Коневской иконы Божией Матери

Коневская икона божией матери

Коневская икона Божией матери, называемая также «Голубицкая», имеет легендарное происхождение. История Иконы Богородицы берет свое начало на Афоне, святой горе. В XIV веке образ был привезен в Россию послушником церкви.

Юный церковный служитель Арсений направился на Афон, дабы прожить там в уединении долгие годы и придерживаться строгого поста, вознося молитвы Создателю. Спустя три года он принял решение отправиться обратно в Новгород, дыбы вернуть забытые канонические традиции монашества, обретенные им на священной земле. Настоятель одной из Церквей Афона, Иоанн Задон, дал благословение Арсению на благочестивые деяния и вместе с тем вручил ему икону Богоматери. В напутствии он предрек своему своему послушнику, что станет он вскоре настоятелем православного монастыря.

Сразу после прибытия на родную землю монах отправился к митрополиту Иоанну, чтобы испросить дозвления возвести монастырь. Получив положительный ответ, Арсений направился на остров Коневский, находящийся на Ладожском озере. Вместе с собой он взял и икону Божией Матери. По прошествии некоторого времени там был возведен Рождество-Богородичный монастырь. А образ Богородицы получил свое название по наименованию острова.

Где находится икона

На сегодняшний день списки с Коневской иконы Божией Матери можно обнаружить во многих православных церквях в России и за ее рубежом. Во время войны оригинал иконы перемещали во многие храмы, но в настоящее время она располагается в Новом Валааме, в Хейнявеси в Финляндии. В России образ можно найти в Московской Благовещенской церкви и в городе Торжок, в Воскресенском храме.

Реалии нашей жизни

Друзья и враги

Святыня Финляндии. Икона Коневская Богородица (или Голубицкая икона)

История этой чудотворной иконы связана с житием преподобного Арсения Коневского. Желая видеть высокие образцы иноческих добродетелей и испытать все лишения сурового монастырского подвижничества, он отправился на Афон. Проведя там три года в непрерывных подвигах духовного совершенствования, Арсений решил возвратиться в своё Отечество, чтобы на родине продолжать начатый им путь подвижничества. Игумен одного афонского монастыря, прозорливый старец Иоанн Зидон, благословил его в путь иконой Божией Матери.

Коневская икона божией матери
Св. Арсений Коневский

И вот, сопутствуемый иконой Богородицы, Арсений в 1393 году возвратился в Россию, пришёл в свой родной город Новгород, и вскоре по благословению архиепископа Новгородского Иоанна отправился на поиски места под будущую обитель по реке Волхов в Ладожское озеро или, как оно называлось в старину – Нево-озеро. Осмотрев много островов, подвижник остановился, наконец, на острове, который был известен под именем Коневца. Здесь преподобный Арсений водрузил крест, построил себе келью, а через некоторое время соорудил храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Подвижническая жизнь Арсения привлекла к нему желающих подражать ей, и вскоре на острове возник монастырь, получивший название Коневский .

Коневская икона божией матери
Собор Коневского монастыря (Ленинградская область)

Чудесная помощь Божией Матери Арсению была явлена при самом начале поселения его на острове. От одного рыбака преподобный узнал, что на северо-западной стороне острова находится очень большой камень, который весьма почитается суеверными окрестными жителями. Ежегодно весной они переправляют на этот остров на выпас свой скот, оставляют его без пастуха и забирают обратно глубокой осенью. Отправляясь же со скотом на берег, жители оставляют на острове у священного камня одного коня в жертву духам за сохранение в целости скота. Конь исчезал бесследно, так что на следующую весну не находили даже его останков. Это показывало, что духами — покровителями острова жертва принята. «И доселе, — говорил рыбак, — духи обитают под этим камнем и наводят страх на людей».

Выслушав рассказ рыбака, преподобный Арсений с иконой Богородицы отправился к этому камню и, сотворив молитву, прогнал бесов. Предание говорит, что злые духи, приняв вид воронов, улетели с острова на Выборский берег, в большую губу, которую вскоре местные жители назвали Чёртовой Лахтой. И впоследствии Божия Матерь являла множество чудес от Своей иконы, которая пребывала в соборе Коневского монастыря до 17 века.

Коневская икона божией матери

В смутное время при нашествии на Русь Шведов икону перенесли в Новгородский Деревяницкий монастырь, где она пребывала 188 лет до возвращения в Коневский монастырь.

Чудотворный образ Коневский изображает Богородицу с Предвечным Младенцем, держащим двух (иногда одного) голубиных птенцов . Отсюда второе название иконы, Голубицкая.

Коневская икона божией матери

В настоящее время икона находится в православном Ново-Валаамском монастыре в Финляндии . Это единственный в Финляндии православный мужской монастырь. Он расположен в Хейнявеси.

В 1939 году в связи с эвакуацией в период советско-финской войны около 190 монахов из Валаамского монастыря, были предприняты попытки создания новой православной обители в Восточной Финляндии.

24 июля 1940 года руководством эвакуированного валаамского братства была оформлена сделка на покупку усадьбы XIX века «Папинниеми», принадлежавшей Юрьё Саастомойнену и расположенной в сельской местности Хейнявеси, а выбор места был обусловлен обнаружением в главном здании усадьбы небольшой иконы святых Сергия и Германа Валаамских. Новый монастырь получил названием «Ново-Валаамский», а первая Преображенская церковь была устроена из двух переоборудованных под храм амбаров. В убранстве храма были использованы иконы и утварь, вывезенные с Валаама.

Позднее в состав Ново-Валаамского братства влилась монашеская община эвакуированного Печенгского монастыря (настоятель которого игумен Паисий (Рябов) попал в руки советских спецслужб и 12 декабря 1940 года был расстрелян). В 1956 году в монастырь переселились монахи Коневецкого монастыря , привезя с собой чудотворную Коневскую икону Божией Матери (в настоящее время вместе с Валаамской иконой Богоматери находится в каменном Преображенском соборе обители).

После окончания Второй мировой войны митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков) воссоединил валаамскую братию, включив обитель в юрисдикцию Московского Патриархата. В 1957 году Русская православная церковь вернула монастырь в духовное и административное подчинение Финляндской архиепископии, а часть братии, не принявших введение в монастыре нового стиля, получив разрешение, переехала в Псково-Печерский монастырь.

В 1977 году в связи с празднованием 800-летия православия в Финляндии в монастыре по проекту архитектора Ивана Кудрявцева был построен каменный Преображенский собор.

Основной источник дохода для жизнедеятельности монастыря — туризм и поломничество христиан к Коневской иконе Богородицы . На территории обители возведены несколько гостиниц для туристов и паломников, для этого же приспособлены некоторые старые здания усадьбы. Также доход приносит производство столового вина и запланированное к производству изготовление виски на основе ячменного солода.

Коневская икона божией матери

В год обитель посещает до 15 тысяч паломников из России, что составляет 1/7 всех посетителей. Братия монастыря как русские, так и этнические финны, а так же на рабочих ставках в монастыре трудятся 33 специалиста-мирянина.

Богослужения совершаются по новому стилю.

Эта икона особенно почитается в Финляндской Православной Церкви.

Коневская икона божией матери
Коневская икона Божией Матери. Не позднее XIV в. Ново-Валаамский монастырь

Коневская икона Божией Матери

Эта икона была принесена со Святого Афона преподобным Арсением Коневским в 1393 году. Преподобный Арсений провел три года на Афоне, достойно подвизаясь в подвигах поста и молитвы. По истечении этого срока он решил возвратиться в родной Новгород, чтобы возродить там древние традиции афонского иночества. Игумен одного из афонских монастырей преподобный Иоанн Зидон, напутствуя своего любимого ученика, благословил преподобного Арсения в дорогу чудотворной иконой Божией Матери (на Афоне икона называлась Акафистной) и предсказал ему, что он будет игуменом новоявленной обители.

Возвратившись на Русь, преподобный Арсений пришел в Новгород Великий к архиепископу Новгородскому и Псковскому Иоанну и просил у него разрешения на устроение монастыря. Жизнеописатель преподобного Арсения свидетельствует об этом событии: «Благословение от него (архиепископа Иоанна) прият, отыде на Новоозеро (Ладожское) в Коневский остров, и вселился ту со святою иконою, юже прият во святой горе. И созда церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы и обитель».

С самого начала своих иноческих подвигов на Коневском острове преподобный Арсений постоянно чувствовал благодатную помощь, исходившую от святой иконы. Свидетельством этому является следующее событие. Языческое население этого острова суеверно поклонялось огромному каменному идолу — «конь-камню». Преподобный Арсений с чудотворным образом Богоматери совершил крестный ход вокруг этого камня и, сотворив усердную молитву, изгнал целое скопище бесов, которые, приняв вид воронов, улетели на Выборгский берег. С тех пор «конь-камень» стал символом победы христианства над язычеством в этих местах, а икона получила название Коневской.

После блаженной кончины преподобного Арсения 12 июня 1447 года Матерь Божия продолжала благоволить к Своей обители, являя многие знамения Своей помощи. Так, например, в 1573 году Коневская обитель невидимым предстательством Божией Матери была спасена от нашествия шведов. Опустошая Карелию, шведы хотели разграбить Коневский монастырь, но неожиданно разразилась сильная буря, которая взломала лед вокруг Коневского острова, так что шведы не могли пройти по нему, и обитель осталась невредимой.

В 1577 году началась длительная война России со Швецией. Неподготовленность России к войне вскоре привела к потере всех ее северо-западных земель. Опасаясь нападения шведов, братия Коневского монастыря вместе со святой иконой в 1581 году переселилась на жительство в Новгородский Деревяницкий монастырь. В 1595 году, когда опасность миновала, иноки вернулись в обитель. В 1610 году в результате активизации военных действий со стороны шведов иноки Коневской обители вновь вынуждены были укрываться в Деревяницком монастыре, а затем — в Тихвинской обители. Только в 1766 году, после окончательной победы над Швецией, Коневский монастырь был восстановлен. Но чудотворная икона Божией Матери оставалась в Новгороде до 1799 года. Новгородцы установили Ей ежегодное празднование 10 июля. 3 сентября 1799 года, по благословению митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Гавриила, при игумене Коневской обители Варфоломее афонская святыня была возвращена в Коневскую обитель и поставлена в храме во имя святителя Никона.

Начало XIX века — время процветания Коневской обители. В 1802 году над могилой преподобного Арсения был построен храм в честь Введения Пресвятой Богородицы во храм. Туда перенесли и Коневскую святыню. Несколько позже над этим храмом построили новый — в честь Рождества Божией Матери. В алтаре нового храма поместили список с Коневской иконы. С древней греческой иконы были сделаны и другие списки; один из них находился в Благовещенском храме Московского Кремля, а другой — в Воскресенском храме города Торжка. От этих списков, как и от самой иконы, совершались чудесные исцеления всех, с верою притекающих к покрову и заступлению Божией Матери.

В начале XIX века игуменом Иларионом была написана служба Коневской иконе Божией Матери. Указом Святейшего Синода праздники в честь преподобного Арсения и Коневской иконы Божией Матери, 12 июня и 10 июля, были внесены в церковный календарь 1819 года. В 1893 году для чудотворной Коневской иконы был изготовлен киот и чеканная серебряная риза.

После первой мировой войны территория, на которой находился Коневский монастырь, отошла к Финляндии, а в 1918 году Финская Православная Церковь стала автономной. Эти события оказали огромное влияние на жизнь монастыря. Коневская святыня находилась в Введенском храме [1] обители до 1940 года, когда в связи с военными событиями монастырь эвакуировался, братия Коневского монастыря поселилась на ферме Хиекка в местечке Кейтеле. Сюда же привезли и икону Божией Матери. На поклонение иконе приходили сотни православных финнов. В 1956 году несколько оставшихся в живых монахов Коневского монастыря переехали в Хейнявеси, в монастырь Новый Валаам. В 1963 году Коневский монастырь был расформирован, Коневскую святыню отправили в Хельсинки, а в 1969 году — в Москву на реставрацию. Через год икона вернулась в Новый Валаам, где находится и ныне.

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Возсия нам, яко солнце светозарное от востока в велелепии,/ Твоя, Владычице, икона,/ озаряющи чудес сиянием преславно/ всех, выну приходящих к ней с верою и любовию/ и молящихся усердно Твоему, еже о Сыне Твоем и Бозе, величию./ Слава Богу, Арсением сию давшему нам,/ слава возвратившему от Новаграда,/ слава Действующему тою всем исцеления.

Кондак, глас 8

Препрославленная Вышняго Мати созывает к песнопению нас/ Своего образа пришествием от Новаграда/ и возбуждает зрением того на подвиг,/ побеждати сопротивных силу,/ и к Ней, яко нашея радости виновней, пети:/ радуйся, Невесто Неневестная.

О, Всемилостивая Госпоже, Дево Богородице! Вонми смиренному молению моему, и сокрушенно ныне предстоящаго образу Твоему услыши глас. Вем бо, о, Содетеля моего Мати, яко Ты предстательство христиан непостыдное и ходатайство ко Творцу непреложное. Вем и сие, яко Беззакония моя превзыдоша главу мою, и яко бремя тяжкое отяготеша на мне, и уже несмь достоин видети высоту небесную, ниже воззрети ко Престолу славы Сына Твоего и Бога нашего, но достоин мук и вечнаго осуждения. Сего ради к Тебе (со предстоящими купно) припадаю, Тя прошу умиленно, к Тебе со слезами взываю: сотвори к Нему матернее Твое моление, да не отвержет нас, грешных, от лица Своего: но яко Милостив, да простит нам согрешения наша вольная и невольная, на путь спасения наставляя нас, и свыше силою укрепляя к творению заповедей Своих святых. Да сохранит нас от соблазнов мира, от вожделений греховных, от козней диавольских, и от нападения видимых врагов. Да благословит дела рук наших, подавая обители сей и всякому граду и стране обилие благ земных: Да сотворит нам дни благи и безмятежны: да оградит миром Церковь Свою святую, и разстоящая да соединит той, яко благ Господь, Долготерпелив и Многомилостив, от всея твари со Отцем и Святым Духом славимый во веки веков. Аминь.

(10 / 23 июля)

Пред иконой Пресвятой Богродицы «Коневская» молятся об исцелении от беснования, болезней глаз и слепоты, от паралича и расслабления.

Молитва ко Пресвятой Богородице пред Ее иконою «Коневская»

О Всемилостивая Госпоже Дево Богородице! Вонми смиренному молению моему и сокрушенно ныне предстоящаго образу Твоему услыши глас. Вем бо, о Содетеля моего Мати, яко Ты еси предстательство христиан непостыдное и ходатайство ко Творцу непреложное. Вем и сие, яко беззакония моя превзыдоша главу мою и, яко бремя тяжкое, отяготеша на мне, и уже несмь достоин видети высоту Небесную, ниже воззрети ко Престолу славы Сына Твоего и Бога нашего, но достоин мук и вечнаго осуждения. Сего ради к Тебе (со предстоящими купно) припадаю, Тя прошу умиленно, к Тебе со слезами взываю: сотвори к Нему матернее Твое моление, да не отвержет нас, грешных, от лица Своего, но, яко Милостив, да простит нам согрешения наша вольная и невольная, на путь спасения наставляя нас и свыше силою укрепляя к творению заповедей Своих святых. Да сохранит нас от соблазнов мира, от вожделений греховных, от козней диавольских и от нападения видимых врагов. Да благословит дела рук наших, подавая обители сей и всякому граду и стране обилие благ земных. Да сотворит всем нам дни благи и безмятежны, да оградит миром Церковь Свою святую и разстоящая да соединит той, яко Благ Господь, Долготерпелив и Многомилостив, от всея твари со Отцем и Святым Духом славимый во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 1
Возсия нам, яко солнце светозарное от востока в велелепии, Твоя, Владычице, икона, озаряющи чудес сиянием преславно всех, выну приходящих к ней с верою и любовию и молящихся усердно Твоему, еже о Сыне Твоем и Бозе, величию. Слава Богу, Арсением сию давшему нам, слава возвратившему от Новаграда, слава действующему тою всем исцеления.

Кондак, глас 8
Препрославленная Вышняго Мати созывает к песнопению нас Своего образа пришествием от Новаграда и возбуждает зрением того на подвиг, побеждати сопротивных силу, и к Ней, яко нашея радости виновней, пети: радуйся, Невесто Неневестная.

Величание
Величаем Тя, Пресвятая Дево, Богоизбранная Отроковице, и чтим образ Твой святый, имже точиши исцеления всем, с верою притекающим.

…Два конца нити удерживают голубя, третий – в руке Младенца-Отрока.

«Вервь треплетена не расторгнется» (Еккл.4:12). Во Христе, Сыне Отчем, Духом явлена миру Троица, Троичная тайна любви Великого Бога…

Вот Он – Сын Превечного Отца, Сын Мариин, отпускающий на свободу голубку из «Ковчега, позлащенного Духом» (Акафист Богоматери) – из глубин выносившей Его под сердцем Матери Девы, вот Он — Новый Ной. Покой ногам голубя (Быт.8:9)– здесь же, рядом с дланью Сына, которую Он «даст на раны».

Сам Он – Та Самая Жертва, которая позволяет крыльям Духа раскинуться над водами, окружающими остров – и Коневец, и любой остров, ибо Он, Сын Отчий – упование островов (Ис.42:4). Он упование и Церкви Своей по всей вселенной, и упование каждой души, «которая есть Церковь во всяком народе» (сщмч. Ириней Лионский).

Коневская икона божией матери

Коневская Голубицкая икона Божией Матери

Ему, лишь Ему – Долгожданному –
Песни в тысячи слов.
И светлому, и желанному
Упованию островов –

Не Весты покров нетронутый,
Исиды цветной убор,
Доспехов Афины золото,
Полей Деметры простор, —

Из трав полевых – лишь лилию
Избрал Он в жилище и кров,
Из всех птиц небесных – горлицу,
Упование островов.

Его кровь окропит свободные крылья голубя, и «пусть он летает» (преп. Макарий Египетский).

Он, Сын Божий и Сын Человеческий – очищение Церкви Своей, в бедности приносящей «двух птенцов голубиных» (Лев.12:8; Лк.2:22–24).

«Все любомудрствующие, и закон и Апостолы, и пришествие Христово имеют целью очищение. Всякий человек, и Иудей и Эллин, любит чистоту, но не может сделаться чистым. Поэтому надобно доискаться, как и какими средствами можно достигнуть сердечной чистоты. Не иначе возможно это, как с помощью Распятого за нас. Он есть путь, жизнь, истина, дверь, жемчужина, живой и небесный хлеб» (преп. Макарий Египетский).

Сам же Христос – Жертва и Жрец, Приносяй и Приносимый, Единственный у Матери Своей, у Возлюбленной Своей. Ризы Его напоминают и оперение птицы, и ломоть белого, свежеиспеченного хлеба – не ножом отрезанного, но разломанного, как и Он преломил хлеб, благословляя в ночь, в которую был предан, а, вернее – Сам отдал Себя за жизнь мира… Ризы Его льются потоком, словно золотое вино нового века, вино Царствия, образуя фигуру чаши, что держит Богородица – Церковь Его. Вино и чаша неразделимы.

Церковь Его хранит Его тайну в сердце Своем – на некоторых изводах чаша образует собой сердце. Сердце Церкви – Евхаристия, Хлеб и Вино Царствия.

Покров Богородицы, Которая есть образ Церкви – белый, как пронизанная Духом плоть Христа Воскресшего, Духом соткавшаяся во чреве Богородицы…

«Душе, истинно во Христа верующей, должно из нынешнего порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и нынешнее уничиженное естество изменить в естество иное, божественное, и сделаться естеством новым при содействующей силе Св. Духа, и тогда может она стать благопотребной для небесного царства. Достигнуть же сего возможно только нам, которые веруем, истинно любим Его и исполняем все святые заповеди Его.

Если при Елисее дерево, по природе на воде легкое, будучи брошено в воду, вынесло на себе железо, по природе тяжелое, то тем паче Господь сюда еще пошлет легкого, подвижного, благого и небесного Духа Своего, и Им душу, погрязшую в водах лукавства, облегчит, окрылит, вынесет в небесные высоты, претворит и применит собственное её естество.

Как тело без души мертво и не может ничего делать, так без небесной души, без Духа Божья и душа мертва для царства и без Духа не может делать того, что Божье.

Посему кто старается уверовать и прийти к Господу, тому надлежит молиться, чтобы здесь еще приять ему Духа Божья, потому что Он есть жизнь души, и для того было пришествие Господа, чтобы здесь еще дать душе жизнь — Духа Святого» (преп. Макарий Египетский).

Коневская икона божией матери

Иконы в часовне на Конь-камне

Икона с острова, где в жертву бесконечно приносили коней, являет нам образ Жертвы единожды принесенной за всех… За жизнь мира.

Два воробья, оцененные медью.
Дальнее небо.
Цепью – созвездья.

Долы и холмы,
и песни, и крины.
Жертва живая
птенцов голубиных.

Снега хранилища,
ливней исходы.
Кровь –
окропление перьев свободы.

Радуйтесь с Ним обретению драхмы!
Радуйтесь с Ним –
Он живой,
хоть и заклан

здесь, на помосте,
а не под кровом,
Крест
рассекает
эоны эонов,

Этой свя­той ико­ной гре­че­ско­го пись­ма бла­го­сло­вил в 1393 го­ду свя­то­го Ар­се­ния, ос­но­ва­те­ля Ко­нев­ской оби­те­ли (све­де­ния о нем по­ме­ще­ны 12 июня), пре­по­доб­ный Иоанн, игу­мен од­ной из афон­ских оби­те­лей. На­пут­ствуя сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка, он пред­ска­зал, что пре­по­доб­ный Ар­се­ний бу­дет игу­ме­ном но­во­яв­лен­ной оби­те­ли. Жиз­не­опи­са­тель свя­то­го Ар­се­ния Ко­нев­ско­го сви­де­тель­ству­ет об этом со­бы­тии сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Бла­го­сло­ве­ние от него (ар­хи­епи­ско­па Иоан­на) при­ять, оты­де на Но­во­озе­ро (Ла­дож­ское) в Ко­нев­ский ост­ров, и все­лил­ся ту со свя­тою ико­ною, юже при­ят во свя­той го­ре. И со­зда цер­ковь во имя Рож­де­ства Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы и оби­тель».

Пре­по­доб­ный Ар­се­ний по­сто­ян­но чув­ство­вал бла­го­дат­ную по­мощь, ис­хо­див­шую от свя­той ико­ны, о чем сви­де­тель­ству­ет сле­ду­ю­щее со­бы­тие: языч­ни­ки, на­се­ляв­шие ост­ров Ко­не­вец, по­кло­ня­лись огром­но­му ка­мен­но­му идо­лу – «конь-кам­ню». Взяв чу­до­твор­ный об­раз Ца­ри­цы Небес­ной и со­тво­рив усерд­ную мо­лит­ву, пре­по­доб­ный Ар­се­ний со­вер­шил крест­ный ход во­круг кам­ня, из­гнав це­лое ско­пи­ще бе­сов, в ви­де во­ро­нов уле­тев­ших на Вы­борг­ский бе­рег. С тех пор «конь-ка­мень» стал сим­во­лом по­бе­ды хри­сти­ан­ства над язы­че­ством в этих ме­стах, а ико­на по­лу­чи­ла на­зва­ние Ко­нев­ской.

Свя­тая ико­на про­сла­ви­лась мно­ги­ми бла­го­дат­ны­ми зна­ме­ни­я­ми.

Раз­го­рев­ша­я­ся в XVI ве­ке вой­на со Шве­ци­ей за­ста­ви­ла бра­тию Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря вме­сте со свя­той ико­ной пе­ре­се­лить­ся в Нов­го­род­ский Де­ре­вя­ниц­кий мо­на­стырь (про­изо­шло это в 1581 го­ду). В свою оби­тель ино­ки вер­ну­лись лишь в 1595 го­ду, а уже в 1610, в ре­зуль­та­те ак­ти­ви­за­ции во­ен­ных дей­ствий со сто­ро­ны шве­дов, вновь вы­нуж­де­ны бы­ли укры­вать­ся в Де­ре­вя­ниц­ком мо­на­сты­ре, а за­тем – в Тих­вин­ской оби­те­ли. В Нов­го­род­ском мо­на­сты­ре еже­год­но 10 июля со­вер­ша­лось празд­но­ва­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це ра­ди Ее свя­той ико­ны.

3 сен­тяб­ря 1799 го­да, по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Пе­тер­бург­ско­го и Нов­го­род­ско­го Гав­ри­и­ла (1775–1800), свя­ты­ня бы­ла воз­вра­ще­на в Ко­нев­скую оби­тель и по­ме­ще­на в хра­ме во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­на.

В на­ча­ле XIX ве­ка, а имен­но в 1802 го­ду, над мо­ги­лой пре­по­доб­но­го Ар­се­ния был по­стро­ен храм в честь Вве­де­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во храм. Ту­да и был по­ме­щен чу­до­твор­ный об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. То­гда же игу­ме­ном Ила­ри­о­ном бы­ла со­став­ле­на служ­ба Ко­нев­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри. Несколь­ко поз­же над Вве­ден­ским хра­мом по­стро­и­ли но­вый – в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. В ал­та­ре но­во­по­стро­ен­но­го хра­ма по­ме­сти­ли спи­сок с Ко­нев­ской ико­ны.

В 1893 го­ду для чу­до­твор­ной Ко­нев­ской ико­ны был из­го­тов­лен ки­от и че­кан­ная се­реб­ря­ная ри­за.

Со­бы­тия по­сле пер­вой ми­ро­вой вой­ны ока­за­ли боль­шое вли­я­ние на судь­бу как са­мо­го Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря, так и чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Тер­ри­то­рия, на ко­то­рой на­хо­ди­лась Ко­нев­ская оби­тель, ото­шла к Фин­лян­дии, в 1918 го­ду Фин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь ста­ла ав­то­ном­ной. Во вре­мя вто­рой ми­ро­вой вой­ны мо­на­стырь был эва­ку­и­ро­ван в ме­стеч­ко Кей­тель, по­кло­нить­ся Ко­нев­ской свя­тыне при­хо­ди­ли сот­ни пра­во­слав­ных фин­нов. В 1956 го­ду несколь­ко остав­ших­ся в жи­вых мо­на­хов Ко­нев­ской оби­те­ли пе­ре­еха­ли в Но­во­ва­ла­ам­ский мо­на­стырь (Хе­и­на­ве­си). По­сле рас­фор­ми­ро­ва­ния в 1963 го­ду Ко­нев­ско­го мо­на­сты­ря чу­до­твор­ная ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бы­ла от­прав­ле­на в Хель­син­ки, а в 1969 го­ду – в Моск­ву на ре­став­ра­цию. Через год ико­на вер­ну­лась в Но­вый Ва­ла­ам, где на­хо­дит­ся и ныне.

На од­ной сто­роне чу­до­твор­ной Ко­нев­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри – изо­бра­же­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы с Пред­веч­ным Бо­гом­ла­ден­цем, дер­жа­щим в ле­вой ру­ке двух птен­цов го­лу­бя, а с дру­гой – Неру­ко­тво­рен­ный об­раз Спа­си­те­ля. На Афоне ико­на на­зы­ва­лась Ака­фист­ной.

Коневская икона божией матери

Согласно тексту Жития, Арсений, инок новгородского Лисицкого (Лисичьего) в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря, совершил паломничество на Афон, где провел 3 года. Когда он пожелал вернуться домой и основать на сев. землях обитель во имя Пресв. Богородицы, игум. Иоанн вручил Арсению «Устав Святой горы» и по древней афонской традиции благословил иконой Божией Матери, «которую и доныне в обители блаженного все видят, называемую Святогорская» (Житие. 2005. С. 162-163). В 1393/94 г. Арсений возвратился с иконой в Новгород и основал мон-рь на о-ве Коневец на оз. Нево (Ладожское). Память о Лисицком мон-ре сохранилась в посвящении возведенной в 1398 г. ц. Рождества Пресв. Богородицы (НовгорЛет. С. 233), а поставленная в ней афонская икона Божией Матери служила залогом процветания обители. Автор Жития не описывает ее вид и извод, но называет икону по месту происхождения «Святогорская»; он также не говорит о ней как о чудотворной. Прп. Варлаам в Житии подчеркивает, что именно эта икона находилась на Коневце в годы его игуменства (в сер. XV в.): «. доныне в своей обители сохранили Божией благодатью целой и невредимой» (Житие. 2005. С. 154-155). Автор неоднократно упоминает древний образ Богоматери и всякий раз отмечает его происхождение со Св. Горы: видимо, в мон-ре были и др. Богородичные иконы. Однако именно К. и. участвует в молебнах вне храма, что подтверждает первоначальную функцию образа как иконы «личного моления» (а возможно, и ее процессионное назначение): «…взяв икону Пречистой Богородицы, принесенную от Святой горы, которой благословил его святогорский игумен Иоанн. и пошли они к камню, и пели молебен Пресвятой Богородице» (Там же. С. 166-167); «…блаженный Арсений повелел облачить его в священническую одежду, и взял икону Пресвятой Богородицы, которую принес со Святой горы, и пошли на то место, и обошли его, начертав монастырь, как было ему явлено» (Там же. С. 174-175). Традиция именования иконы «Святогорская» сохранялась и впосл., о чем свидетельствует надпись на дощечке, к-рая была прикреплена сначала к чудотворной К. и., находившейся в XVII-XVIII вв. в иконостасе ц. в честь Воскресения Господня в Деревяницком в честь Воскресения Христова монастыре близ Новгорода (освящена в 1699/1700), а после возвращения ее на Коневец в 1799 г.- на сделанном тогда же и оставленном здесь списке: «. в нем же и образ сей пресвятой Богородици Святогорския и около ея кондаки и икосы» — указанный извод был характерен для афонских икон Богоматери Акафистной, напр. для чудотворного образа мон-ря Хиландар (Акафистная Хиландарская икона Божией Матери).

Неизвестно, насколько иконография чудотворного образа, получившего распространение в эпоху позднего средневековья с названием «Богоматерь Коневская», соотносится с иконографией принесенной прп. Арсением древней иконы (возможно, не сохр.). Ее повторения XVI в., происходящие с разных земель, позволяют говорить о существовании устойчивого извода образа, почитаемого на Коневце.

Коневская икона божией матери

Коневская икона божией матери

С деятельностью мастеров Новгородского архиеп. Макария (1526-1542) связано появление в монастыре шитой пелены с изображением К. и. (Музей Православной Церкви в г. Куопио, Финляндия). Сложная композиция, дополненная сценами «Благовещение» и «Распятие», а также крупными полуфигурами апостолов Петра и Павла по замыслу близка к изображению на иконе из Музея русской иконы в Москве. Шитую пелену окаймляет текст покаянного Богородичного тропаря 4-го гласа: «К Богородици. притецемъ грешни. » Исторических сведений о вкладе пелены в мон-рь не сохранилось, но сложная композиция и особенности шитья говорят о том, что она задумывалась как вкладное произведение, предназначенное для Коневской обители.

Коневская икона божией матери

Коневская икона божией матери

Коневская икона божией матери

Наименование иконы «Коневская» встречается впервые в описи 1641 г. Троице-Сергиевой лавры. Здесь находилось неск. памятников с такой иконографией: в Троицком соборе на тябле слева от царских дверей над местными иконами «образ пречистые Богородицы Коневской, в киоте, оклад серебрян, чеканной, на полях в семи местах святые резные, венец и коруна чеканные» (СПГИАХМЗ. № 289. Л. 29), под ней пелена той же иконографии; в Успенском соборе «по левую сторону от царских дверей против левого крылоса местных образов… образ пречистые Богородицы Коневской писан на празелени» (Там же. Л. 219); в надвратной ц. прп. Сергия Радонежского «на столпе против левого столпа образ пречистые Богородицы Коневские» (Там же. Л. 263). С тем же названием («Коневская») упоминается образ Божией Матери в описях имущества др. обителей, напр. в Успенском соборе Тихвинского мон-ря, где рядом с чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери над местными «настолпными» образами размещался «в киоте образ пречистые Бдцы Коневские, обложен серебром басменным, золоченым». (СПб ФИРИ РАН. Ф. 132. Оп. 2. Д. 606. 1689 г. Л. 24). Очевидно, что всплеск почитания К. и. был обусловлен историческими событиями последнего этапа Ливонской войны, когда икона Богоматери с Ладоги и из Тихвинского мон-ря стали святынями-заступницами Русской земли от швед. агрессоров. К нач. 90-х гг. XVI в., когда появились первые списки К. и., Корельская земля была возвращена России. А. А. Силкин обратил внимание, что в мирном решении военного конфликта большую роль сыграл Борис Феодорович Годунов, выжидательной политикой добившийся возвращения Московскому гос-ву всех утраченных в ходе Ливонской войны земель. Этим может объясняться появление К. и. на памятниках, вложенных членами его семейства в рус. мон-ри. Так, по донесению боярина Бориса Годунова в 1597 г. царь Феодор Иоаннович дал грамоту с повелением разоренный Коневский мон-рь «своею царьскою казною церкви и трапезу устроити» ( Кадыкин П. Ф., Шляпкин И. А. Летопись и акты Новгородского Воскресенского Деревяницкого мон-ря, 1335-1839 гг. СПб., 1911. С. 17-18).

Судя по дошедшим до нас иконам 1-й пол. XVII в., К. и. получила наибольшее распространение в мон-рях: одна из реплик нач. XVII в. происходит из Соловецкой обители, другая — из Толгского (или Спасского) мон-ря близ Ярославля (ЯХМ; Маленькие шедевры больших мастеров. С. 16-17). Возможно, все они были боярскими вкладами. Нек-рые отступления от прототипа, в основном выразившиеся в цветовом решении, объясняются не прямым копированием святыни, а использованием бумажных прорисей.

В 1577-1589/99 гг. и повторно в 1610 г. братия Коневского мон-ря была вынуждена «со всем своим церковным строением и образами» перебраться в Деревяницкий мон-рь, поскольку правительство боярина Василия Шуйского уступило Швеции всю Корельскую землю. К. и. на долгие десятилетия суждено было стать святыней этой обители. Часть монахов нашли приют в Тихвинском мон-ре, что объясняет появление там в XVII в. списка К. и. Только в ходе Сев. войны территория Приладожья была возвращена России, и мон-рь на о-ве Коневец начал возобновляться. В 1-й деревянной ц. свт. Николая Чудотворца, освященной в 1719 г., слева от царских врат стоял список «иконы Пресвятыя Богородицы Святогорския» (Книги переписные церковные из Кексгольмскаго у. 1897. С. 305-306). Сама чтимая К. и. оставалась в Новгороде до кон. XVIII в.

Аудио

Здравствуйте, дорогие телезрители! Сегодня, 23 июля, Православная Церковь совершает празднование в честь Коневской иконы Божией Матери.

Этой святой иконой греческого письма благословил в 1393 году святого Арсения, основателя Коневской обители, преподобный Иоанн, игумен одной из афонских обителей. Напутствуя своего любимого ученика, он предсказал, что преподобный Арсений будет игуменом новоявленной обители. Жизнеописатель святого Арсения Коневского свидетельствует об этом событии следующим образом: «Благословение от него (архиепископа Иоанна) приять, отыде на Новоозеро (Ладожское) в Коневский остров, и вселился ту со святою иконою, юже прият во святой горе. И созда церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы и обитель».

Преподобный Арсений постоянно чувствовал благодатную помощь, исходившую от святой иконы, о чем свидетельствует следующее событие: язычники, населявшие остров Коневец, поклонялись огромному каменному идолу – «конь-камню». Взяв чудотворный образ Царицы Небесной и сотворив усердную молитву, преподобный Арсений совершил крестный ход вокруг камня, изгнав целое скопище бесов, в виде воронов улетевших на выборгский берег. С тех пор «конь-камень» стал символом победы христианства над язычеством в этих местах, а икона получила название Коневской.

Святая икона прославилась многими благодатными знамениями.

Разгоревшаяся в XVI веке война со Швецией заставила братию Коневского монастыря вместе со святой иконой переселиться в Новгородский Деревяницкий монастырь (произошло это в 1581 году). В свою обитель иноки вернулись лишь в 1595 году, а уже в 1610-м, в результате активизации военных действий со стороны шведов, вновь вынуждены были укрываться в Деревяницком монастыре, а затем – в Тихвинской обители. В Новгородском монастыре ежегодно 10 июля совершалось празднование в честь Пресвятой Богородицы, ради Ее святой иконы.

3 сентября 1799 года, по благословению митрополита Петербургского и Новгородского Гавриила (1775–1800), святыня была возвращена в Коневскую обитель и помещена в храме во имя святителя Никона.

В начале XIX века, а именно в 1802 году, над могилой преподобного Арсения был построен храм в честь Введения Пресвятой Богородицы во храм. Туда и был помещен чудотворный образ Пресвятой Богородицы. Тогда же игуменом Иларионом была составлена служба Коневской иконе Божией Матери. Несколько позже над Введенским храмом построили новый – в честь Рождества Пресвятой Богородицы. В алтаре новопостроенного храма поместили список с Коневской иконы.

В 1893 году для чудотворной Коневской иконы был изготовлен киот и чеканная серебряная риза.

События после Первой мировой войны оказали большое влияние на судьбу как самого Коневского монастыря, так и чудотворной иконы Божией Матери. Территория, на которой находилась Коневская обитель, отошла к Финляндии, в 1918 году Финская Православная Церковь стала автономной. Во время Второй мировой войны монастырь был эвакуирован в местечко Кейтель. Поклониться Коневской святыне приходили сотни православных финнов. В 1956 году несколько оставшихся в живых монахов Коневской обители переехали в Нововалаамский монастырь (Хейнявеси). После расформирования в 1963 году Коневского монастыря чудотворная икона Пресвятой Богородицы была отправлена в Хельсинки, а в 1969 году – в Москву на реставрацию. Через год икона вернулась в Новый Валаам, где находится и ныне.

На одной стороне чудотворной Коневской иконы Богоматери – изображение Пресвятой Богородицы с Предвечным Богомладенцем, держащим в левой руке двух птенцов голубя, а с другой – Нерукотворенный образ Спасителя. На Афоне икона называлась Акафистной.

Дорогие братья и сестры, сегодня также совершается память святых:

мчч. 45 в Никополе Армянском;

прп. Антония Печерского, Киевского, начальника всех русских монахов (1073);

прп. Силуана, схимника Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV);

прпп. пустынников египетских, огнем и дымом уморенных (ок. 398);

прпп. Евмения (1920) и Парфения (1905) Гортинских;

сщмчч. Александра Попова, Василия Победоносцева, Петра Зефирова и Стефана Луканина, пресвитеров, Георгия Бегмы и Нестора Гудзовского, диаконов (1918).

Всех, кто носит имена святых, прославляемых Церковью сегодня, я сердечно и тепло поздравляю с днем тезоименитства! Благожелаю вам от Господа мира душевного, здравия телесного и всесильной помощи во всех добрых делах и благих начинаниях по молитвам ваших небесных покровителей. Будьте Богом хранимы! Многая вам и благая лета!

Иеромонах Димитрий (Самойлов),
насельник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры

Ссылка на основную публикацию